Сколько лет люди живут со спидом: КРОИ 2020: Одинаковая продолжительность жизни, как и у ВИЧ-негативной популяции, но гораздо меньше лет хорошего здоровья, 16 марта 2020

Содержание

КРОИ 2020: Одинаковая продолжительность жизни, как и у ВИЧ-негативной популяции, но гораздо меньше лет хорошего здоровья, 16 марта 2020

Одинаковая продолжительность жизни, как и у ВИЧ-негативной популяции, но гораздо меньше лет хорошего здоровья

И снова, исследование продолжительности жизни показали, что ВИЧ-позитивные лица, своевременно начинающие прием антиретровирусной терапии(АРВТ)и имеющие полный доступ к медицинскому обслуживанию, живут так же долго как и их ВИЧ-негативные сверстники. Однако исследователи выявили, что на протяжении многих лет жизненного периода ВИЧ-позитивные люди сталкиваются с дополнительными проблемами здоровья; сопутствующие заболевания у них возникают в среднем на 16 лет раньше, чем у ВИЧ-негативных лиц.

Результаты этого исследования были представлены на конференции по ретровирусам и оппортунистическим на инфекциям (КРОИ 2020) на прошлой неделе. Презентация этого исследования проводилась в режиме онлайн по причине отмены непосредственной встречи делегатов конференции в Бостоне ввиду угрозы эпидемии коронавируса (COVID-19).

Исследование специально проводилось среди лиц, имеющих доступ к медицинскому обслуживанию — все участники исследования были застрахованы компанией «Kaiser Permanente» — поставщиком страховых и медицинских услуг в штате Калифорния, Вирджиния, Мэриленд и в округе Колумбия.

Данные были получены от 39 000 ВИЧ-позитивных и 387 767 ВИЧ-негативных участников. Каждый ВИЧ-инфицированный участник в этом исследовании сопоставлялся с десятью ВИЧ-негативными представителями схожими по полу, возрасту, этнической происхождению и году зачисления в исследование.

Результаты показали неуклонный рост средней продолжительности жизни ВИЧ-инфицированных лиц в течение периода исследования (с 2000 по 2016 г.). В то время как в 2000 году продолжительность жизни ВИЧ-инфицированных лиц в среднем была на 22 года короче, чем у ВИЧ-негативных лиц, к 2016 году этот разрыв сократился до 9 лет. К 2016 г., при начале АРВТ при уровне CD4-лимфоцитов выше 500, продолжительность жизни ВИЧ-инфицированных лиц даже немного превышала продолжительность жизни ВИЧ-негативной популяции.

Исследователи также приняли во внимание такие факторы, как хронические заболевания печени (включая гепатит B и C), почек, легких, сердечно-сосудистой системы, диабет и злокачественные новообразования.

Они обнаружили, что несмотря на сравнительно одинаковую продолжительность жизни ВИЧ-позитивных и ВИЧ-негативных лиц, период «здоровой» жизни ВИЧ-инфицированных лиц был значительно короче. В период с 2014 по 2016, ожидалось, что 21-летний ВИЧ-инфицированный представитель проживет без вышеперечисленных сопутствующих заболеваний до 36-летнего возраста, в то время как ВИЧ-негативный сверстник проживет без них до 52 лет. Манифестация заболеваний печени у ВИЧ-инфицированных лиц возникала на 24 года раньше, заболевания почек на 17 лет раньше, а болезни легких — на 16 лет раньше ВИЧ-негативных представителей.

Ограничивающий фактор этого исследования заключался в том, что ВИЧ-инфицированные лица, как правило, обращались за медицинской помощью регулярно и проходили обследование на наличие сопутствующих заболеваний чаще, чем другие люди. Что в результате могло привести к более раннему выявлению хронических заболеваний.

Тематические ссылки


Медицинские работники общин работают с ВИЧ-инфицированными матерями. Бэйлор Коллеж Медицинского Детского Фонда Малави / Робби Флик. Лицензия Творческих Изображений.

Исследование «SEARCH» выявляет, что стратегия всеобщего тестирования и лечения «тестируй — лечи» снижает число случаев ВИЧ-инфекции у новорожденных

Широкомасштабная кампания «тестируй — лечи» в Кении и Уганде привела к снижению случаев передачи ВИЧ-инфекции от матери ребенку и к уменьшению числа детей с ВИЧ-инфекцией к концу исследования. Результаты исследования «SEARCH» были представлены на КРОИ 2020.

В ходе исследования все общины были разделены на провинции, в которых оказывались стандартные услуги ВИЧ-специализированной помощи, и провинции, в которых проводились интенсивные меры всеобщего тестирования, лечения и немедленного направления к специалисту. К концу 3-летнего периода наблюдения 80% ВИЧ-инфицированных лиц в провинциях, в которых осуществлялись интенсивные меры, достигли адекватного вирусологического контроля по сравнению с 68% в общинах со стандартной медицинской помощью.

«SEARCH» является первым крупномасштабным исследованием, которое выявило значение стратегии «тестируй — лечи» для снижения уровня вертикальной передачи ВИЧ (от матери ребенку). Исследование обнаружило сокращение числа случаев вертикальной передачи ВИЧ более чем в два раза по сравнению со стандартным лечением. Всего 1,8% новорожденных в общинах с универсальным подходом к тестированию и лечению ВИЧ-инфекции стали ВИЧ-инфицированными к концу периода исследования по сравнению с 4,4% новорожденных в общинах, в которых оказывалась стандартная помощь.

Исследователи указали на два возможных пути, которые могли привести к снижению показателя детской заболеваемости ВИЧ-инфекцией: более раннее выявление и лечение ВИЧ-инфекции у женщин во время периода исследования, и более раннее лечение беременных женщин.

Тематические ссылки


Слайды презентации Aсы Радич на КРОИ 2020 «Транссексуальные мужчины, посещающие Коллен -Лорд Местный Медицинский Центр (Callen-Lorde Community Health Center), Нью-Йорк»

Уникальные проблемы транссексуальных лиц требуют индивидуального подхода

На КРОИ 2020прозвучало несколько докладов по исследованиям на тему распространенности ВИЧ-инфекции, факторам риска, доступу и приверженности к терапии среди транссексуальных женщин и мужчин в США, Кении и Зимбабве.

На глобальном уровне, распространенность ВИЧ-инфекции среди транссексуальных женщин по-прежнему остается на высоком уровне и приблизительно составляет 19%. По некоторым оценкам указывается на то, что распространенность ВИЧ-инфекции среди транссексуальных мужчин может достигать 8%.

Доктор Аса Радич представили данные наблюдения за 557 транссексуальными мужчинами в городе Нью-Йорке. Менее половины их них когда-либо проходили тестирование на ВИЧ. Показатель распространенности ВИЧ-инфекции среди них составил около 3%, а среди тех, кто вступал в секс с мужчинами, этот показатель был гораздо выше и составил 11%.

Д-р Макобу Кимани, Институт Медицинских исследований Кении, представил данные исследования доконтактной профилактики (ДКП) среди 11 транссексуальных женщин и 42 мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ) в Кении. На шестом месяце исследования более чем у 40% транссексуальных женщин определялась адекватная концентрация ДКП-препарата, но ни у одного из МСМ. Опрос участников показал, что более высокий уровень приверженности к ДКП-профилактике среди транссексуальных женщин был связан с большей готовностью к приему ДКП, осведомленностью о факторах риска ВИЧ-инфекции, и с ощущением того, что ДКП укреплял стереотип их сексуальной идентичности.

Примерно половина участников оказывали платные сексуальные услуги — вопрос, который был рассмотрен более подробно Мариел Клек из Эразмус Университета по данным наблюдения в Зимбабве. Среди 603 мужчин и транссексуальных секс-работников показатель распространенности ВИЧ был на очень высоком уровне: 38% среди транссексуальных женщин, 38% — среди транссексуальных мужчин и 28% — среди МСМ.

Обнадеживающие результаты прозвучали в докладе д-ра Катрин Леско из Школы Общественного Здравоохранения Джона Хопкинса в отношении оказания помощи транссексуалам в США. Анализ данных когорты «NA-ACCORD» показал, что после успешной регистрации транссексуальных женщин в ВИЧ-специализированных центрах, у них наблюдались лучшие результаты лечения, чем у МСМ или женщин.

Модератор Dr Сари Рейзнер из Гарвардского университета подчеркнул насколко важно четко различать понятие сексуальной идентичности и сексуальной ориентации, разобщать различные группы при научных исследованиях и при оказании услуг (например, отделять транссексуальных женщин от МСМ) и понимать особенности их поведения и потребностей. Д-р Рейзнер также подчеркнул, что уважительное и понимающее отношение к полу пациента имеет важное значение для того, чтобы сделать ВИЧ-специализированные услуги привлекательными для трансгендерных лиц.

Тематические ссылки


Заместители оболочки ВИЧ (трехмерная) молекула «BG505 SOSIP».

ВИЧ-вакцина, стимулирующая выработку нейтрализующих антител широкого спектра, успешно проходит первое исследование на человеке

На КРОИ 2020 прозвучала информация о том, что ученые впервые разработали вакцину, которая стимулирует человеческие клетки продуцировать ВИЧ-нейтрализующие антитела широкого спектра действия.

Механизм действия большинства вакцин заключается в стимуляции B-лимфоцитов иммунной системы к выработке антител. Несмотря на то, что в ходе предыдущих работ ученым удалось создать вакцины, которые могли стимулировать иммунный ответ организма к ВИЧ, эти вакцины либо оказались неэффективными (как в исследовании «HVTN 702»), либо малоэффективными (как в «RV 144» исследовании).

Нейтрализующие антитела широкого спектра (bNAbs) могут лечь в основу создания мощных вакцин и методов лечения, так как они проявляют активность в отношении широкого спектра вирусных штаммов. В прошлом году ученым удалось успешно стимулировать выработку нейтрализующих антител широкого спектра у обезьян в ходе доклинических исследований. Успешный препарат теперь исследуется на человеке.

В этом году делегаты КРОИ узнали о другой экспериментальной методике Национального Института Здравоохранения США, в ходе которой используется вакцина на основе вирусного вектора. Вирусный вектор состоит из оболочки аденовируса AAV-8, а его гены заменены на участок ДНК, который кодирует продукцию VRC07 — нейтрализующего антитела широкого спектра, который широко используется в исследованиях доконтактной профилактики и полного излечения ВИЧ-инфекции.

В первой фазе исследования (по безопасности нового препарата), вакцина была введена 8 ВИЧ-инфицированным добровольцам. У первых трех добровольцах вакцина использовалась в дозе 50 млрд вектор-геномов на килограмм массы тела участника. Через три месяца, 2 другим добровольцам была введена доза, в 10 раз превышающая исходную (500 млрд. вектор-геномов на килограмм). Последним трем добровольцам была введена доза, в 50 раз превышающая исходную (2,5 триллионов векторов/кг).

У всех добровольцев наблюдалась выработка VCRC07 антител в большей или меньшей степени. Так как на данном этапе целью исследования является безопасность использования экспериментальной вакцины, мы еще не знаем, был ли достигнут адекватный уровень антител.

Это исследование впервые подтвердило возможность использования вакцины для успешной выработки нейтрализующих антител против ВИЧ.

Тематические ссылки


Темнокожие МСМ на 60% реже удерживают неопределяемую вирусную нагрузку, чем светлокожие МСМ Атланты

Американское наблюдение в Атланте выявило, что вероятность неполного подавления вируса среди темнокожих ВИЧ-инфицированых мужчин, практикующих секс с мужчинами (МСМ), была на 60% больше, чем у белых МСМ

«Engagement Study» исследование — перспективное когортное исследование, проводимое на базе общин МСМ, — собрал клинические и поведенческие данные от 398 ВИЧ-инфицированных темнокожих и светлокожих МСМ, живущих в Атланте между 2016 и 2017. Половина участников наблюдения были представителями африканской расы; при этом у 33% темнокожих мужчин и у 19% светлокожих мужчин вирусная нагрузка не была полностью подавлена.

Возраст участников относился к неизменяемым факторам, который способствовал появлению разницы в уровне вирусной нагрузки, что выражалось в повышении вероятности неадекватной вирусной супрессии у представителей более молодого возраста. Другие факторы: доступ к медицинским услугам, финансовый доход, жилищные условия и использование марихуаны — относились к модифицируемым факторам. В совокупности, все факторы указывали на расовое неравенство.

Доктор Джастин Нокс из Колумбийского Университета в заключении сказал, что «…если мы серьезно намерены добиться нивелирования расовых различий в результатах оказания ВИЧ-специализированной помощи, очевидно, что необходимо направить усилия на модифицируемые факторы, которые помогут изменить ситуацию».

Тематические ссылки


Фото Сьюзи Хейзелвуд / Pexels.

Иммунный модулятор помогает избавиться от предраковых изменений в слизистой анального канала

Препарат, одобренный для лечения миеломы (рак крови) привел к исчезновению предраковых изменений анального канала, вызванных папилломовирусом человека (ВПЧ), как у ВИЧ-положительных, так и у ВИЧ-отрицательных лиц — по данным доклада, прозвучавшего на КРОИ 2020.

Анальный рак, а также предраковые изменения — дисплазия эпителия анального канала (патологическая пролиферация клеток эпителия), чаще встречаются среди ВИЧ-инфицированных лиц по сравнению с общей популяцией.

В ходе II фазы исследования «SPACE» проводилась оценка эффективности применения низкой дозы помалидомида в качестве метода лечения анальной дисплазии тяжелой степени. В исследовании приняли участие 10 ВИЧ-положительных и 16 ВИЧ-отрицательных лиц. У всех участников было подтверждено наличие анальной дисплазии 3 степени, которая персистировала на протяжении не менее 1 года (в среднем в течение 3 лет).

Более чем у половины участников исследования удалось добиться полного или частичного исчезновения дисплазии после 6-месячного курса приема низкой дозы «помалидомид»; показатель вырос до 63% через шесть дополнительных месяцев наблюдения после завершения лечения.

Тематические ссылки

BHIVA обновила данные о риске COVID-19 для людей с ВИЧ

В понедельник, 25 мая, Британская ассоциация по ВИЧ-инфекции (BHIVA) в сотрудничестве с Европейским клиническим обществом по СПИДу (EACS), DAIG, GESIDA и Польским научным обществом по СПИДу представила обновленное заявление о рисках новой коронавирусной инфекции COVID-19 для людей, живущих с ВИЧ. Данные о проходящих в мире исследованиях терапии COVID-19 и рисках инфицирования ЛЖВ последний раз публиковались в конце минувшего месяца.

COVID-19 и ВИЧ

С момента начала наблюдений данные о серии случаев COVID-19 у пациентов с ВИЧ были опубликованы в Китае, Испании, Германии, Италии и США. Вместе с тем, к настоящему времени все еще не зафиксировано явных свидетельств в пользу того, что ЛЖВ имеют более высокую частоту заражения новым коронавирусом или иное течение заболевания.

Следует отметить, что в большинстве случаев ВИЧ/COVID-19 сообщается о более молодом возрасте популяции, чем у госпитализированных без ВИЧ, но показатели сопутствующих заболеваний у них сопоставимы. В британском когортном исследовании представлены данные 16 749 госпитализированных с COVID-19. Из них только 1% – ЛЖВ. При этом ВИЧ не оказывал неблагоприятного воздействия на выживаемость.

Имеющиеся данные указывают на то, что риск серьезных осложнений коррелирует с возрастом, мужским полом и некоторыми хроническими заболеваниями, в том числе ССЗ, болезнями легких и диабетом. 

Хотя люди, живущие с ВИЧ и проходящие курс АРВТ, имеют нормальное количество CD4 Т-клеток и неопределяемую вирусную нагрузку и могут не подвергаться повышенному риску серьезных осложнений, у части ЛЖВ все же есть причины для осторожности. 

Почти половина людей, живущих с ВИЧ в Европе, старше 50 лет. Как правило, они имеют хронические заболевания, болезни сердца и сосудов, хронические дисфункции легких. Курение также является фактором риска респираторных инфекций, поэтому всем пациентам надлежит рекомендовать прекратить или предельно сократить уровень потребления табака. Прививки от гриппа и пневмококка следует проводить своевременно. 

Вероятно, иммуносупрессия, о которой свидетельствует низкое количество CD4 Т-клеток (<200 / мкл) или отсутствие антиретровирусного лечения, также связано с повышенным риском более тяжелого протекания COVID-19.

Для пациентов с низким количеством CD4 (<200 / мл) и тех, кто испытывает снижение CD4 во время инфекции COVID-19, рекомендовано начинать профилактику оппортунистических инфекций (ОИ).

Продолжающееся изучение потенциальной вертикальной передачи COVID-19 остается спорным. Хотя в нескольких сообщениях о заболевании говорилось о перинатальной передаче, в ряде других крупных серий наблюдения не удалось обнаружить ни одного случая вертикальной передачи COVID-19. Беременные женщины с критической формой COVID-19 в основном рожают преждевременно через кесарево сечение. До настоящего времени клинический исход у новорожденного был без осложнений.

Лечение COVID-19: антиретровирусные препараты

Авторы заявления подчеркнули, что любые исследования и публикации, в том числе проводимые в экстренном формате, должны приветствоваться с условием, что их результаты будут распространены еще до обнародования и / или объявлены без обычной экспертной оценки. 

В настоящее время продолжаются дискуссии и изучение противовирусной активности некоторых препаратов против ВИЧ, которые могут оказывать определенное действие на COVID-19.

Первое рандомизированное клиническое исследование препарата лопинавир / ритонавир не показало преимуществ АРВТ в сравнении со стандартным лечением у 199 взрослых пациентов с тяжелой формой COVID-19.

Итальянская серия случаев предположила, что дарунавиртакже  не предотвращает инфицирование SARS-CoV-2 у людей, живущих с ВИЧ, и не защищает от осложнений заболевания.

Данные in silico позволяют предположить, что TDF / FTC может связываться с белком SARS CoV-2 Nsp1, в то время как два других исследования показывают, что TDF и TAF могут быть ингибиторами полимеразы SARS-CoV-2, однако до сих пор нет данных in vitro, подтверждающих противовирусную активность TDF / FTC против CoV-2. В настоящее время запланировано большое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование фазы 3 в Испании с использованием комбинации PrEP TDF / FTC и низких доз гидроксихлорохина (HCQ) в качестве профилактики COVID-19 у работников здравоохранения.

Вместе с тем «нет никаких доказательств, подтверждающих пользу перехода пациентов без ВИЧ на стандартную антиретровирусную терапию. Более того, нет ни одного свидетельства в поддержку не обоснованного контекстом ВИЧ (PrEP) приема АРВТ для профилактики COVID-19», – подчеркнули в EACS и BHIVA.

Лечение COVID-19: иные подходы

Недавний ряд случаев применения гидрохлорохина с азитромицином или без него не смог продемонстрировать явного клинического преимущества, несмотря на ингибирование SARS-CoV-2 in vitro, вероятно, из-за методологических проблем.

Лишь одно небольшое клиническое исследование продемонстрировало тенденцию к сокращению срока до выздоровления пациентов и кратковременного улучшения состояния при приеме гидроксихлорохина. Однако другие данные не показали никаких преимуществ с точки зрения клиренса вируса, клинических или радиологических конечных точек.

Таким образом, к настоящему моменту ни одна острая вирусная инфекция не была успешно вылечена ни одним из указанных препаратов. Несмотря на это, FDA выдало разрешение на экстренное использование гидроксихлорохина и хлорохина для некоторых госпитализированных пациентов с COVID-19. 

Серьезную озабоченность вызывают опубликованные недавно результаты ретроспективного анализа данных пациентов, госпитализированных с подтвержденной инфекцией SARS-CoV-2 в США, которые не показали никаких свидетельств в пользу того, что использование гидроксихлорохина, как с азитромицином, так и без него, снижает риск развития легочных осложнений и перевода на искусственную вентиляцию легких у пациентов, госпитализированных с COVID-19, и даже обнаружила связь повышенной общей смертности у пациентов, получавших гидроксихлорохин.

Позднее были опубликованы два других обсервационных исследования, посвященных лечению гидроксихлорохином, азитромицином или двумя средствами сразу, со сравнением того, какое лечение не показало различий в внутрибольничной смертности и / или уровне интубации. Наконец, в сети был опубликован многонациональный анализ реестра для лечения COVID-19 у более чем 96 000 человек, который не смог подтвердить пользу гидроксихлорохина или хлорохина, когда он использовался отдельно или с макролидом в стационаре. Каждый из этих режимов лечения был связан со снижением выживаемости и увеличением частоты желудочковых аритмий при лечении COVID-19. 

Как следствие, FDA теперь предостерегает от использования гидроксихлорохина или хлорохина как средства против COVID-19 вне больниц или клинических испытаний из-за риска возникновения проблем с сердцем.

Еще одним потенциальным кандидатом против COVID-19 является ремдесивир, изначально разработанный для лечения Эболы. Ремдесивир обладает широкой противовирусной активностью in vitro против SARS-CoV-2. Первые случаи использования препарата у пациентов с COVID-19 показали возможную клиническую пользу.

Сравнительно недавно были объявлены результаты первого рандомизированного клинического исследования в Китае. Они показали, что ремдесивир не был связан со статистически значимыми клиническими преимуществами при лечении взрослых с тяжелым COVID-19. Более того, в 12% случаев ремдесивир рано прекратили давать пациентам из-за возникших у них на фоне лечения побочных эффектов. Исследование было остановлено на начальных этапах из-за низкой регистрации пациентов.

Предварительные данные о ремдесивире также были недавно представлены в пресс-релизе NIAID по итогам Адаптивного испытания терапии COVID-19 (ACTT), в котором принимали участие 1063 пациента с прогрессирующим COVID-19 и поражением легких. По сведениям специалистов, принимавшие ремдесивир выздоравливали быстрее, чем пациенты, получавшие плацебо. В частности, среднее время восстановления составляло 11 дней для пациентов, получавших ремдесивир, в сравнении с 15 днями у получавших плацебо. Результаты также свидетельствуют о преимуществах выживаемости: уровень смертности составил 8,0% в группе, получавшей ремдесивир, и 11,6% в группе плацебо (р = 0,059). 

Между тем, Gilead также сообщила о результатах своего исследования SIMPLE на поздней стадии, показав, что пятидневная длительность приема ремдесивира привела к «похожему улучшению клинического статуса», что и 10-дневный курс лечения, представленный в исследовании NIAID. На начальном этапе исследования SIMPLE, которое не явялется плацебо-контролируемым, рандомизировали 397 пациентов с тяжелой формой COVID-19. Последние получали внутривенные инъекции ремдесивира до пяти или десяти дней в дополнение к стандартному лечению. 

Недавно было объявлено о добавлении ​​расширенной фазы исследования, в которую будут включены дополнительно 5600 пациентов, в том числе люди на искусственной вентиляции легких.

Третьим агентом, который недавно связали с улучшением клинической картины и исхода COVID-19, стал фамотидин. Изучая 6212 записей пациентов с COVID-19 в Китае, врачи заметили, что многие из выживших пациентов страдали от хронической изжоги и принимали фамотидин, а не более дорогой омепразол. Госпитализированные пациенты с COVID-19, получавшие фамотидин, умирали с частотой около 14% в сравнении с 27% тех, кто не принимал препарат, хотя результат и не был статистически значимым. В настоящее время около 200 пациентов с COVID-19 в критическом состоянии, включая многих на ИВЛ, были включены в исследование в Нью-Йорке, которое рассчитано на 1174 человека.

Поддержание ухода за ВИЧ во время пандемии COVID-19

Введение карантинных мер и мер по социальному дистанцированию сократило доступность к стандартному тестированию на ВИЧ и ставило под сомнение достижение первой цели ЮНЭЙДС 90-90-90 в глобальном масштабе. Более того, во время пандемии COVID-19 оказалась затруднена своевременная связь пациента с врачом и систематический прием АРВТ, поскольку врачи из клиник ВИЧ сегодня все чаще привлекаются к работе с пациентами с COVID-19, в частности, в Центральной и Восточной Европе. 

COVID-19 сбор данных и ресурсы

По сведениям организаций, для онлайн отслеживания данных о проходящих в мире исследованиях препаратов против COVID-19 был создан специальный веб-портал covid19-druginteractions.org. EACS и BHIVA оказывают ему финансовую поддержку.

Кроме него очень полезными данными о случаях COVID-19 располагают еще два ресурса:

  • Фонд NEAT ID, который разработал «информационную панель» для мониторинга количества случаев COVID-19, госпитализаций и смертности среди людей, живущих с ВИЧ: данные доступны для просмотра по ссылке www.NEAT-ID.org
  • Немецкое общество по инфекционным заболеваниям (DGI) и ESCMID Task Force по инфекционным заболеваниям (EITaF) – открытый реестр, основанный на анонимных анкетах – Lean European Open Survey по распространению вируса SARS-CoV-2 (LEOSS). 

Источник: https://life4me.plus/ru/news/risk-covid-19-dlya-lyudey-s-vich-6277/

Информационный бюллетень ⁠— Глобальная статистика по ВИЧ

ГЛОБАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА ПО ВИЧ

  • 26,0 [25,1–26,2] млн людей получали лечение в рамках антиретровирусной терапии (по состоянию на конец июня 2020 г.)



  • Общемировое число людей, живущих с ВИЧ, составляло 38,0 [31,6–44,5] млн человек (2019 г.)
  • Число новых случаев заражения ВИЧ составило 1,7 [1,2-2,2] млн. (2019 г.)
  • Число людей, умерших от сопутствующих СПИДу болезней, составило 690 000 [500 000–970 000] человек. (2019 г.)
  • 75,7 [55,9–100] млн человек заразились ВИЧ с начала эпидемии. (2019 г.)
  • 32,7 [24,8–42,2] млн человек умерли от сопутствующих СПИДу болезней с начала эпидемии. (2019 г.)

Люди, живущие с ВИЧ

  • В 2019 году число людей, живущих с ВИЧ, составляло 38,0 [31,6–44,5] млн человек:
    • 36,2 [30,2–42,5] млн взрослых
    • 1,8 [1,3-2,2] млн детей (в возрасте 0-14 лет)
  • В 2019 г. 81% [68–95%] всех людей, живущих с ВИЧ, знали свой статус.
  • Около 7,1 млн людей не знали о том, что они живут с ВИЧ.

Люди, живущие с ВИЧ и получающие лечение в рамках антиретровирусной терапии

  • По состоянию на конец июня 2020 года 26,0 [25,1–26,2] млн людей получали лечение в рамках антиретровирусной терапии
  • В 2019 году доступ к антиретровирусной терапии имели 25,4 миллиона [24,5—25,6 миллиона] человек, живущих с ВИЧ, по сравнению с 6,4 миллиона [5,9—6,4 миллиона] в 2009 году
  • 67% [54–79%] всех людей, живущих с ВИЧ, имели доступ к лечению в 2019 году.
    • 68% [54–80%] взрослых в возрасте 15 лет и старше, живущих с ВИЧ, и 53% [36–64%] детей в возрасте 0–14 лет имели доступ к лечению.
    • 73%[60–86%] взрослых женщин в возрасте 15 лет и старше имели доступ к лечению, в то время как только 61% [48–74%] взрослых мужчин в возрасте 15 лет и старше имели доступ.
  • В 2019 году 85% [63–100%] беременных женщин, живущих с ВИЧ, имели доступ к лечению с применением антиретровирусных препаратов с целью предотвращения передачи вируса плоду.

Новые случаи заражения ВИЧ-инфекцией

  • Число новых случаев заражения ВИЧ сократилось на 40% по сравнению с 1998 годом, когда этот показатель достиг пикового значения.
    • В 2019 году число новых случаев заражения ВИЧ снизилось до 1,7 [1,2– 2,2] млн по сравнению с 2,8 [2,0–3,7] млн в 1998 году.
  • В 2019 году показатель новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией среди взрослых, по оценкам, снизился на 23% относительно 2010 года, с 2,1 [1,6–2,9] млн до 1,7 [1,2–2,2] млн.
    • В 2019 году показатель новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией среди детей снизился на 52% относительно 2010 года, с 310 000 [200 000–500 000] до 150 000 [94 000–240 000].

Смертность вследствие СПИДа

  • Число людей, умерших от сопутствующих СПИДу болезней, снизилось на 60% относительно пикового показателя 2004 года.
    • В 2019 году общемировое число умерших от сопутствующих СПИДу болезней составило 690 000 [500 000–970 000] человек. Для сравнения в 2004 году этот показатель составлял 1,7 [1,2–2,4] млн человек и 1,1 [830 000– 1,6] млн человек в 2010 году.
  • Сметрность вследствие СПИДа снизилась на 39% с 2010 года.

Женщины

  • Еженедельно около 5500 молодых женщин в возрасте 15-24 лет заражаются ВИЧ.
    • В странах Африки к югу от Сахары пять из шести новых случаев инфицирования среди подростков в возрасте 15-19 лет приходится на девочек. Вероятность заражения ВИЧ для молодых женщин в возрасте 15-24 лет в два раза выше, чем для мужчин.
  • Более трети (35%) женщин во всем мире в какой-то момент своей жизни подвергались физическому и/или сексуальному насилию со стороны сексуального партнера или сексуальному насилию со стороны лица, не являющегося их партнером.
    • В некоторых регионах вероятность заражения ВИЧ у женщин, подвергшихся физическому или сексуальному насилию со стороны партнера, в 1,5 раза выше, чем у женщин, не подвергавшихся такому насилию.
  • В 2019 году на женщин и девочек приходилось около 48% всех новых случаев ВИЧ-инфицирования. В странах Африки к югу от Сахары этот показатель составил 59% от всех новых случаев ВИЧ-инфицирования.

90–90–90

  • В 2019 году 81% [68%– 95%] людей, живущих с ВИЧ, знали свой статус.
  • 82% [66%– 97%] людей, знающих свой статус, имели доступ к лечению.
  • Супрессия вирусной нагрузки наблюдалась у 88% [71%– 100%]) людей, пользующихся доступом к лечению.
  • В 2019 году из всех людей, живущих с ВИЧ, 81% [68—95%] знали свой статус, 67% [54—79%] имели доступ к лечению и 59% [49—69%] достигли супрессии вирусной нагрузки.

Ключевые группы риска

  • На ключевые группы риска и их сексуальных партнеров приходится:
    • 62% новых случаев заражения ВИЧ по всему миру.
    • 99% новых случаев заражения ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии.
    • 97% новых случаев заражения ВИЧ на Ближнем Востоке и в Северной Африке.
    • 96% новых случаев заражения ВИЧ в Западной и Центральной Европе, а также в Северной Америке.
    • 98% новых случаев заражения ВИЧ в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
    • 77% новых случаев заражения ВИЧ в Латинской Америке.
    • 69% новых случаев заражения ВИЧ в Западной и Центральной Африке.
    • 60% новых случаев заражения ВИЧ в странах Карибского бассейна.
    • 28% новых случаев заражения ВИЧ в Восточной и Южной Африке.
  • Риск заражения ВИЧ:
    • в 26 раз выше среди мужчин, вступающих в половые связи с мужчинами;
    • в 29 раза выше среди потребителей инъекционных наркотиков;
    • в 30 раз выше среди лиц, работающих в секс-индустрии;
    • в 13 раз выше среди трансгендерных лиц.

ВИЧ/Туберкулез

  • Туберкулез является основной причиной смертности среди людей, живущих с ВИЧ, на него приходится около одной трети случаев смерти, связанных со СПИДом. 
  • В 2018 году приблизительно у 10 миллионов [9,0—11,1 миллиона] человек развился туберкулез, примерно 9% из них жили с ВИЧ.
    • Люди, живущие с ВИЧ, не имеющие симптомов туберкулеза, нуждаются в профилактической терапии заболевания. Это уменьшает риск развития туберкулеза и сокращает смертность от туберкулеза/ВИЧ примерно на 40%.
    • В 2018 году 1,8 миллиона человек, живущих с ВИЧ, начали профилактическую терапию туберкулеза в 65 странах.
  • По оценочным данным 44% людей, живущих с ВИЧ и туберкулезом, не знают о своей коинфекции и поэтому не получают лечения.

Инвестиции

  • По состоянию на конец 2019 года было выделено 18,6 млрд долл. США на борьбу со СПИДом в странах с низким и средним уровнями дохода, почти на 1,3 млрд меньше, чем в 2017 году.
    • Около 57% от общих ресурсов, выделенных на борьбу с ВИЧ в странах с низким и средним уровнями дохода в 2019 году, было получено из внутренних источников.
  • По оценкам ЮНЭЙДС, в 2020 году на борьбу со СПИДом потребуется 26,2 млрд долл. США.

Глобальные данные о ВИЧ, региональные данные – 2019 г., антиретровирусная терапия в регионах – 2019 г.

Каково это – 21 год жить с ВИЧ-инфекцией

ПЕРВОТКРЫВАТЕЛИ СПИД-БАРАКА

Героиня нашего репортажа согласилась раскрыть свой ВИЧ-статус, показать лицо и поделиться своей историей ради того, чтобы призвать других ВИЧ-инфицированных без боязни сообщать о своем ВИЧ-статусе, особенно родственникам и своим секс-партнерам. Остальных людей героиня просит, чтобы они не чурались таких, как она.

Наталье Минаевой – 49 лет. Из них она 21 год живет с ВИЧ-инфекцией, о которой Наталья узнала в 1996 году – как раз в тот период, когда страну захлестнула эпидемия наркотизации. Под наркотическую зависимость попала и Наталья, будучи молодой девушкой. Точно не знает, от кого заразилась, ведь тогда они кололись вместе с мужем и его братом, у которого первым и выявили ВИЧ. Но Наталья сразу предупреждает: она является носителем вируса, но не распространителем инфекции, потому что вирусная нагрузка у нее неопределяемая.

Мама, знавшая, что я употребляю наркотики внутривенно, подходит ко мне и говорит: возьми кровь у себя из вены и мне перелей, умирать, мол, будем вместе.

– Тогда мало кто знал про ВИЧ и среди врачей, и среди населения по этому поводу, поэтому я жила в ожидании того, что умру. Врачи сообщили родителям, что у меня СПИД, взяли у них анализы и уехали, а мама, знавшая, что я употребляю наркотики внутривенно, подходит ко мне и говорит: возьми кровь у себя из вены и мне перелей, умирать, мол, будем вместе. То есть тогда никто не знал и не объяснял, как быть в этом случае, сразу пугали смертью, – вспоминает Наталья Минаева.

Жизнь Натальи долгое время шла по наклонной, и всему виной были наркотики. Начиная с 1998 года, тогда еще молодая, она три раза попадала за решетку – в женскую колонию в поселке Коксун. Это была первая женская колония, где в отдельный барак помещали ВИЧ-инфицированных осуждённых женщин из разных регионов страны.

– Мы были первооткрывателями СПИД-барака. Сначала нас было пять женщин с ВИЧ. Жили мы в отдельном помещении, обнесенном высоким забором, все называли нас «живыми смертниками». Нас боялись и чурались, вплоть до того, что даже администрация колонии не заходила к нам в барак. Выхода в колонию, на общую территорию, у нас не было, это считалось строгим нарушением. Ни мы не могли никуда выходить, ни другие осуждённые женщины тоже не могли вступить на нашу территорию. Мы могли находиться строго в своем огороженном бараке, был отдельный огород, где мы работали. Мы там жили своим мирком. Потом к нам стали прибывать женщины с ВИЧ из других регионов Казахстана. Вот тогда я впервые столкнулась с такой большой дискриминацией. Многие еще боятся таких, как я, хотя я такой же человек, как и вы, просто у меня другой состав крови, – говорит Наталья.

Наталья признаётся, что окончательно отказаться от наркотиков она смогла только в 2011 году. «Ломку» пережила в тюрьме, говорит, что сокамерницы помогли ей в этот сложный период. Говорит, что, если бы не прием терапии в виде назначенных СПИД-центром таблеток, которые не дают развиться вирусной нагрузке и поддерживают ее здоровье, она бы вряд ли прожила так долго.

Тест на ВИЧ. Иллюстративное фото.

Также Наталья очень жалеет о том, что у нее нет детей, и это тоже отголоски прошлого: сначала наркотики, потом тюрьмы, затем пугающие слова врачей и окружающих о том, что ВИЧ-инфицированным нельзя иметь детей. Это сейчас, спустя годы, этот страшный миф уже рассеялся: женщины с ВИЧ тоже могут иметь здоровых детей, но только при соблюдении строгих условий. Наталья говорит, что нужно следить за своим здоровьем, чтобы не приобрести сопутствующие болезни, которые могут ее погубить, вовремя принимать специальную терапию и сдавать анализы. Сейчас у Натальи есть любимое дело и любимый мужчина, у которого тоже ВИЧ.

ПОМОЩЬ ТАКИМ, КАК ОНА

О том, что в Темиртау есть место и люди, которые помогают начать жизнь с чистого листа наркоманам и ВИЧ-инфицированным, Наталья узнала в колонии, где отбывала свой последний срок. Туда приезжала Елена Билоконь из общественного объединения «Мой дом» с проектом в поддержку осуждённых женщин, она оставила свой номер телефона и советовала обращаться при необходимости. Так Наталья попала в команду волонтеров, сначала адаптировавшись к новой жизни сама. Сейчас она специалист по связям с общественностью ОО «Центр развития и социальной помощи населению «Мой дом» и Фонда женщин, живущих с ВИЧ в Казахстане, а также активист Евразийской ассоциации снижения вреда.

Многие люди не раскрывают правду о своем положительном ВИЧ-статусе своим родственникам и близким людям. Они боятся осуждения, плюс менталитет у нас еще такой.

– Ко мне обращается много девчонок молодых, которые встречаются с парнями, предохраняются презервативами, но не сообщают им о своем ВИЧ-статусе. Я пытаюсь убедить их, что они обязаны сказать об этом своему партнеру. Был же у нас в Темиртау случай, когда парень, зная о своем ВИЧ-статусе, специально заражал женщин. Его осудили на несколько лет. Многие люди не раскрывают правду о своем положительном ВИЧ-статусе своим родственникам и близким людям. Они боятся осуждения, плюс менталитет у нас еще такой. Девчата с ВИЧ-статусом, освободившись из колонии, не знают куда идти, звонят мне, и я им советую, направляю к специалистам, вожу их куда нужно, то есть помогаю вставать им на ноги, – говорит Наталья Минаева.

Миссия общественной организации «Центр развития и социальной помощи населению «Мой дом» заключается в оказании помощи и поддержки социально-уязвимым группам населения, включая людей, затронутых ВИЧ-инфекцией и наркоманией. Здесь также часто пытаются оказать помощь бывшим и нынешним осуждённым, у которых ВИЧ-инфекция. Поступают жалобы от заключенных из разных городов Казахстана, которые просят решить вопрос с тем, чтобы им вовремя предоставляли терапию, обследовали их, если есть жалобы на здоровье, брали вовремя анализы и сообщали о вирусной нагрузке. После вмешательства гражданских активистов и правозащитников, говорят в общественной организации «Мой дом», проблемы решаются.

ОФИЦИАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА

В Карагандинской области на 1 октября 2017 года официально зарегистрировано 4968 ВИЧ-инфицированных, 996 из них болеют СПИДом. В городе Темиртау на сегодняшний день проживает около полутора тысяч человек с ВИЧ. В этом году в Темиртау выявлено 143 новых случая заражения ВИЧ-инфекцией. Если раньше ВИЧ чаще всего регистрировали у потребителей инъекционных наркотиков, то сегодня преобладает половой путь передачи этой инфекции. Среди новых случаев выявлены в основном женщины, причем молодого возраста, которые заразились через половые контакты.

По информации Центра СПИД, на половой путь передачи заражения приходится 76 процентов от всех выявленных случаев. За девять месяцев 2017 года в городе Темиртау среди людей, живущих с ВИЧ-инфекцией, зарегистрировано 57 случаев смертности, в том числе от СПИДа – 14 случаев. Поэтому медики призывают людей проверять свой ВИЧ-статус и не игнорировать лечение, если вдруг инфекция будет выявлена. Казахстан является единственной страной в Центральной Азии, где лечение ВИЧ-инфекции осуществляется полностью за счет средств государства.

УВКПЧ | ВИЧ

Введение

Более тридцати​ лет спустя после того, как были получены первые клинические свидетельства приобретенного синдрома иммунодефицита СПИД стал одной из наиболее опустошительных болезней, с которыми когда-либо сталкивалось человечество. С тех пор как началась эпидемия СПИДа, более 60 миллионов человек были заражены этим вирусом и около 30 миллионов человек умерли по причинам, связанным с ВИЧ. Среди самых распространенных причин гибели людей во всем мире СПИД оказался на шестом месте.

На конец 2009 года в мире приблизительно 33,3 миллиона людей жили с ВИЧ. В том году погибло около 1,8 миллионов человек по причине СПИДа, и 2,6 миллионов людей заразились ВИЧ. Данные 2009 года показывают, что развитие эпидемии СПИДа меняет курс, и число людей, вновь заразившихся ВИЧ, уменьшается, а число смертей по причине СПИДа снижается. Главным образом, это происходит потому, что большее количество людей живет дольше благодаря доступу к антиретровирусной терапии, но эти достижения по-прежнему неустойчивы, и все еще существуют различия между странами и внутри стран. Африка, расположенная к югу от Сахары, остается регионом, наиболее уязвимым к вирусу: на нее приходится 69% всех новых случаев заражения; а в семи странах, которые, главным образом, относятся к Восточной Европе и Центральной Азии, уровень новых заражений ВИЧ вырос на 25%. Кроме того, 90% правительств сообщили, что они принимают меры в отношении стигмы и дискриминации в рамках программ борьбы с ВИЧ, однако менее чем 50% закладывают в бюджет средства на оплату подобных программ. Уязвимость к ВИЧ, вызванная рядом проблем в области прав человека, по-прежнему вызывает беспокойство (см. Доклад ЮНЭЙДС о глобальной эпидемии СПИДа, 2010 года).

Какое отношение права человека имеют к ВИЧ и СПИДу?

Права человека неразрывно связаны с распространением ВИЧ и его влиянием на людей и сообщества во всем мире. Несоблюдение прав человека способствует распространению вируса и усугубляет его последствия, в то время как ВИЧ подрывает прогресс, достигнутый в реализации прав человека. Эта взаимосвязь заметна в несоразмерном влиянии и распространении заболевания среди определенных групп населения, к которым, в зависимости от характера эпидемии и социальных, правовых и экономических условий, относятся женщины и дети, в особенности, живущие в нищете. Эта взаимосвязь также проявляется в том, что сегодня тяжелое бремя эпидемии несут на себе развивающиеся страны, где болезнь грозит свести на нет очень важные достижения в области развития человека. В настоящее время СПИД и бедность являются взаимно усугубляющими негативными силами во многих развивающихся странах.

Взаимосвязь между ВИЧ/СПИДом и правами человека особо выражена в трех аспектах:

Повышенная уязвимость: Определенные группы населения в наибольшей степени подвержены заражению ВИЧ, поскольку они не могут осуществлять свои гражданские, политические, экономические, социальные и культурные права. Например, лица, которым отказано в праве на свободу ассоциаций и доступ к информации, могут не иметь возможности обсудить проблемы, связанные с ВИЧ, участвовать в организациях, занимающихся СПИДом, и в группах самопомощи, а также принимать иные превентивные меры, чтобы защитить себя от заражения ВИЧ. Женщины, в особенности девушки, более подвержены заражению, если у них нет доступа к информации, образованию и услугам, необходимым для обеспечения сексуального и репродуктивного здоровья и предотвращения заражения. Неравное положение женщин в обществе также означает, что их способность участвовать в дискуссиях в контексте сексуальной активности значительно подорвана. Люди, живущие в бедности, зачастую не имеют доступа к медицинскому обслуживанию и лечению ВИЧ, в том числе к антиретровирусным средствам и прочим лекарствам, предназначенным для борьбы с оппортунистическими инфекциями.

Дискриминация и стигма: Права людей, живущих с ВИЧ, зачастую нарушаются, поскольку в силу их предполагаемого или известного ВИЧ-статуса они несут на себе и бремя заболевания, и, как следствие, бремя лишения прочих прав. Стигматизация и дискриминация этих людей могут помешать доступу к лечению и повлиять на их трудоустройство, жилищное обеспечение и прочие права. Это, в свою очередь, способствует уязвимости к другим инфекциям, поскольку связанные с ВИЧ стигма и дискриминация мешают людям, зараженным или затронутым ВИЧ, обращаться в лечебные и социальные учреждения. В результате, те, кто больше всех нуждаются в информации, обучении и совете, не получат их, даже если соответствующие услуги предоставляются.

Преграды для эффективной борьбы: Реализации стратегий по борьбе с эпидемией СПИДа препятствует среда, в которой не соблюдаются права человека. Например, дискриминация и стигматизация уязвимых групп населения, таких как наркоманы, использующие наркотики в виде инъекций, работники секс-индустрии, а также мужчины, имеющие половые связи с другими мужчинами, вынуждают представителей этих сообществ скрываться. Это мешает принять превентивные меры в отношении таких людей и тем самым увеличивает их уязвимость к ВИЧ. Сходным образом невозможность предоставить доступ к обучению и информации о ВИЧ или к лечению и службам по уходу и поддержке способствует развитию эпидемии СПИДа. Эти вопросы являются неотъемлемыми компонентами эффективной борьбы со СПИДом, которая не будет иметь результатов, если не соблюдаются соответствующие права.

Что такое правозащитный подход к ВИЧ и СПИДу?

Там, где люди и сообщества могут осуществлять свои права — на образование, свободу ассоциаций, информацию и, что важнее всего, на недискриминацию, — последствия ВИЧ и СПИДа для отдельных лиц и всего общества сокращаются. Там, где общество открыто и готово помочь тем, кто заражен ВИЧ; где такие люди защищены от дискриминации, где уважают их чувство собственного достоинства, и где им доступно лечение, уход и поддержка; и где СПИД не влечет за собой стигму; люди будут более склонны сдавать анализы, чтобы определить свой ВИЧ-статус. В свою очередь, те люди, которые имеют положительный ВИЧ-статус, могут справляться со своим положением более эффективно, обращаясь за лечением и психологической помощью и получая их, а также принимая меры по предотвращению передачи вируса другим людям, тем самым уменьшая влияние ВИЧ на них самих и других людей в обществе.

Защита и продвижение прав человека, таким образом, необходимы для предотвращения распространения ВИЧ и смягчения социальных и экономических последствий этой пандемии. На то есть три причины. Во-первых, продвижение и защита прав человека уменьшают уязвимость к заражению ВИЧ ввиду принятия мер по искоренению ее подлинных причин. Негативные последствия для тех, кто заражен или затронут ВИЧ, уменьшаются. Кроме того, лица и сообщества имеют больший потенциал для борьбы с пандемией. Таким образом, эффективное принятие мер на международном уровне для борьбы с пандемией должно основываться на соблюдении гражданских, культурных, политических, экономических и социальных прав и права на развитие в соответствии с международными правозащитными стандартами, нормами и принципами.

Обязательства государств продвигать и защищать права человека, связанные с ВИЧ, определены существующими международными договорами. К правам человека, связанным с ВИЧ/СПИДом, относятся право на жизнь; право на свободу и безопасность личности; право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья; право на недискриминацию, равную защиту и равенство перед законом; право на свободу передвижения; право на убежище; право на неприкосновенность личной жизни; право на свободу слова и выражения мнений, а также право на свободное получение и распространение информации; право на свободу ассоциаций; право на вступление в брак и создание семьи; право на труд; право на равный доступ к образованию; право на достаточный уровень жизни; право на социальное страхование, помощь и обеспечение; право участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами; право участвовать в общественной и культурной жизни; и право на свободу от пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Договоры и механизмы ООН в области прав человека предоставляют правовую базу, а также необходимые средства для реализации прав, связанных с ВИЧ. Посредством рассмотрения докладов государств, заключительных замечаний и рекомендаций, а также общих комментариев, договорные органы ООН, осуществляющие мониторинг, обеспечивают государства руководством и помощью в осуществлении прав, связанных с ВИЧ. Специальные процедуры Совета по правам человека, включая специальных представителей, тематических и страновых докладчиков и рабочие группы, также могут контролировать соблюдение прав, связанных с ВИЧ. Кроме того, Совет по правам человека просит Генерального секретаря запрашивать комментарии правительств, органов ООН, программ и специализированных агентств, а также международных и неправительственных учреждений о том, какие шаги предпринимаются ими для продвижения и реализации программ, если таковые имеются, направленных на обеспечение необходимых прав, связанных с ВИЧ, для женщин, детей и уязвимых социальных групп в контексте предупреждения заражения, предоставления ухода и доступа к лечению.

Жизнь с ВИЧ

В настоящее время проблема ВИЧ/СПИД остается острой и актуальной для всего общества и прежде всего, для тех людей, чья жизнь оказалась непосредственно связана с ВИЧ-инфекцией. Общее количество зарегистрированных случаев ВИЧ-инфекции в Беларуси составляет более 22.5 тысяч, более 17 тысяч взрослых и детей живут с ВИЧ в нашей стране. В последние годы ситуация с ВИЧ/СПИД во всем мире претерпела  ряд серьезных изменений. Теперь вирус чаще передается при половом контакте. За медицинской помощью обращаются самые разные люди, нередко социально благополучные, что противоречит сформировавшему мнению о том, что инфицироваться ВИЧ может только тот, кто постоянно и грубо нарушает общепринятые социальные нормы.

Информация о ВИЧ-положительном статусе может резко изменить эмоциональное состояние человека. Часто первой реакцией бывает шок, который может длиться от краткого мгновения до нескольких суток. После этого, как правило,  проявляются более сильные чувства. Такими чувствами могут быть гнев, отчаяние, в некоторых случаях агрессия.  Заболевший ищет виноватого, он может быть агрессивным по отношению к врачам, по его мнению, не выполняющим свою работу надлежащим образом, или к здоровым людям, которые живут и наслаждаются жизнью, когда он терпит страдания. Нередки случаи проявления аутоагрессии. На этом этапе уже приходит понимание того, что болезнь есть, но принимать ее не хочется, невозможно поверить, что такой кошмар произошел именно с тобой: «Почему именно я? За что мне все это?».  В некоторых случаях человек испытывает страх и грусть, сопровождающиеся чувством вины. В этот период человек особенно нуждается во внимании и поддержке со стороны родных и близких.

После этого наступает этап принятия ситуации, когда человек признается, что есть болезнь, которую нужно лечить,  начинает рационально мыслить, трезво оценивать шансы, искать конструктивные пути выхода из ситуации. Осознание того, что с инфекцией можно прожить годы, а учеба и работа могут продолжаться, помогает жить дальше.

Стадии принятия неизбежного – это индивидуальные переживания каждого человека. Некоторые этапы могут проходить незаметно для него, затем вновь возвращаться. Многие реакции и их острота зависят от индивидуальных особенностей человека.

Сегодня большинство людей, живущих с ВИЧ, признаются в том, что после первого шокового периода (длящегося для кого-то часы, а для кого-то недели и месяцы), наступает период адаптации к своему новому статусу, а вместе с этим часто возникает прилив энергии, желание жить и наслаждаться жизнью. У людей  открываются глаза на то, чего раньше не замечали, они начинают испытывать настоящее счастье от самых простых вещей. Обычно стадия смирения сопровождается чувством огромного облегчения. У человека появляются силы на то, чтобы участвовать в процессе выздоровления и делиться своим опытом с другими.

В любой сложной жизненной ситуации самое главное правило для человека – не замыкаться в себе, ведь «один в поле не воин» — это понимают те, кто ищет контактов с другими ВИЧ-положительными людьми и в результате находит или создает группы взаимопомощи для людей, живущих с ВИЧ. Именно здесь в неформальной обстановке, не скрывая своего ВИЧ-статуса, можно быть самим собой, общаться с такими же людьми, решать проблемы, получать поддержку и оказывать ее другим, а также находить будущих друзей.

Вполне естественно, что появление у человека ВИЧ вызывает ряд психологических проблем. Кто-то привык со всем справляться сам, кому-то могут помочь друзья или группа взаимопомощи, а для кого-то лучшим способом решения проблем является обращение за профессиональной помощью. Обращение к психологу или психотерапевту — это возможность больше узнать о себе, своем потенциале, о существующих способах справиться с ситуацией, чтобы чувствовать себя увереннее и лучше. Кто-то выберет индивидуальное консультирование, для других подойдет групповая терапия. Самое главное, чтобы люди знали, куда можно обратиться и на какую помощь рассчитывать.

Безусловно, жизнь с болезнью не станет более беззаботной, скорее наоборот – появится необходимость более внимательного отношения к себе, к своему здоровью, к близким людям. Важно понимать, что благодаря достижениям современной медицины есть возможность существенно улучшить качество жизни людей, живущих с ВИЧ. К сожалению, лекарств полностью излечивающих от ВИЧ, нет, но существующие препараты способны замедлить развитие болезни. Сегодня в Беларуси  лечение доступно для всех нуждающихся в нем.

Человек, живущий с ВИЧ, обладает теми же правами и возможностями, что и любой другой человек и именно ему решать попробовать ли что-то серьезно изменить в своей жизни или, наоборот, оставить все без изменений и жить дальше. Главное постараться разобраться в собственных чувствах и понять, что же действительно важно в этой жизни.

ЖИЗНЬ — это возможность, используй её

ЖИЗНЬ — это мечта, осуществи её

ЖИЗНЬ — это вызов, прими его

ЖИЗНЬ — это долг, исполни его

ЖИЗНЬ — это игра, сыграй в неё

ЖИЗНЬ — это тайна, познай её

ЖИЗНЬ — это шанс, воспользуйся им

ЖИЗНЬ  так прекрасна, не губи её

ЖИЗНЬ — это жизнь, борись за неё!

Манифест Матери Терезы

Отдел профилактики ВИЧ/СПИД ГУ РЦГЭиОЗ

 

ВИЧ-позитивные дети ждут поддержки близких и общества — Российская газета

Проблема СПИДа в последние годы привлекает меньше внимания, хотя ее масштабы не стали ничуть меньше. И хотя наука создала эффективные лекарства, которые позволяют людям с ВИЧ жить столько же, сколько живут их здоровые сверстники, вирус продолжает распространяться. А многие ВИЧ-позитивные люди по-прежнему встречаются со страхом и отчуждением по стороны окружающих.

Противостоят этому те, кто на себе испытал всю тяжесть стигматизации, но не побоялся. Одной из таких личностей является основательница некоммерческого благотворительного фонда Светлана Изамбаева. В 2005 году студентка сельхозакадемии из Чебоксар стала победительницей конкурса красоты «Мисс позитив», открыто заявив о своем статусе. Столкнулась с непониманием и даже враждой, но не сдалась. И с тех пор помогает самым уязвимым — детям и подросткам с ВИЧ. Об этой непростой работе Светлана Изамбаева рассказала «РГ».

Светлана, вы опекаете в основном детишек и подростков с ВИЧ-инфекцией. Расскажите, сколько их сейчас в стране?

Светлана Изамбаева: По данным федерального «СПИД-центра», на сегодняшний день в стране 11 тысяч детей, рожденных от ВИЧ-положительных матерей и с уже установленным диагнозом «ВИЧ-инфекция» за весь период наблюдения. Из 4037 детей, которых в этом году родили ВИЧ-положительные мамы, диагноз подтвердили уже у 27. Есть еще дети, которые заразились давно, но не сдавали анализы, поэтому всего за 4 месяца 2020 года в стране прибавилось 176 детей с подтвержденным диагнозом.

Как заразились эти дети? Ведь правильное применение антиретровирусной терапии исключает заражение новорожденного от матери. Выходит, эти мамы не обращались за медицинской помощью?

Светлана Изамбаева: У этих детей разные истории. Есть асоциальные матери, которые не обращаются за помощью, но это лишь одна категория. Есть совершенно благополучные, успешные женщины, но они поздно узнали о своем статусе. У всех беременных берут анализ на ВИЧ-инфекцию, но это может произойти и в период «окна», когда вирус еще не определяется.

Бывают ситуации, что семья распалась, ребенок остался с мамой, но муж никогда не говорил, что он ВИЧ-инфицирован. А женщина прежде никогда не сдавала анализы. В этом году 16-летний мальчик из Казани только сейчас узнал, что он практически с рождения инфицирован.

Вы опекаете детей только вашего региона или всей страны?

Светлана Изамбаева: У себя в Татарстане мы всех своих детей знаем. Но так как я открыто пишу, рассказываю о нашем фонде, ко мне стали обращаться отовсюду, и мы стали консультировать специалистов из других регионов по работе с ВИЧ-положительными детьми и их родителями. За несколько последних лет было проведено четыре слета для ВИЧ-положительных детей, их родителей и специалистов. Один из них прошел в Санкт-Петербурге, он был проведен совместно с руководителем Федерального центра профилактики и лечения ВИЧ-инфекции у беременных и детей Евгением Евгеньевичем Ворониным.

Благодаря таким людям как вы, кто открыто заявил о своем статусе, в обществе отношение к ВИЧ-позитивным меняется в лучшую сторону. Нет уже такого страха, как в первые годы. А с какими проблемами сталкиваются эти дети и подростки?

Светлана Изамбаева: Да, отношение меняется. Но меняется, в основном, в больших городах и среди тех людей, кто начитан, информирован. Но я работаю и в селах, в маленьких городах, где много инфицированных подростков. Там, к сожалению, картина иная. Даже в семьях часто это тема табуированная, сохраняется страх. Например, есть ВИЧ-позитивные дети в семьях, у которых мама с ВИЧ, а ее новый муж ничего не знает об этом. Дети скрывают, потому что боятся, что сверстники их отвергнут. Часто бывает, что подросток из-за этого даже не принимает необходимые лекарства. Нередки ситуации, когда учителя рассказывают детям о проблеме СПИДа, но делают это неправильно, говорят о таких людях презрительно. Когда дети становятся старше и, если они ходят на группы, у них появляется больше внутренних сил, то иногда они рассказывают своим близким, друзьям, и тогда им становится немного легче. Даже их родители часто не знают, что они кому-то рассказали о своей проблеме.

А если окружающие все же узнают — в школе, в спортивных секциях?

Светлана Изамбаева: Тогда возникают проблемы. Например, у нас есть детский дом, и ко мне ребенок обращался, что его из-за диагноза не допускают к занятиям по плаванию. В одном из районов Татарстана девочку перестали допускать в секцию по волейболу. Мы с мужем сами с этим сталкивались: два года назад нас выкинули из школы капоэйры, узнав о диагнозе.

Как такие ситуации сказываются на подростках?

Светлана Изамбаева: Сначала возникает страх, потому что хочу быть как все, но не могу. Потом — злость, которую нужно каким-то образом внутри себя пережить.

Недавно вы в фонде провели масштабное исследование о жизни этих ребят. Что-то для вас выяснилось новое? Или вы предвидели такие результаты?

Светлана Изамбаева: Я очень рада, что мы провели такое исследование. Ведь когда выступаешь перед людьми, принимающими решения, очень важно опираться на объективные данные. И я всегда опиралась только на то, что говорят сами подростки. А сейчас есть данные исследования. Могу сказать, что гипотезы, которые я выстраивала, в основном подтвердились. Одна из них: для ВИЧ-положительных родителей и детей высока вероятность столкнуться с халатностью и равнодушием медперсонала. Вторая проблема: наши дети приравнены к детям-инвалидам, но не имеют так называемой «розовой справки», которая подтверждает их права на льготы, положенные инвалидам. Например, на льготную путевку в летние лагеря, туда они ездят за свой счет. Подтвердилось предположение о том, что подростки часто отказываются от лечения, потому что не понимают всю важность приема антиретровирусной терапии (АРВТ). На слетах мы работаем с этой проблемой — через игровые ситуации очень простым и доступным языком объясняем им, как работают эти препараты, что именно они делают. Мы играем в исследовательскую игру: они — молодые ученые, которые могут разработать новую таблетку. Так они начинают понимать, что с ними может произойти, если они пропустят даже один прием препаратов.

У детей лет с 10-12 формируется острая потребность общаться со сверстниками, а не только со взрослыми. Но многие ребята именно потому и скрывают статус, что не хотят потерять общение со сверстниками. Как вы решаете эту проблему?

Светлана Изамбаева: Наша группа поддержки работает уже давно. Когда подростки на наших глазах подросли, у некоторых появилось желание с кем-то поделиться из друзей, и чаще всего сверстники их принимали. У нас организовалась открытая группа, когда сам подросток с ВИЧ-инфекцией приводит на занятие своего друга или подругу, мы общаемся, идем играть в баскетбол или волейбол. Я увидела, насколько это приятно ребятам, когда друг знает про их диагноз и к нему нормально относится.

Многие ребята принимают антиретровирусные препараты. Насколько они привержены лечению, не пропускают ли прием?

Светлана Изамбаева: Ребенок, рожденный от ВИЧ-положительной мамы, в первый месяц всегда принимает препараты в качестве профилактики. А если у него подтверждается диагноз, то ему назначают более усиленную терапию в виде сиропа. Когда ребенок подрастает, года в 3 или позже умеет глотать таблетки, он начинает их принимать — три разных вида утром и вечером. Знаете, какая мечта у подростков с ВИЧ-инфекцией? Переночевать у друга. Все дети это любят, но наши не могут, потому что пьют таблетки, их много, это может кто-то увидеть и, как они говорят, «запалить». Иногда говорят даже: я не могу пойти на день рождения друга, вдруг там увидят, что пью таблетки? Нам, взрослым, кажется — взял бы и спрятал, принял так, чтобы никто этого не видел. Но они еще не умеют обманывать.

Насколько я знаю, сейчас уже можно принимать всего одну таблетку в день. Почему они не принимают ее?

Светлана Изамбаева: Действительно, препарат есть, но, во-первых, прием возможен лишь с 12 лет. А во-вторых, у нас многие начали его принимать, а потом так произошло, что ребята пропускали, не принимали вовремя. А если пропускать прием, это развивает лекарственную устойчивость. Надеюсь, в будущем государство будет уделять большее внимание именно удобству приема лекарственной терапии, чтобы нашим детям было доступно самое инновационное лечение.

Вы одной из первых в стране раскрыли свой ВИЧ-позитивный статус. Как к этому тогда отнеслись окружающие и как относятся к вам сейчас?

Светлана Изамбаева: Я — открытый человек, но и для меня это был нелегкий, большой шаг. Внутренняя сила обретается только благодаря поддержке других людей. И моя позиция сформировалась, благодаря многим людям. А для подростков тем более важна опора и поддержка близких. Но если в семье не говорят об этом, запрещают обсуждать эту важную тему, то подросток будет закрытым, замкнутым. Ребят интересует, как к ним отнесется в будущем избранник или избранница, как строить личные отношения? И их близких этот вопрос тоже волнует. Одна из наших девочек рассказала все своему парню, он ее принял, сказал, что будет рядом всегда, и это становится огромной радостью и поддержкой. Для многих эта информация является опорной: значит, и меня могут принять, и все не так страшно. А иначе подросток может закрыться, изолироваться, ведь подростковый период и без того очень непростой.

Были такие случаи, когда, опираясь на ваш пример или пример таких же людей, как вы, кто-то из подростков открыл свой статус публично?

Светлана Изамбаева: Для них пример взрослых, не такой существенный. Есть парень из Екатеринбурга, который открыл свой статус. Он приезжал на наш слет в Сочи. И видно было, что он готов спокойно на эту тему говорить. Это был его выбор, мы ни в коем случае не требуем и не советуем, чтобы ВИЧ-позитивные раскрывали свой диагноз, потому что это решение для каждого только внутреннее. Основная наша задача — максимально облегчить степень стигмы, дискриминации, которая до сих пор, к сожалению, существует. И сделать все возможное, чтобы хотя бы в семье, среди друзей и знакомых ребята могли спокойно и свободно говорить о своей проблеме.

Ожидаемая продолжительность жизни при ВИЧ в США теперь соответствует населению в целом — с некоторыми большими различиями

Мы только что получили около очень хороших новостей о ВИЧ и ожидаемой продолжительности жизни в США : Люди, живущие с ВИЧ, которые начинают антиретровирусную терапию при относительно здоровом количестве CD4, могут теперь ожидают, что в среднем они проживут так же долго, как и их ВИЧ-отрицательные сверстники.

Менее хорошие новости : Многие люди не начинают антиретровирусную терапию с уровнем CD4 500 клеток / мм 3 или выше.

Еще менее хорошие новости : По сравнению с их ВИЧ-отрицательными сверстниками, значительно большая часть жизни ВИЧ-положительного человека, вероятно, будет потрачена на борьбу с серьезными сопутствующими заболеваниями, такими как рак, сердечно-сосудистые заболевания, диабет или основной орган. болезнь.

Это сочетание обнадеживающих и обескураживающих результатов дает новое представление о продолжительности и качестве жизни людей, живущих с ВИЧ в США, а также об основных областях здравоохранения, требующих дальнейшего внимания. Его представила 11 марта на Конференции по ретровирусам и оппортунистическим инфекциям (CROI 2020) эпидемиолог Джулия Маркус, доктор философии.D., M.P.H., доцент Гарвардской медицинской школы.

Построение исследования

: сравнение американцев, получающих медицинскую помощь в масштабе 1:10

Исследование

Маркуса проводилось в партнерстве с исследователями из Kaiser Permanente, крупной американской интегрированной медицинской компании, обслуживающей миллионы пациентов в нескольких регионах США, преимущественно в Калифорнии. При получении данных они сосредоточились на трех конкретных регионах: Северная Калифорния, Южная Калифорния и Средняя Атлантика.Они также нацелились на временные рамки 21-го века для исследования, ограничив данные периодом с 2000 по 2016 год.

В общей сложности 39 000 ВИЧ-положительных членов Kaiser Permanente в возрасте 21 года и старше были сопоставлены с 387 767 ВИЧ-отрицательными членами того же возраста, пола и расы. Средний возраст всей когорты — 41 год; несмотря на расовое разнообразие (45% белых, 25% чернокожих, 24% латиноамериканцев, 5% азиатов), участниками были в основном мужчины (88%), и никаких данных относительно идентификации трансгендеров не было.Демография риска примерно напоминала нынешнюю эпидемию в США: 70% когорты идентифицировали себя как мужчин, практикующих секс с мужчинами, 20% — как гетеросексуалов и 8% — как людей, употребляющих инъекционные наркотики.

При анализе данных о заболеваемости и смертности Маркус и др. Попытались ответить на два вопроса:

  1. Увеличилась ли общая продолжительность жизни людей, живущих с ВИЧ, с конца 2000-х годов, когда ВИЧ-статус сократил продолжительность жизни в среднем на 13 лет?
  2. Сколько лет жизни ВИЧ-положительного человека можно считать «здоровым»? I.е., без серьезных сопутствующих заболеваний — по сравнению с ВИЧ-отрицательными людьми?

Результаты исследования: значительное увеличение продолжительности жизни, но большая разница в годах отсутствия сопутствующих заболеваний

Ответ на вопрос о продолжительности жизни был однозначным: да: люди, живущие с ВИЧ, в США продолжают сокращать разрыв в продолжительности жизни с ВИЧ-отрицательным населением. В частности, в этой когорте людей в возрасте 21 года и старше:

человек.

  • Общая продолжительность жизни людей, живущих с ВИЧ, увеличилась на с 71 в период 2008–2010 годов (и 59 в период 2000–2003 годов) до 77 в период 2014–2016 годов.

  • Для сравнения, ожидаемая продолжительность жизни ВИЧ-отрицательных людей в период 2014–2016 годов составляла 86, что сокращает разрыв в продолжительности жизни ВИЧ-статуса до 9 лет .

  • Среди человек, начавших лечение от ВИЧ с числом CD4 500 или выше , ожидаемая продолжительность жизни в период 2011–2016 годов составила 87 по сравнению с 85 для ВИЧ-отрицательных людей.

  • В период 2011–2016 годов человека, начавшие лечение от ВИЧ при таком более высоком уровне CD4, жили в среднем на 11 лет дольше на по сравнению с общей когортой ВИЧ-инфицированных.

Ответ на вопрос о коморбидности был более сложным и отрезвляющим. Маркус и др. Сосредоточили свой анализ на шести категориях инцидентов со здоровьем:

  • рак
  • сердечно-сосудистые заболевания
  • хроническая болезнь почек
  • хроническая болезнь печени
  • хроническая болезнь легких
  • сахарный диабет

Они обнаружили, что в период 2014–2016 годов у людей, живущих с ВИЧ, первая коморбидная патология развилась в среднем в возрасте 36 лет — на 16 лет раньше, чем у ВИЧ-отрицательных людей .В этот более поздний период 16-летний разрыв был таким же, как и в период 2000–2003 годов, хотя за прошедшие годы возраст первой коморбидности увеличился (одинаково) как для ВИЧ-положительных, так и для ВИЧ-отрицательных людей.

Примечательно, что хотя начало лечения ВИЧ при числе CD4 500 или выше устранило общий разрыв в ожидаемой продолжительности жизни среди ВИЧ-отрицательных людей, это не уменьшило общий разрыв в годах без коморбидных заболеваний.

«Мы были удивлены, насколько велик разрыв», — сказал Маркус.«Несмотря на то, что мы видели существенные и надежные данные многих исследований, показывающие более высокую частоту сопутствующих заболеваний у людей с ВИЧ по сравнению с людьми без ВИЧ, мы были действительно поражены разницей в количестве лет, в течение которых люди живут без этих сопутствующих заболеваний»

В зарослях: разрыв между ВИЧ-положительными и ВИЧ-людьми зависит от сопутствующей патологии

Хотя общий разрыв в количестве лет без коморбидностей между людьми, живущими с ВИЧ, и ВИЧ-отрицательными людьми был большим, этот разрыв варьировался между сопутствующими заболеваниями, как и степень, в которой размер разрыва изменялся с течением времени, и эффект от начала лечения ВИЧ с высокий уровень CD4.

В частности, три из шести осложнений показали разрыв, который лишь немного сократился на с периода 2000-2003 годов до периода 2014-2016 годов:

  • Хроническое заболевание печени: разрыв в 24 года в 2014-2016 гг. (Средний возраст начала заболевания составил 79 лет среди ВИЧ-отрицательных людей по сравнению с 55 годами среди людей, живущих с ВИЧ)
  • Хроническая болезнь почек: разрыв в 17 лет (возраст начала 79 против 62)
  • Хроническое заболевание легких: 14-летний разрыв (возраст начала 63 против 47)

Остальные три осложнения показали разрыв, который со временем сузился , но все еще был значительным:

  • рак: 9-летний разрыв в 2014-2016 гг., Улучшение по сравнению с 20-летним разрывом в 2000-2003 гг.
    • Средний возраст начала заболевания среди ВИЧ-отрицательных людей в 2014-2016 гг. Составлял 80 лет против71 человек среди людей, живущих с ВИЧ
  • сердечно-сосудистые заболевания: 8-летний разрыв в 2014-2016 гг., Улучшение по сравнению с 18-летним разрывом в 2000-2003 гг.
    • Средний возраст начала заболевания в 2014-2016 гг. Составлял 82 среди ВИЧ-отрицательных людей по сравнению с 74 годами среди людей, живущих с ВИЧ
  • диабет: 8-летний разрыв в 2014-2016 гг., Улучшение по сравнению с 15-летним разрывом в 2000-2003 гг.
    • Средний возраст начала заболевания в 2014-2016 гг. Составлял 73 года среди ВИЧ-отрицательных людей против 65 лет среди людей, живущих с ВИЧ

Маркус отметил, что только для двух сопутствующих заболеваний — рака и сердечно-сосудистых заболеваний начало лечения при уровне CD4 500 или выше отсрочило средний возраст заболеваемости и еще больше сократило разрыв с ВИЧ-отрицательными людьми.

Вывод: отличные новости, но также напоминание о наших текущих проблемах

В целом эти обнадеживающие результаты по ожидаемой продолжительности жизни показывают, что для людей, имеющих доступ к качественной медицинской помощи, которые рано начинают лечение от ВИЧ, нормальная продолжительность жизни не просто возможна — она ​​весьма вероятна. «Наши результаты, вероятно, можно будет распространить на более широкий круг застрахованных», — отметил Маркус.

Однако даже в этой когорте членов крупной организации здравоохранения США только 29% имели число CD4 500 или выше, когда они начали антиретровирусную терапию.Это несколько смягчит радужное послание, хотя есть и хорошие новости об общем сокращении разрыва в средней продолжительности жизни между людьми, живущими с ВИЧ, и ВИЧ-отрицательными людьми до менее десяти лет. Потребность в улучшении доступа к помощи в связи с ВИЧ и удержания в ней помощи очевидна.

Кроме того, размер и постоянство пробелов, которые мы наблюдаем в годы без коморбидных заболеваний, служат ярким напоминанием о работе, которую предстоит проделать исследователям и поставщикам медицинских услуг в области адекватной профилактики, диагностики и лечения серьезных осложнений со здоровьем у людей, которые живут. с ВИЧ.Мы живем в эпоху, когда диагноз ВИЧ больше не должен означать более короткую жизнь; задача, с которой мы сейчас сталкиваемся, состоит в том, чтобы убедиться, что диагноз ВИЧ не означает менее здоровую жизнь.

Средняя продолжительность жизни приближается к 80 годам для молодых людей, рано начинающих принимать лекарства от ВИЧ

Эффективные методы лечения ВИЧ, которые хорошо переносятся, привели к значительному увеличению продолжительности жизни людей, живущих с ВИЧ.

14 ноября 2018