Ранний рак: Ранний рак желудка — признаки и симптомы рака желудка на ранних стадиях у женщин и мужчин

Содержание

Ранний рак желудка — признаки и симптомы рака желудка на ранних стадиях у женщин и мужчин

Полный текст статьи:

Терминология

Ранний рак это аденокарцинома ограниченная слизистой или подслизистым слоем вне зависимости от инвазии в лимфатические узлы [3]. Само понятие раннего рака, как и общий подход к градации неопластических изменений эпителия ЖКТ у Японской и Европейско-Американской школ не вполне совпадают. Японский ученные практически не употребляют термин «дисплазия», а Европейские патологи склонны не рассматривать в качестве рака рак «in situ» и «рак слизистой». Различия в подходе вызывают и различия тактики, так поставив диагноз раннего рака Вы немедленно должны начать лечение, пациент с дисплазией может оставаться под наблюдением. В Японии существует следующая градация неопластических изменений эпителия (каждой из которых соответствует определенный тактических подход) [6]:

  1. Норма или доброкачественные изменения слизистой без признаков атипии.

  2. Атипия в результате регенераторных изменений.

  3. Пограничные изменения, которые нельзя однозначно классифицировать как аденоматозные, регенераторные или неопластические.

  4. Патологические очаги, напоминающие карциному.

  5. Патологические очаги несомненно являющиеся карциномой, вне зависимости от глубины инвазии.

В 1-2 группах не показано даже наблюдение, 3 группа требует эндоскопического контроля или эндоскопического удаления, 4 — эндоскопической резекции слизистой, а 5 эндоскопической резекции или хирургической операции с соблюдением всех принципов онкохирургии. Как отмечалось выше в Европе и США интроэпителиальный рак, не говоря уже о раке «in situ» рассматриваются как доброкачественные изменения с соответствующими клиническими подходами. Такой подход они объясняют отсутствием данных подтверждающих прогрессию таких изменений в инвазивный рак.

Так называемая Венская классификация раннего рака [5] была предложена для снятия противоречий между Японскими и Европейскими патологами по данному вопросу. Переработанная Венская классификация выглядит следующим образом [1]:

  1. Без интроэпителиальной неоплазии.

  2. Сомнительная интроэпителиальная неоплазия.

  3. Интроэпителиальная неоплазия низкой степени.


    • Аденома/дисплазия.

  4. Неоплазия высокой степени без инвазии (интроэпителиальная или внутрислизистая).


    • Аденома/дисплазия.

    • Неинвазивная карцинома.

    • Подозрение на инвазивную карциному.

    • Внутрислизистая карцинома (инвазия в собственную пластинку).

  5. Карцинома с подслизистой инвазией.

Рассматривая ранний рак с позиции классификации по TNM то карциноме без инвазии в собственную пластинку слизистой соответствует Tis, при инвазии в собственную пластинку Т1-m, при подслизистой инвазии T1-sm.

Естественное течение раннего рака желудка

Эта проблема так же активно дискутируется. Японские авторы считают доказанным прогрессирование раннего рака в его зрелые формы [8]. В Европе и США его считают «псевдо раком» редко прогрессирующим в его «реальные» формы [2,7]. Считается, что ранний рак в своем развитии проходит несколько стадий изъязвления и затем повторного рубцевания, более того, этот процесс может привести к самоизлечению. В качестве подтверждения своего мнения Японские ученные опубликовали в 2000 году в журнале Gut исследование естественного развития раннего рака у 56 пациентов с эндоскопически диагностированным (и подтвержденным при биопсии) ранним раком желудка не получивших радикальное лечение, по различным причинам, по крайней мере в течение 6 месяцев после установки диагноза (средняя длительность наблюдения составляла 39 месяцев) [9]. В сроки наблюдения у 20 больных рак оставался на ранней стадии, в то время как у 36 (64,3 %) он прогрессировал в «зрелые» формы. Средняя длительность сохранения ранней стадии рака составляла 44 месяца. И не смотря на некоторые проблемы связанные с дизайном данного исследования оно носит весьма убедительный характер.

Интересная работа на туже тему было опубликовано итальянскими учеными [4]. Было прослежено естественное течение 118 случаев неинвазивной неоплазии желудка, в том числе 90 — низкой степени, 16 — высокой степени и 3-х случаев подозрительных на инвазивную карциному). Среднее время наблюдения составило 52 месяца. При неоплазии низкой степени ее регрессия наблюдалась у 53,3 % пациентов, у 31,1 % больных морфологических изменений в сроки наблюдения отмечено не было, в 6,6 % случаев она прогрессировала в неоплазию высокой степени. У 8,8% больных развился рак желудка. В случае неоплазии высокой степени (Японские авторы сказали бы рак слизистой или интроэпителиальный рак) у 11 пациентов (68,7 %) развился в рак желудка в течение 13-72 месяцев. Таким образом, было продемонстрировано, что риск развития рака зависит от степени неоплазии.

По нашему мнению эти два независимые исследование свидетельствуют о безусловном развитии ранних неинвазивных форм рака в его «зрелые» формы и требует отношения к ним как к ранней стадии злокачественной патологии, а не как к «предраковым изменениям слизистой».

РАННИЙ РАК ЖЕЛУДКА: СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ | Пирогов

1. Колобаев И.В. Выбор объема лимфаденэктомии при раннем раке желудка. [дис. … канд. мед. наук]. [Москва]; 2009. 105.

2. Туркин И.Н., Давыдов М.И. Что определяет объем лимфо- диссекции при раннем раке желудка? Сибирский онкологический журнал. 2013; 2: 12–17.

3. Скоропад В.Ю., Бердов Б.А. Ранний (pT1) рак желудка: клинико- морфологические характеристики и результаты хирургического лечения. Анналы хирургии. 2003; 4: 30–36.

4. Lambert R. Participants in the Paris Workshop. The Paris endoscopic classification of superficial neoplastic lesions: esophagus, stomach, and colon: November 30 to December 1, 2002. Gastrointest. Endosc. 2003; 58 (6 Suppl): S3–43.

5. Hatta W., Gotoda T., Oyama T., Kawata N., Takahashi A., Yoshifuku Y., Hoteya S., Nakagawa M., Hirano M., Esaki M., Matsuda M., Ohnita K., Yamanouchi K., Yoshida M., Dohi O., Takada J., Tanaka K., Yamada S., Tsuji T., Ito H., Hayashi Y., Nakaya N., Nakamura T., Shimosegawa T. A Scoring System to Stratify Curability after Endoscopic Submucosal Dissection for Early Gastric Cancer: “eCura system”. Am J Gastroenterol. 2017 Jun; 112 (6): 874–881. doi: 10.1038/ajg.2017.95.

6. Gotoda T., Yanagisawa A., Sasako M. , Ono H., Nakanishi Y., Shimoda T., Kato Y. Incidence of lymph node metastasis from early gastric cancer: estimation with a large number of cases at two large centers. Gastric Cancer. 2000 Dec; 3 (4): 219–225.

7. Isozaki H., Okajima K., Ichiinona T., Fujii K., Nomura E., Izumi N., Ohyama T. Distant lymph node metastasis of early gastric cancer. Surg. Today. 1997; 27 (7): 600–605.

8. Abe S., Oda I., Nakajima T., Suzuki H., Nonaka S., Yoshinaga S., Sekine S., Taniguchi H., Kushima R., Iwasa S., Saito Y., Katai H. A case of local recurrence and distant metastasis following curative endoscopic submucosal dissection of early gastric cancer. Gastric Cancer. 2015; 18 (1): 188–192. doi: 10.1007/s10120-014-0341-7.

9. Han S., Hsu A., Wassef W.Y. An update in the endoscopic management of gastric cancer. Curr Opin Gastroenterol. 2016; 32 (6): 492–500.

10. Cesaretti M., Zarzavadjian L.E., Bian A. In vivo medical imaging technologies: new possibility in diagnosis of gastric cancer. Minerva Chir. 2016; 71 (4): 270–277.

11. Sumiyama K. Past and current trends in endoscopic diagnosis for early stage gastric cancer in Japan. Gastric Cancer. 2017; 20 (S1): 20–27. doi: 10.1007/s10120-016-0659-4.

12. Murakami T., Iwanami E., Yasui A., Watanabe H., Chai S. The newest problems in the diagnosis of early stomach cancer. Rinsho Geka. 1962 May; 17: 321–30.

13. Yoshimori M. The natural history of early gastric cancer. Jpn. J. Clin. Oncol. 1989; 19 (2): 89–93.

14. Japanese Gastric Cancer Association. Japanese gastric cancer treatment guidelines 2014 (ver. 4). Gastric Cancer. 2017 Jan; 20 (1): 1–19. doi: 10.1007/s10120-016-0622-4.

15. Ajani J.A., D’Amico T.A., Almhanna K., Bentrem D.J., Chao J., Das P., Denlinger C.S., Fanta P., Farjah F., Fuchs C.S., Gerdes H., Gibson M., Glasgow R.E., Hayman J.A., Hochwald S., Hofstetter W.L., Ilson D.H., Jaroszewski D., Johung K.L., Keswani R.N., Kleinberg L.R., Korn W.M., Leong S., Linn C., Lockhart A.C., Ly Q.P., Mulcahy M.F., Orringer M.B., Perry K.A., Poultsides G.A., Scott W.J., Strong V.E., Washington M.K., Weksler B., Willett C.G., Wright C.D., Zelman D., McMillian N., Sundar H. Gastric cancer, version 3.2016, NCCN clinical practice guidelines in oncology. J Natl Compr Canc Netw. 2016; 14 (10): 1286–1312.

16. Tanabe S., Hirabayashi S., Oda I., Ono H. , Nashimoto A., Isobe Y., Nunobe S. Gastric cancer treated by endoscopic submucosal dissection or endoscopic mucosal resection in Japan from 2004 through 2006: JGCA nationwide registry conducted in 2013. Gastric Cancer. 2017 Feb 15. doi: 10.1007/s10120-017-0699-4.

17. Barreto S.G., Windsor J.A. Redefining early gastric cancer. Surg Endosc. 2016 Jan; 30 (1): 24–37. doi: 10.1007/s00464-015-4184-z.

18. Петерсон Б.Е., Чиссов В.И., Авдеев Г.И. Ранняя онкологическая патология. Медицина. 1985; 320.

19. Endoscopic Classification Review Group. Update on the paris classification of superficial neoplastic lesions in the digestive tract. Endoscopy. 2005; 37 (6): 570–578.

20. Lee J.H., Min Y. W., Lee J.H., Kim E.R., Lee H., Min B.H., Kim J.J., Jang K.T., Kim K.M., Park C.K. Diagnostic group classifications of gastric neoplasms by endoscopic resection criteria before and after treatment: real-world experience. Surg Endosc. 2016 Sep; 30 (9): 3987–93. doi: 10.1007/s00464-015-4710-z.

21. Gotoda T., Iwasaki M., Kusano C., Seewald S., Oda I. Endoscopic resection of early gastric cancer treated by guideline and expanded National Cancer Centre criteria. Br J Surg. 2010 Jun; 97 (6): 868–71. doi: 10.1002/bjs.7033.

22. Hasuike N., Ono H., Boku N., Mizusawa J., Takizawa K., Fukuda H., Oda I., Doyama H., Kaneko K., Hori S., Iishi H., Kurokawa Y., Muto M., Gastrointestinal Endoscopy Group of Japan Clinical Oncology Group (JCOG-GIESG). A non-randomized confirmatory trial of an expanded indication for endoscopic submucosal dissection for intestinal-type gastric cancer (cT1a): the Japan Clinical Oncology Group study (JCOG0607). Gastric Cancer. 2017 Feb 21. doi: 10.1007/s10120-017-0704-y.

23. Kim Y.H., Kim J.H., Kim H., Kim H., Lee Y.C., Lee S.K., Shin S.K., Park J.C., Chung H.S., Park J.J., Youn Y.H., Park H., Noh S.H., Choi S.H. Is the recent WHO histological classification for gastric cancer helpful for application to endoscopic resection? Gastric Cancer. 2016 Jul; 19 (3): 869–75. doi: 10.1007/s10120-015-0538-4.

24. Lee I.S., Lee S., Park Y.S., Gong C.S., Yook J.H., Kim B.S. Applicability of endoscopic submucosal dissection for undifferentiated early gastric cancer: Mixed histology of poorly differentiated adenocarcinoma and signet ring cell carcinoma is a worse predictive factor of nodal metastasis. Surg Oncol. 2017 Mar; 26 (1): 8–12. doi: 10.1016/j.suronc.2016.12.001

25. Imamura T., Komatsu S., Ichikawa D., Kawaguchi T., Kosuga T., Okamoto K., Konishi H., Shiozaki A., Fujiwara H., Otsuji E. Early signet ring cell carcinoma of the stomach is related to favorable prognosis and low incidence of lymph node metastasis. J Surg Oncol. 2016 Oct; 114 (5): 607–612. doi: 10.1002/jso.24377.

26. Tan D., Lauwers G. Gastric Cancer. Lippincott Williams & Wilkins. 2011; 348.

27. Farinati F., Rugge M., Di Mario F., Valiante F., Baffa R. Early and advanced gastric cancer in the follow-up of moderate and severe gastric dysplasia patients. A prospective study. I.G.G.E.D.—Interdisciplinary Group on Gastric Epithelial Dysplasia. Endoscopy. 1993 May; 25 (4): 261–4.

28. Ryu D.G., Choi C.W., Kang D.H., Kim H.W., Park S.B., Kim S.J., Nam H. S. Clinical outcomes of endoscopic submucosa dissection for highgrade dysplasia from endoscopic forceps biopsy. Gastric Cancer. 2017 Jul; 20 (4): 671–678. doi: 10.1007/s10120-016-0665-6.

29. Fertitta A.M., Comin U., Terruzzi V., Minoli G., Zambelli A., Cannatelli G., Bodini P., Bertoli G., Negri R., Brunati S. Clinical significance of gastric dysplasia: a multicenter follow-up study. Gastrointestinal Endoscopic Pathology Study Group. Endoscopy. 1993; 25 (4): 265–268.

30. Borchardt H., Borrmann R., Christeller E., Dietrich A., Fischer W., Gierke E.V., Mayer E. Verdauungsschlauch: Dritter Teil. Softcover reprint of the original 1st ed. 1929 edition. Berlin: Springer. 2012; 1076.

31. Kajitani T. The general rules for the gastric cancer study in surgery and pathology. Jpn J Surg. 1981 Mar; 11 (2): 127–39.

32. Japanese Gastric Cancer Association. Japanese classification of gastric carcinoma: 3rd English edition. Gastric Cancer. 2011 Jun; 14 (2): 101–12. doi: 10.1007/s10120-011-0041-5.

33. Ohta H., Noguchi Y., Takagi K., Nishi M., Kajitani T., Kato Y. Early gastric carcinoma with special reference to macroscopic classification. Cancer. 1987 Sep 1; 60 (5): 1099–106.

34. Ohara Y., Toshikuni N., Matsueda K., Mouri H., Yamamoto H. The superficial elevated and depressed lesion type is an independent factor associated with non-curative endoscopic submucosal dissection for early gastric cancer. Surg Endosc. 2016; 30 (11): 4880–88.

35. Abe S., Oda I. , Shimazu T., Kinjo T., Tada K., Sakamoto T., Kusano C., Gotoda T. Depth-predicting score for differentiated early gastric cancer. Gastric Cancer. 2011; 14 (1): 35–40.

36. Nakamura T., Yao T., Kakeji Y., Anai H., Morita M., Oda Y., Maehara Y. Depressed type of intramucosal differentiated-type gastric cancer has high cell proliferation and reduced apoptosis compared with the elevated type. Gastric Cancer. 2013 Jan; 16 (1): 94–9. doi: 10.1007/ s10120-012-0152-7.

37. Собин Л.Х. TNM. Классификация злокачественных опухолей. Логосфера, 2011; 22.

38. Антонович В.Б. Рентгенодиагностика заболеваний пищевода, жедудка, кишечника. М.: Медицина, 1987; 400.

39. Аруин Л.И., Григорьев П.Я. , Исаков В.А., Яковенко Э.П. Хронический гастрит. Амстердам, 1993; 362.

40. Park K., Jang G., Baek S., Song H. Usefulness of combined PET/ CT to assess regional lymph node involvement in gastric cancer. Tumori. 2014 Mar-Apr; 100 (2): 201–6. doi: 10.1700/1491.16415.

41. Park Y.M., Cho E., Kang H.Y., Kim J.M. The effectiveness and safety of endoscopic submucosal dissection compared with endoscopic mucosal resection for early gastric cancer: a systematic review and metaanalysis. Surg Endosc. 2011 Aug; 25 (8): 2666–77. doi: 10.1007/ s00464-011-1627-z.

42. Park J.H., Lee S.H., Park J.M., Park C.S., Park K.S., Kim E.S., Cho K.B. Prediction of the indication criteria for endoscopic resection of early gastric cancer. World J Gastroenterol. 2015 Oct 21; 21 (39): 11160–7. doi: 10.3748/wjg.v21.i39.11160.

43. Lauren P. The two histological main types of gastric carcinoma: diffuse and so-called intestinal-type carcinoma. An attempt at a histo-clinical classification. Acta Pathol Microbiol Scand. 1965; 64: 31–49.

44. Chen Y.C., Fang W.L., Wang R.F., Liu C.A., Yang M.H., Lo S.S., Wu C.W., Li A.F., Shyr Y.M., Huang K.H. Clinicopathological Variation of Lauren Classification in Gastric Cancer. Pathol Oncol Res. 2016 Jan; 22 (1): 197–202. doi: 10.1007/s12253-015-9996-6.

45. Bosman F.T., Carneiro F., Hruban R.H., Theise N.D. WHO classification of tumours of the digestive system. World Health Organization, Lyon: IARC Press, 2010; 417.

46. Lewin K.J. , Appelmen H.D. Morphological variants of gastric adenocarcinoma. Tumors Esophagus Stomach. Armed Forces Inst. Pathol. Wash. DC. 1996; 313–317.

47. Everett S.M., Axon A.T.R. Early gastric cancer in Europe. Gut. 1997; 41 (2): 142–150.

48. Ming S.C. Gastric carcinoma. A pathobiological classification. Cancer. 1977; 39 (6): 2475–2485.

49. Nagayo T. Microscopical cancer of the stomach a study on histogenesis of gastric carcinoma. Int J Cancer. 1975 Jul 15; 16 (1): 52–60.

50. Grundmann E., Schlake W. Histological classification of gastric cancer from initial to advanced stages. Pathol Res Pract. 1982; 173 (3): 260–74.

51. Kodama Y., Inokuchi K., Soejima K., Matsusaka T., Okamura T. Growth patterns and prognosis in early gastric carcinoma. Superficially spreading and penetrating growth types. Cancer. 1983 Jan 15; 51 (2): 320–6.

52. Goseki N., Takizawa T., Koike M. Differences in the mode of the extension of gastric cancer classified by histological type: new histological classification of gastric carcinoma. Gut. 1992 May; 33 (5): 606–12.

53. Hamilton S.R., Aaltonen L.A. WHO classification of tumours. Pathology and genetics of tumours of the digestive system. Geneva WHO, IARC Press, Lyon 2000; 103–19.

54. Fang C., Shi J., Sun Q., Gold J.S., Xu G.F., Liu W.J., Zou X.P., Huang Q. Risk factors of lymph node metastasis in early gastric carcinomas diagnosed by WHO criteria in 379 Chinese patients. J Dig Dis. 2016; 17 (8): 526–537.

55. Huang Q., Fang C., Shi J., Sun Q., Wu H., Gold J.S., Weber H.C., Guan W., Zhang Y., Yu C., Zou X., Mashimo H. Differences in Clinicopa-thology of Early Gastric Carcinoma between Proximal and Distal Location in 438 Chinese Patients. Sci Rep. 2015 Aug 27; 5: 13439. doi: 10.1038/ srep13439.

56. Lee H.J., Kim G.H., Park D.Y., Lee B.E., Jeon H.K., Jhi J.H., Song G.A. Is endoscopic submucosal dissection safe for papillary adenocarcinoma of the stomach? World J. Gastroenterol. 2015; 21 (13): 3944–3952. doi: 10.3748/wjg.v21.i13.3944.

57. Huang Q., Zou X. Clinicopathology of Early Gastric Carcinoma: An Update for Pathologists and Gastroenterologists. Gastrointest Tumors. 2017 Mar; 3 (3–4): 115–124. doi: 10.1159/000456005.

58. Lee J.H., Choi I.J., Kook M.C., Nam B.H., Kim Y.W., Ryu K.W. Risk factors for lymph node metastasis in patients with early gastric cancer and signet ring cell histology. Br J Surg. 2010 May; 97 (5): 732–6. doi: 10.1002/bjs.6941.

59. Yoo C.H., Park S.J., Park M.I., Moon W., Kim H.H., Lee J.S., Song J.Y., Jang H.K. Submucosal tumor-like early-stage mucinous gastric carcinoma: a case study. Korean J Gastroenterol. 2013 Aug 25; 62 (2): 122–5.

60. Adachi Y., Yasuda K., Inomata M., Shiraishi N., Kitano S., Sugimachi K. Clinicopathologic study of early-stage mucinous gastric carcinoma. Cancer. 2001 Feb 15; 91 (4): 698–703.

61. Caruso R.A. The histogenesis of mucinous adenocarcinoma of the stomach from observations in early gastric cancer. Ann Diagn Pathol. 1999 Jun; 3 (3): 160–4.

62. Fang W.L., Wu C.W., Lo S.S., Chen J.H., Hsieh M.C., Shen K.H., Li A.F., Tai L.C., Lui W.Y. Mucin-producing gastric cancer: clinicopathological difference between signet ring cell carcinoma and mucinous carcinoma. Hepatogastroenterology. 2009 Jul-Aug; 56 (93): 1227–31.

63. Shin D.H., Kim G.H., Lee B.E., Lee J.W., Ha D.W., Jeon H.K., Baek D.H., Song G.A., Ahn S.J., Park D.Y. Clinicopathologic features of early gastric carcinoma with lymphoid stroma and feasibility of endoscopic submucosal dissection. Surg Endosc. 2017 Apr 13. doi: 10.1007/ s00464-017-5470-8.

64. Lim H., Lee I.S., Lee J.H., Park Y.S., Kang H.J., Na H.K., Ahn J.Y., Kim D.H., Choi K.D., Song H.J., Lee G.H., Jung H.Y., Kim J.H., Kim B.S., Yook J. H., Kim B.S. Clinical application of early gastric carcinoma with lymphoid stroma based on lymph node metastasis status. Gastric Cancer. 2017 Feb 15. doi: 10.1007/s10120-017-0703-z.

65. Huh C.W., Jung D.H., Kim H., Kim H., Youn Y.H., Park H., Kim J.W., Choi S.H., Noh S.H., Kim J.H. Clinicopathologic features of gastric carcinoma with lymphoid stroma in early gastric cancer. J Surg Oncol. 2016 Nov; 114 (6): 769–772. doi: 10.1002/jso.24385.

66. Lim J.H., Kim S.G., Choi J., Im J.P., Kim J.S., Jung H.C. Risk factors for synchronous or metachronous tumor development after endoscopic resection of gastric neoplasms. Gastric Cancer. 2015; 18 (4): 817–823. doi: 10.1007/s10120-014-0438-z.

67. Kim Y.H., Park J.H., Park C.K., Kim J.H., Lee S.K., Lee Y.C., Noh S.H. , Kim H. Histologic purity of signet ring cell carcinoma is a favorable risk factor for lymph node metastasis in poorly cohesive, submucosa-invasive early gastric carcinoma. Gastric Cancer. 2017 Jul; 20 (4): 583–590. doi: 10.1007/s10120-016-0645-x.

68. Pyo J.H., Lee H., Min B.H., Lee J.H., Choi M.G., Lee J.H., Sohn T.S., Bae J.M., Kim K.M., Yeon S., Jung S.H., Kim J.J., Kim S. Early gastric cancer with a mixed-type Lauren classification is more aggressive and exhibits greater lymph node metastasis. J Gastroenterol. 2017; 52 (5): 594–601. doi: 10.1007/s00535-016-1254-5.

69. Pyo J.H., Ahn S., Lee H., Min B.H., Lee J.H., Shim S.G., Choi M.G., Lee J.H., Sohn T.S., Bae J.M., Kim K.M., Yeon S., Jung S.H., Kim J.J., Kim S. Clinicopathological Features and Prognosis of Mixed-Type T1a Gastric Cancer Based on Lauren’s Classification. Ann Surg Oncol. 2016 Dec; 23 (Suppl 5): 784–91.

70. Hwang C.S., Ahn S., Lee B.E., Lee S.J., Kim A., Choi C.I., Kim D.H., Jeon T.Y., Kim G.H., Song G.A., Park D.Y. Risk of lymph node metastasis in mixed-type early gastric cancer determined by the extent of the poorly differentiated component. World J. Gastroenterol. 2016; 22 (15): 4020–6. doi: 10.3748/wjg.v22.i15.4020.

71. Han J.P., Hong S.J., Kim H.K. Long-term outcomes of early gastric cancer diagnosed as mixed adenocarcinoma after endoscopic submucosal dissection. J Gastroenterol Hepatol. 2015 Feb; 30 (2): 316–20. doi: 10.1111/jgh.12838.

72. Park H.K., Lee K.Y., Yoo M.W., Hwang T.S., Han H.S. Mixed Carcinoma as an Independent Prognostic Factor in Submucosal Invasive Gastric Carcinoma. J Korean Med Sci. 2016 Jun; 31 (6): 866–72. doi: 10.3346/jkms.2016.31.6.866. 73. Shim C.N., Chung H., Park J.C., Lee H., Shin S.K., Lee S.K., Lee Y.C. Early gastric cancer with mixed histology predominantly of differentiated type is a distinct subtype with different therapeutic outcomes of endoscopic resection. Surg Endosc. 2015 Jul; 29 (7): 1787–94. doi: 10.1007/s00464-014-3861-7.

73. Carriaga M.T., Henson D.E. The histologic grading of cancer. Cancer. 1995;

74. (1): 406–421. 75. Saragoni L., Gaudio M., Morgagni P., Folli S., Vio A., Scarpi E., Saragoni A. The role of growth patterns, according to Kodama’s classification, and lymph node status, as important prognostic factors in early gastric cancer: analysis of 412 cases. Gastric Cancer. 2000 Dec 27; 3 (3): 134–140.

75. Saragoni L., Morgagni P. , Gardini A., Marfisi C., Vittimberga G., Garcea D., Scarpi E. Early gastric cancer: diagnosis, staging, and clinical impact. Evaluation of 530 patients. New elements for an updated definition and classification. Gastric Cancer. 2013 Oct; 16 (4): 549–54. doi: 10.1007/ s10120-013-0233-2.

76. Zhao B.W., Chen Y.M., Jiang S.S., Chen Y.B., Zhou Z.W., Li Y.F. Lymph Node Metastasis, a Unique Independent Prognostic Factor in Early Gastric Cancer. PLoS One. 2015 Jul 8; 10 (7): e0129531. doi: 10.1371/ journal.pone.0129531.

77. Белоус Т.А. Клиническая морфология начального рака желудка. [Автореф. дис.… канд. мед. наук]. [Москва]: 1998; 180.

78. Sekiguchi M., Oda I., Taniguchi H., Suzuki H., Morita S., Fukagawa T., Sekine S., Kushima R., Katai H. Risk stratification and predictive risk-scoring model for lymph node metastasis in early gastric cancer. J. Gastroenterol. 2016; 51 (10): 961–970. doi: 10.1007/s00535-016-1180-6.

79. Monahan K.J., Hopkins L. Diagnosis and Management of Hereditary Gastric Cancer. Recent Results Cancer Res. 2016; 205: 45–60. doi: 10.1007/978-3-319-29998-3_4.

80. Brandão C., Dinis-Ribeiro M. Early diagnosis of hereditary diffuse gastric cancer: (not only) an endoscopic challenge! Endosc Int Open. 2016 Dec; 4 (12): E1311E1312.

81. Fujita H., Lennerz J.K., Chung D.C., Patel D., Deshpande V., Yoon S.S., Lauwers G.Y. Endoscopic surveillance of patients with hereditary diffuse gastric cancer: biopsy recommendations after topographic distribution of cancer foci in a series of 10 CDh2-mutated gastrectomies. Am J Surg Pathol. 2012 Nov; 36 (11): 1709–17. doi: 10.1097/ PAS.0b013e31826ca204.

82. Fitzgerald R.C., Hardwick R., Huntsman D., Carneiro F., Guilford P., Blair V., Chung D.C., Norton J., Ragunath K., Van Krieken J.H., Dwerryhouse S., Caldas C.; International Gastric Cancer Linkage Consortium. Hereditary diffuse gastric cancer: updated consensus guidelines for clinical management and directions for future research. J Med Genet. 2010 Jul; 47 (7): 436–44. doi: 10.1136/jmg.2009.074237.

83. Hüneburg R., Marwitz T., van Heteren P., Weismüller T.J., Trebicka J., Adam R., Nattermann J. Chromoendoscopy in combination with random biopsies does not improve detection of gastric cancer foci in CDh2 mutation positive patients. Endosc. Int. Open. 2016; 04 (12): E1305–E1310.

современные методики скрининга, эндоскопической диагностики и малоинвазивного лечения

Несмотря на стабильное снижение заболеваемости и летальности, рак желудка по-прежнему остается актуальной проблемой во всем мире. В мире ежегодно диагностируется около одного миллиона новых случаев рака желудка (952 000 по данным за 2012 г.) [1]. Он занимает 5-е место среди самых распространенных онкологических заболеваний и третье место среди причин смерти от злокачественных новообразований в мире. Прогноз зависит от стадии заболевания: 5-летняя выживаемость больных раком желудка составляет 25—30%, однако этот показатель больных ранним раком желудка после оперативного лечения достигает 95%. К сожалению, более 40% всех случаев рака желудка по-прежнему диагностируется на IV стадии. Ранний рак желудка составляет лишь 5—10% от общего числа больных раком желудка в Европе, США и России, в то время как в Японии этот показатель достигает 50%. В последнее время частота этого заболевания в развитых странах постепенно снижается. Согласно данным Международного агентства исследований рака (проект GLOBOCAN 2012), самые высокие заболеваемость и смертность по-прежнему регистрируются в странах Восточной Азии. В противоположность этому, в США и Западной Европе эти показатели заметно ниже. Россия в структуре мировой заболеваемости и смертности занимает промежуточное положение. В 2012 г. в России зарегистрировано 37 369 новых больных раком желудка, преимущественно мужчин, что определило третье ранговое место в структуре заболеваемости (8,8% у мужчин и 5,7% у женщин) [2].

Диагностика и своевременная терапия предопухолевой патологии — это основной путь к снижению заболеваемости и смертности, а выявление рака желудка на ранних стадиях и его адекватное лечение улучшают прогноз. Поскольку канцерогенез является длительным процессом, это дает возможность выявить ранние формы рака с помощью скрининга. Согласно определению ВОЗ, скрининг — это идентификация заболевания или дефекта с помощью тест-исследований, которые могут проводиться быстро и в массовом порядке. Одна из самых известных программ скрининга рака желудка проводится в Японии. Она является общенациональной программой с 80-х годов прошлого столетия и состоит из трех этапов: крупнокадровая флюорография, эндоскопическое исследование, морфологическое исследование. Результаты этой программы впечатляют: 16 выявленных случаев рака желудка на 1000 бессимптомного населения, а 65% из них — ранний рак [3]. Наиболее изученным методом скрининга рака желудка является фотофлюорография с двойным контрастированием. Методика исследования заключается в следующем: начальное («непрямое исследование») состоит из 8 мелкокадровых рентгенограмм желудка методом двойного контрастирования; при выявлении каких либо изменений выполняется более детальное обследование («прямое исследование»), состоящее из 11 последовательных рентгенограмм. По данным многочисленных исследований, чувствительность и специфичность метода фотофлюорографии с двойным контрастированием составила 89 и 92% соответственно (табл. 1) [4—8]. Применение этого метода позволяет снизить смертность на 40—60%, в связи с чем он может быть рекомендован для популяционного скрининга.

Таблица 1. Показатели чувствительности и специфичности скрининга рака желудка методом фотофлюорографии с двойным контрастированием [4—8]

Однако выявляемость рака желудка при эндоскопическом исследовании в 2,7—4,6 раза выше по сравнению с флюорографией, а применение новых методик позволяет еще больше увеличить чувствительность метода. В настоящее время, эндоскопический метод все чаще используется в программах скрининга. По данным А. Tashiro и соавт. [9], при эндоскопическом исследовании ранний рак желудка был выявлен в 0,87% случаев, что превышало в 2,7 раза количество выявленных ранних форм при флюорографии. К тому же затраты на выявление одного больного были в разы ниже при эндоскопическом скрининге по сравнению с рентгенологическим. Однако, с одной стороны, эндоскопический метод требует высокой квалификации врача, с другой стороны, в настоящее время нет достоверных данных о влиянии этого метода на смертность. Таким образом, гастроскопия может быть рекомендована для программ индивидуального скрининга.

Перспективным неинвазивным методом скрининга является исследование уровня сывороточных пепсиногенов, который отдельно или в сочетании с определением антител к Helicobacter pylori может быть применим для выявления групп риска [10]. В исследованиях показано, что снижение уровня сывороточных пепсиногенов и уменьшение отношения пепсиноген I/пепсиноген II являются надежными признаками атрофических изменений слизистой оболочки желудка [11]. По данным ряда публикаций, чувствительность и специфичность лабораторного метода в диагностике атрофического гастрита составляют 15—75 и 92,2—97,8% соответственно [12—14].

Эндоскопическое исследование с биопсией является «золотым стандартом» диагностики структурных изменений слизистой оболочки желудка. В клинической практике используются различные эндоскопические методики для поиска раннего рака желудка и уточняющей диагностики неопластических изменений, позволяющие определить их характер и границы, а также оценки глубины поражения. Хромоскопия, окраска слизистой оболочки с помощью красителей — базовая методика диагностики предраковых изменений и раннего рака желудка. В настоящее время наиболее широко применяется 0,2% раствор индигокармина, который позволяет контрастировать рельеф и незначительные изменения слизистой оболочки и является эффективным и недорогим способом оценки границ патологических участков [15]. Узкоспектральная эндоскопия (Narrow band imaging — NBI) — это оптическая диагностическая методика, основанная на использовании специальных оптических фильтров, суживающих спектр световой волны. Обычные эндоскопические системы используют практически весь видимый световой спектр от 400 до 800 нм (рис. 1) [16]. Узкоспектральная система использует преимущества двух световых волн длиной 415 и 445 нм в диагностике сосудистых структур слизистой оболочки пищеварительного тракта, так как эти световые волны хорошо поглощаются гемоглобином [17]. Это позволяет получить детальное изображение сосудистого рисунка ткани, его изменений, характерных для патологических участков воспалительного генеза, а также для предраковых заболеваний и ранних форм рака. К тому же эта эндоскопическая система повышает контрастность изображения, что создает эффект «виртуальной хромоскопии», который может быть применим для точной оценки границ патологического образования [18].

Рис. 1. Узкоспектральная эндоскопическая система.

Увеличительная эндоскопия позволяет осмотреть патологический участок с оптическим увеличением более чем в 100 крат и детально оценить его структуру и точные границы. Совместное применение увеличительной и узкоспектральной эндоскопии дает возможность более подробно оценить ямочный и сосудистый рисунок исследуемого участка. Высокая специфичность и чувствительность этих методов [19, 20] в диагностике структурных изменений тканей при ранних формах рака и предраковых изменениях эпителия желудка позволяют считать эти методики «оптической биопсией» [21] (табл. 2).

Таблица 2. Показатели чувствительности и специфичности узкоспектральной эндоскопии (в %) в сравнении со стандартным осмотром в белом свете в выявлении раннего рака желудка [19, 20]

При эндоскопическом осмотре с увеличением слизистой оболочки желудка оцениваются два основных компонента [22]: микрососудистый рисунок и микроструктура поверхности эпителия, по характеру изменений которых можно прогнозировать гистологическое строение патологического участка. По данным K. Akisato [23], при развитии рака отмечается существенная перестройка микрососудистого русла в виде изменения концентрации сосудов, типа ветвления, размера сосудов, появления сосудов, специфичных для рака желудка. Как показывают исследования, при анализе морфометрических показателей микрососудов рака желудка с помощью увеличительной эндоскопии, они имеют больше соединительных точек по сравнению с окружающей слизистой оболочкой, больше конечных точек и точек ветвления [24]. Поэтому одним из самых характерных признаков неопластического процесса является изменение микрососудистого рисунка. В соответствии с исследованием японских специалистов [25], выделяются четыре категории патологических изменений микрососудов, достоверно связанных с раком желудка:

1. Дилатация (Dilation): наличие микрососудов, имеющих калибр в 2 раза больший по сравнению с сосудами окружающей области.

2. Резкие изменения калибра (Abrupt caliber alteration): наличие микрососудов, калибр которых либо вдвое меньше, либо вдвое больше по сравнению с оригинальным размером. Разрушение микрососудистой сети также включается в это понятие.

3. Извилистость (Tortuousness): наличие микрососудов, которые вариабельно извиты или закручены.

4. Различие по форме (Heterogeneity in shape): наличие микрососудов, форма которых индивидуальна и вариабельна.

Согласно проспективному исследованию М. Kato и соавт. [26], чувствительность и специфичность таких признаков, как дилатация и гетерогенность формы микрососудов (в сочетании с исчезновением структуры поверхности) в диагностике рака составляет 92,9 и 94,7% соответственно и достоверно выше аналогичных показателей при использовании стандартной эндоскопии в белом свете (42,9 и 61,0% соответственно).

На основе анализа микрососудистого рисунка с помощью увеличительной эндоскопии возможно прогнозирование гистологического строения опухоли, что необходимо для дальнейшего выбора метода резекции опухоли (эндоскопическая резекция или хирургическая операция). Т. Nakayoshi и соавт. [27] выделили два основных типа сосудистого рисунка при раннем раке желудка:

1. Сетчатый рисунок (Fine network pattern): большое количество микрососудов, соединенных между собой в виде тонкой сети. Этот тип сосудистого рисунка определялся в 68,7% случаев дифференцированной аденокарциномы (кишечный тип).

2. Штопорообразный рисунок (Corkscrew pattern): обособленные, извитые микрососуды, имеющие форму «штопора». Этот тип сосудистого рисунка выявлялся в 85,3% случаев недифференцированного рака.

При развитии неопластической трансформации происходят изменения в микроструктуре ямок и борозд. В исследовании Y. Otsuka и соавт. [28] в случае дифференцированной аденокарциномы плотность желудочных желез была достоверно выше по сравнению с нормальной слизистой оболочкой. Как показали исследования K. Yagi и соавт. [29], области неоплазии имеют тенденцию к увеличению плотности желез и, как следствие, уменьшению промежуточной части между устьями желез, что делает так называемую «белую зону», представляющую краевой ямочный эпителий, нечеткой или невидимой. По этой же причине М. Kaise и соавт. [30] изменения структуры поверхности при раке желудка характеризовали гетерогенностью, нерегулярностью эпителиальных структур или ее отсутствием (полным или частичным). Чувствительность, специфичность и точность этих признаков как диагностического критерия раннего рака составила 100, 89,7 и 90,4% соответственно [31].

Увеличительная и узкоспектральная эндоскопия требует от специалиста знаний не только в области гастроэнтерологии, онкологии и морфологии, но и в новых узкоспециализированных дисциплинах, таких как микроанатомия слизистой оболочки органов пищеварительной системы. В эпоху компьютеризации автоматизированные системы, позволяющие анализировать рисунок поверхности эпителия и микрососудистый рисунок, могут помочь специалистам в интерпретации полученных данных, прогнозировании гистологических изменений, и, как следствие, принятии клинического решения при выполнении диагностический эндоскопии [32]. Компьютерные системы, позволяющие прогнозировать патологические состояния и тем самым повышать точность диагностики, получили название автоматизированных систем поддержки принятия решения (computer-aided decision support systems — CADSSs) [33]. Применение автоматизированных систем принятия решения в современной эндоскопии создало новое направление эндоскопической диагностики — автоматизированную эндоскопию (computer-aided endoscopy). В рамках совместного проекта международной научно-исследовательской лаборатории «Дискретная и вычислительная геометрия им. Б.Н. Делоне» Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова и эндоскопического отделения Ярославской областной клинической онкологической больницы разработана комплексная среда поддержки принятия решений при использовании узкоспектральной и увеличительной эндоскопии в желудке. Созданная система позволяет распознать и классифицировать обрабатываемое изображение, при этом, согласно тестированию, среднее значение доли правильно классифицированных точек составило 79%.

Другой новой оптической методикой эндоскопической диагностики является аутофлюоресцентная эндоскопия (Autofluorescence imaging — AFI), основанная на феномене естественной флюоресценции (аутофлюоресценции) эндогенных веществ-флюорофоров слизистой оболочки пищеварительной системы. Организм человека содержит большое число молекул, обладающих феноменом аутофлюоресценции. В аспекте применения этого феномена в эндоскопической диагностике опухолей пищеварительного тракта наиболее важными представляются такие соединения как: коллаген, эластин, восстановленная форма никотинамид-динуклеотидфосфата, флавинадениндинуклеотид-рибофлавин-аденозиндифосфат, порфирины. При применении этого метода в нормальной слизистой оболочке возбуждающий свет с короткой длиной волны достигает подслизистого слоя и вызывает естественное флюоресцентное свечение эндогенных флюорофоров (прежде всего коллагена, обладающего зеленым свечением), которое без значительного поглощения слизистой оболочкой воспринимается матрицей эндоскопа. Участки с утолщенной слизистой оболочкой, прежде всего опухолевая ткань, в значительной степени поглощают естественную флюоресценцию, вследствие чего возникает пурпурная или фиолетовая окраска патологических участков. Углубленные участки с истонченной слизистой оболочкой наоборот усиливают аутофлюоресценцию из-за уменьшения толщины барьерного слоя, вследствие чего появляется зеленый цвет таких образований (рис. 2) [34]. Однако аутофлюоресцентная эндоскопия имеет очень низкую специфичность вследствие большого количества ложноположительных результатов осмотра. Несмотря на это, с помощью этой методики выявлено на 23% больше плоскоприподнятых ранних раков по сравнению с осмотром в белом свете, тем самым определяя место аутофлюоресцентной эндоскопии как технологии «красного флага» для проведения скрининга поверхности слизистой оболочки желудка с целью обнаружения патологических участков, подозрительных в отношении неоплазии [35].

Рис. 2. Принцип получения изображения при осмотре в режиме аутофлюоресценции. а — приподнятый патологический участок: поглощение аутофлюоресценции, появление фиолетового свечения; б — углубленный патологический участок: усиление аутофлюоресценции, появление зеленого свечения.

Тримодальная эндоскопия позволяет сочетать осмотр в белом свете для рутинного осмотра, аутофлюоресцентный режим для поиска патологических очагов и узкоспектральный режим для детального изучения найденных изменений. Осмотр в различных режимах позволяет получить всестороннюю оценку различных характеристик слизистой оболочки и служит удобным инструментом для эндоскопического скрининга рака желудка (рис. 3).

Рис. 3. Различные эндоскопические методики в диагностике раннего рака. а — рутинная эндоскопия в белом свете: плоскоприподнятый участок кардиального отдела желудка; б — хромоскопия с индигокармином; в — аутофлюоресцентная эндоскопия: фиолетовый участок на зеленом фоне; г — узкоспектральная эндоскопия с увеличением: разрушенный рисунок поверхности эпителия с формированием тонкой сети патологических микрососудов; д — анализ эндоскопического изображения с помощью автоматизированной системы поддержки принятия решения: зона коричневого цвета соответствует раку желудка с высокой вероятностью; гистологическая верификация: высокодифференцированная аденокарцинома.

см. рис. 4

Рис. 4. Показания к эндоскопической резекции слизистой оболочки (ЭРС) и расширенные показания к эндоскопической диссекции в подслизистом слое (ЭДПС) (адаптировано из Gotoda T. Endoscopic resection of early gastric cancer. Gastric Cancer 2007; 10 (1): 1—11).

см. рис. 5

Рис. 5. Этапы эндоскопической диссекции в подслизистом слое (схема). а — маркировка границ опухоли; б — инъекция раствора гиалуроновой кислоты; в — выполнение циркулярного разреза; г, д, е — диссекция патологического участка с помощью электрохирургического ножа в подслизистом слое (адаптировано из Asano M. Endoscopic submucosal dissection and surgical treatment for gastrointestinal cancer. World J Gastrointest Endosc 2012; 4 (10): 438—447).

При выявлении диспластических и неопластических изменений слизистой оболочки важным лечебно-диагностическим этапом ведения таких пациентов является эндоскопическая резекция патологического очага. В последние годы отмечается прогресс в развитии различных эндоскопических методик резекции слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта [36]. Методика петлевой биопсии (strip biopsy) известна еще с 80-х годов прошлого столетия и выполняется с использованием двухканального эндоскопа. Как и при многих других методиках, предварительно в подслизистый слой вводится физиологический раствор с добавлением небольшого количества адреналина в разведении 1:1 000 000. Далее с помощью захвата, предварительно продетого через эндохирургическую петлю, приподнимается патологический участок, после чего петля затягивается под основание образования и производится резекция. Аспирационные методики стали развиваться в 90-х годах и приобрели очень большую популярность как в Японии, так и в странах Запада. К ним, в частности, относится методика резекции с использованием пластикового колпачка, фиксированного на дистальном конце эндоскопа, и петли, расположенной внутри колпачка. При использовании этой методики патологический участок аспирируется внутрь колпачка и захватывается у основания петлей с дальнейшей резекцией. Также выделяют методики лигирования с применением лигаторов, которые используются для лечения варикозно-расширенных вен, и специальных аспирационных мукосекторов. Особенностью этих методик является выполнение резекции патологического участка не по внутреннему диаметру аспирационного колпачка, а снаружи его.

С начала 2000-х годов стала широко внедряться в практику новая методика — резекция с диссекцией в подслизистом слое. Преимущество этой методики состоит, прежде всего, в том, что выполняется резекция единым блоком, даже в случае больших размеров, сложного месторасположения патологического участка. Это значительно повышает радикальность резекции. К тому же контролируется размер и форма резекции, возможна резекция патологических участков с изъязвлением. Однако по сравнению с обычными методами резекции операция технически сложнее, по времени идет дольше, также имеется высокий риск осложнений, таких как перфорация и кровотечение [37]. Эндоскопическому удалению подлежат патологические участки, при которых риск лимфатического метастазирования незначителен. Согласно Японским рекомендациям, показаниями для резекции слизистой оболочки являются дифференцированный тип аденокарциномы, выступающий тип менее 30 мм в диаметре, углубленный тип менее 20 мм, без изъязвлений, признаков инвазии. При таких условиях риск метастазирования в лимфатические узлы минимальный. Однако при дальнейшем изучении более 5000 случаев рака желудка после гастрэктомии с расширенной лимфодиссекцией японскими учеными во главе с T. Gotoda выявлено отсутствие метастазирования при более прогрессивных формах рака. В связи с этим появились так называемые расширенные показания к резекции методикой диссекцией по подслизистому слою: внутрислизистый рак без изъязвлений вне зависимости от размера, внутрислизистый рак с изъязвлением <30 мм, рак с минимальной подслизистой инвазией (<500 мкм: sm1) <30 мм [38].

Эндоскопическая резекция методикой диссекции в подслизистом слое имеет следующие этапы:

1. Маркировка границ патологического образования, которая проводится непосредственно электрохирургическим ножом. При этом метки ставятся с помощью коагуляции на 0,5 см кнаружи от видимого края патологического участка.

2. Инъекция раствора гиалуроновой кислоты в подслизистый слой. Этот препарат в отличие от физиологического раствора долго поддерживает форму возникающей при инъекции «подушки», что очень важно при таких длительных операциях.

3. Циркулярный разрез. С помощью электрохирургического ножа выполняется сначала инициирующий разрез до подслизистого слоя, далее — циркулярный разрез примерно на 0,5 см кнаружи от меток.

4. Диссекция патологического участка с помощью электрохирургического ножа в подслизистом слое, в результате чего образуется обширный посткоагуляционный язвенный дефект, который полностью эпителизируется за 1—1,5 мес.

В качестве электрохирургических ножей применяет-ся большое количество инструментов (игольчатый нож, IT-нож, двойной нож и т. д.), каждый из которых имеет свои особенности и преимущества. В настоящее время, с возникновением гибридных технологий, объединяющих несколько инструментов в один, для эндоскопической диссекции в подслизистом слое широко применяется гибридный водоструйный нож (HybridKnife, «ERBE», Германия). Этот нож имеет в центральной части маленький канал для подачи физиологического раствора и соединяет в себе функции инъектора и электрохирургического ножа, благодаря чему не требуется смена инструментов при проведении эндоскопической диссекции.

Показатели 3- и 5-летней выживаемости при эндоскопической резекции раннего рака желудка, по различным данным составляет выше 95—100% [39, 40], а при применении методики диссекции по подслизистому слою — до 100% [41], при этом качество жизни во много раз выше, чем после радикального хирургического лечения.

В настоящее время активное развитие получили минимально инвазивные оперативные вмешательства, находящиеся на стыке лапароскопической хирургии и оперативной эндоскопии, — чреспросветные эндоскопические операции через естественные отверстия (NOTES — Natural Orifice Translumenal Endoscopic Surgery). С использованием этих методик возможно проведение малоинвазивного лечения при прогрессивных стадиях рака желудка с высоким риском метастазирования в региональные лимфатические узлы. Операция производится с помощью комбинированного доступа (со стороны желудка и со стороны брюшной полости), сочетая возможности эндоскопии и лапароскопической хирургии [42]. Учитывая тот факт, что значительное число стандартных резекций желудка с лимфодиссекцией не всегда оказывается необходимыми (при отсутствии метастатического поражения лимфатических узлов), для выявления объема лимфогенного метастазирования используется методика так называемого лимфатического картирования рака желудка и биопсии «сторожевого» лимфатического узла, что определяет минимально необходимый объем резекции [43]. Для этого предварительно выполняется эндоскопическое введение в опухоль специального вещества, как правило, являющегося комбинацией красителей (индоцианина зеленого) и радиоизотопных маркеров (коллоид-меченных Tc99 частиц) [44]. Затем посредством транслюминального доступа после осмотра выполняется эксцизионная биопсия «сторожевого» лимфатического узла, т. е. лимфатического узла, накопившего введенное вещество. При отсутствии его метастатического поражения производится эндоскопическая полнослойная резекция опухоли под контролем лапароскопического доступа. Таким образом, возможно выполнение малоинвазивного лечения при наличии опухоли желудка не только с Т1—2N0М0, но и даже при Т3 опухолях, однако в последнем случае проблемным остается вопрос закрытия дефекта желудочной стенки.

Эволюция эндоскопических технологий позволяет не только выполнять точную диагностику ранних форм рака желудка, но и проводить малоинвазивное лечение на более прогрессивных стадиях этого заболевания, увеличивая выживаемость и улучшая прогноз больных после операции.

РАННИЙ РАК МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ: ПРОГНОСТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИХ ПОДТИПОВ (АНАЛИЗ КУМУЛЯТИВНОЙ БАЗЫ ДАННЫХ ФГБУ «НИИ ОНКОЛОГИИ ИМ. Н.Н. ПЕТРОВА» МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ) | Семиглазов

1. Семиглазов В.Ф., Манихас А.Г., Семиглазова Т.Ю., Бессонов А.А., Семиглазов В.В. Неоадъювантная системная терапия рака молочной железы. (руководство) Аграф, 2012. – 112 стр.

2. Семиглазов В.Ф., Семиглазов В.В., Дашян Г.А. Эндокринотерапия раннего рака молочной железы. Руководство. М., «МЕДпресс-информ». – 2011 – 96 стр.

3. Семиглазов В.Ф., Семиглазов В.В., Манихас А.Г. Рак молочной железы. Химиотерапия и таргетная терапия. М., «МЕДпресс-информ». – 2012. – 360 стр. 4. Cheang MCU, Chia SK, Voduc D, Gao D, Leung S, Snider J, Watson M, Davies S, Bernard PS, Parker JS, Perou CM, Ellis MJ, Nielsen TO. Ki67 index, HER2 status, and prognosis of patients with luminal B breast cancer. J Natl Cancer Inst. 2009. – Vol.101. – P.736–750

4. Goldhirsch A., Wood W. C., Coates A. S., et al. Strategies for subtypes—dealing with the diversity of breast cancer: highlights of the St Gallen International Expert Consensus on the Primary Therapy of Early Breast Cancer 2011 Ann Oncol. 2011 August. –Vol.22(8). – P. 1736–1747

5. Hammond ME, Hayes DF, Wolff AC. Clinical notice for American Society of Clinical Oncology-College of American Pathologists guideline recommendations on ER/PgR and HER2 testing in breast cancer. J Clin Oncol 2011. — Vol. – 29. pp. 1152-1162 at http://ico.ascopubsorg/cgi/doi/10.1200/JCQ.2011.35.2245.

6. Perou CM, Sorlie T, Eisen MB et al. Molecular portraits of human breast tumours. Nature 2000; — Vol. — 406: pp. 747-752.

7. Piccart-Gebhart MJ, Procter M, Leyland-Jones В et al. Trastuzumab after adjuvant chemotherapy in HER2-positive breast cancer. N Engl J Med 2005; — Vol. — 353: pp. 1659-1672.

8. Romond EH, Perez EA, Bryant J, et al. Trastuzumab plus adjuvant chemotherapy for operable HER2-positive breast cancer. N Engl J Med 2005; — Vol. — 353: pp.1673-1684.

9. Viale G, Regan MM, Mastropasqua MG et al. Predictive value of tumor Ki-67 expression in two randomized trials of adjuvant chemoendocrine therapy for node-negative breast cancer. J Natl Cancer Inst 2008; — Vol. — 100: pp. 207-212.

Ранний рак яичников: наш взгляд на проблему | Жорданиа

1. Давыдов М.И., Аксель Е.М. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ в 2006 г. Вестн РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН 2008;19(2 Прил 1).

2. Карселадзе А.И. Морфология эпителиальных опухолей яичников. Автореф. дис. … д-ра мед. наук. М., 1989.

3. Kindelberger D.W, Lee Y., Miron A. et al. Intraepithelial carcinoma of the fimbria and pelvic serous carcinoma: evidence for a causal relationship. Am J Surg Pathol 2007;31:161–9.

4. Глазунов М.Ф. Опухоли яичников. Л., 1961.

5. Прокопенко П.Г., Борисенко С.А., Полторанина В.С. и др. Опухоли яичников: особенности эволюции, распространения, диагностики и профилактики. ОЖРС 2011;(1):63–9.

6. Cliby W.A., Aletty G.D. et al. Is it justified to classify patients to stage IIIC epithelial ovarian cancer based on nodal involvement only? Gynecol Oncol 2006;12(103):797–801.

7. Piver M.S., Marchetti D.L. Potential for cure in ovarian cancer. Comp Ther 1986; 12:13–20.

8. Faber A.N., Rose P.G. Роль хирургии в лечении рака яичников. J Clin Oncol 2007;1(4):331–41.

9. Janni W. et al. Persistence of disseminated tumor cells in the bone marrow of breast cancer patients predicts increased risk for relapse – a European pooled analysis. Düsseldorf: Frauenklinik der Heinrich- Heine-Universitat.

10. Braun S et al. Occult tumor cells in bone marrow of patients with locoregionally restricted ovarian cancer predict early distant metastatic relapse. J Clin Oncol 2001;19(2):368–75.

11. Kaplan R.N., Riba R.D., Zacharoulis S. et al. VEGFR1 – positive haematopoetic bone marrow progenitors initiate the pre-metastatic niche. Nature 2005;8:(438):820–7.

12. Maffini M.V., Soto A.M., Callabro J.M. et al. The stroma as a crucial target in rat mammary gland carcinogenesis. J Cell Sci 2004;117:1495–502.

13. Buys S.S., Partridge E., Black A. et al. Effect of screening on ovarian cancer mortality in the prostate, lung, color- ectal,ovarian cancer randomized screening trial. ASCO, 2011; abstr 5001.

14. Тамаева З.Э. Рецидивы рака яичника I–IIА стадии. Факторы прогноза, лечение. Автореф. дис. … канд. мед. наук. М., 2005.

15. Минимальные клинические рекомендации Европейского общества медицинской онкологии. Под ред. С.А. Тюляндина, Н.И. Переводчиковой, Д.А. Носова. М.: РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН, 2007;с. 331–41.

16. Benedetti-Panici B., Maggioni A., Hacker N. et al. Systematic aortic and pelvic lymphadenectomy versus resection of bulky nodes only in optimally debulked advanced ovarian cancer: a randomized clinical trial. J Natl Cancer Inst 2005;97:560–6.

17. Kim H., Ju W. et al. The efficacy of systemic lymphadenectomy for overal survival in epithelial ovarian cancer: a systematic review and meta-analysis by KOGYMAG. J Clin Oncol 2009;27; abstr 16509.

18. Hoskins W.J., McGuire W.P., Brady M.F. et al. The effect of diameter of largest residual disease on survival after primary cytoreductive surgery in patients with suboptimal residual epithelial ovarian carcinoma. Am J Obstet Gynecol 1994;170(4):974–80.

19. Skirnisdottir I., Sorbe B. et al. Survival and prognostic factors in early-stage epithelial ovarian cancer treated with taxane-based adjuvant chemotherapy. Intern J Gynecol Cancer 2007.

20. Barrum-Gamez J. et al. Is there a high- risk subgroup of stage 1 of epithelial ovarian carcinoma that is most likely to benefit from 6 versus 3 cycles of adjuvant chemotherapy? Intern J Gynecol Cancer 2010;20(7).

21. Winter-Roach B., Hooper L., Kitchener H. Systematic review of adjuvant therapy for early stage (epithelial) ovarian cancer. Intern J Gynecol Cancer 2003; 13(4):395–404.

Раннее выявление рака молочной железы

Что такое рак молочной железы
Рак молочной железы (РМЖ, рак груди) — это злокачественное новообразование (опухоль) железистой ткани молочной железы.
Распространенность рака молочной железы
В мире это самый частый вид рака среди женщин, им болеют женщины в возрасте от 13 до 90 лет. Количество случаев рака молочной железы в развитых странах резко увеличилось после 1970-х годов. Причиной увеличения частоты заболеваемости считают изменившийся стиль жизни населения развитых стран, в частности то, что в семьях стало меньше детей, сроки грудного вскармливания сократились, а возраст первых родов перешагнул тридцатилетний рубеж.

Учитывая, что молочная железа состоит из одинаковых тканей у мужчин и женщин, рак молочной железы иногда встречается и у мужчин, но случаи рака молочной железы у мужчин составляют менее 1% от общего количества больных РМЖ.
Факторы риска рака молочной железы
Частота и риск развития рака молочной железы зависит от многих факторов, как модифицируемых, так и немодифицируемых.

Немодифицируемые факторы риска:
• Возраст
• Семейная история рака молочной железы
• При ранее выявленном раке одной молочной железы, возрастает риск поражения второй молочной железы
• Наличие других видов рака (рак эндометрия, яичников, толстой кишки)
• Первые месячные (менархе) ранее 11 лет
• Климакс в возрасте старше 55 лет
Другие факторы риска:
• Роды. Нерожавшие женщины имеют более высокий риск в сравнении с рожавшими женщинами.
• Поздние роды: женщины, первые роды у которых пришлись на возраст старше 30 лет, имеют более высокий риск развития рака молочной железы.
• Длительная заместительная гормональная терапия эстроген-прогестиновыми препаратами в возрасте от 50 до 79 лет повышает риск развития рака груди.
• Повышенная масса тела является фактором риска рака молочной железы в постменопаузе
• Алкоголь так же увеличивает риск РМЖ, что связывают с повышением уровня эстрогенов на фоне употребления алкоголя.
Скрининг рака молочной железы
Скрининг рака молочной железы включает исследования, которые позволяют обнаружить опухоль раньше, чем сама женщина найдет уплотнение в груди. Вероятность смерти от рака молочной железы снизилась в конце прошлого века отчасти это из-за того, что скрининговые исследования позволяют обнаружить рак в самой ранней стадии, в которой он лечится гораздо успешнее.

Женщины с высоким риском рака молочной железы, например, с генетической мутацией BRCA1 и BRCA2, с множественной близкородственной наследственностью, должны изучить информацию о генетических тестах и рекомендациях о скрининге у лиц высокого риска.

Исследования для раннего выявления рака молочной железы:
• осмотр молочной железы врачом
• самостоятельный осмотр молочной железы.
• маммография (основной метод скрининга)
Самоосмотр молочной железы
Самоосмотр молочной железы – это способ обнаружения изменений в вашей собственной груди. Нет исследований, показывающих, что самоосмотр молочной железы снижает риск смертности от рака. Тем не менее, некоторые женщины чувствуют, что проведение самоосмотра на регулярной основе улучшает их способность находить изменения, которые иначе не были бы замечены.

Лучшее время для выполнения самоосмотра молочной железы – примерно неделя после окончания менструации, когда молочная железа менее напряженная. Если у вас нет менструального цикла, вы можете выбрать один день каждый месяца.

Осмотр молочной железы врачом
Ваш врач может выполнять осмотр молочной железы на регулярной основе как часть скрининга. Во время исследования врач внимательно осмотрит и затем ощупает обе молочные железы и подмышечную область. Большинство экспертов рекомендуют проводить осмотр молочных желез, параллельно с маммографией, начиная с 40-50 лет.

Маммография
Маммография – рентгеновское исследование молочной железы. Это лучший скрининговый тест для раннего выявления рака молочной железы.

Перед маммограммой Вас попросят раздеться до пояса и, возможно, надеть больничную одежду. Каждая молочная железа исследуется отдельно. Молочную железу расплющивают между двумя панелями. Это может быть не комфортно, но занимает всего несколько секунд. Для того, что бы снизить неприятные ощущения во время обследования, старайтесь избегать планирования маммографии прямо перед или во время менструации, когда молочная железа более чувствительна. Также не используйте подмышечные дезодоранты в день исследования.
Результаты маммографии
Интерпретацией результатов исследования занимается врач рентгенолог. Результат становится известен достаточно быстро, от нескольких часов, до суток, в зависимости от загруженности врача. Некоторым женщинам могут понадобиться дополнительные снимки. Необходимость провести дополнительное исследование не означает, что у Вас рак. Дополнительные снимки помогают рентгенологу получить более ясное и четкое изображение ткани молочной железы. Полученные результаты следует обсудить со своим врачом.

Обсуждение результатов маммографии
Если в результате маммографии выявлены изменения, то, вероятно, Ваш врач порекомендует Вам дополнительные исследования. В большинстве случаев, у женщин с отклонениями в маммограмме нет рака молочной железы.

Рекомендации для скрининга рака молочной железы

Когда начинать делать маммограмму
• Большинство экспертов рекомендуют сходятся во мнении, что ежегодный скрининг (включая маммограмму и осмотр груди) необходимо начинать с пятидесятилетнего возраста.
• Некоторые эксперты рекомендуют начинать проводить маммографию с 40 лет. Следует заметить, что результаты исследований, на которых основаны данные рекомендации, противоречивы, и не позволяют однозначно рекомендовать раннее начало скрининга.
• Решение о раннем начале скрининга необходимо обсудить со своим врачом, который поможет Вам принять решение, оценив все факторы риска

Как часто делать маммограмму
Женщины, которые начинают скрининг в возрасте 40 лет, обычно проводят его раз в год до 50 лет.
После 50 лет, большинство экспертных групп рекомендуют скрининг один раз в два года, в зависимости от индивидуального риска по раку молочной железы у женщины.

Когда прекращать проведение маммографии.
Большинство экспертных групп рекомендуют, чтобы женщина продолжала делать рутинную маммографию и клинический осмотр в течение всей жизни. Данная рекомендация объясняется тем, что риск развития рака молочной железы с возрастом увеличивается.

клинико-морфологическое изучение безопасности расширенных критериев эндоскопической резекции

Эндоскопическая резекция (ЭР) является широко распространенным вариантом лечения раннего рака желудка (РРЖ), при
параметрах опухоли, соответствующих стандартным или расширенным показаниям ЭР, однако онкологическая безопасность рас-
ширенных критериев все еще изучается. Цель исследования: изучение онкологической безопасности расширенных показаний ЭР
РРЖ на материале ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России на основании анализа частоты метастазирования
и выживаемости больных РРЖ в соответствии с показаниями ЭР. Методы: изучен операционный материал четыресот четырех
пациентов, перенесших радикальную хирургическую операцию по поводу раннего рака желудка в ФГБУ «НМИЦ онкологии им.
Н. Н. Блохина» Минздрава России в период с ноября 1990 по декабрь 2006 год. У всех больных был определен уровень регио-
нарного метастазирования и прослежена 10- и 15-летняя общая выживаемость. К общей группе больных РРЖ были применены
абсолютные и относительные показания ЭР РРЖ, определен уровень риска регионарного метастазирования и проведен анализ
снижения уровня риска метастазирования при использовании абсолютных критериев ЭР РРЖ ко всем группам больных РРЖ.
Результаты: метастазы в лимфатических узлах были обнаружены у 54 (13,4%) больных РРЖ, 50 пациентов соответствовали
абсолютным показаниям, в этой группе РРЖ не было обнаружено метастатического процесса. В группе 125 пациентов с РРЖ,
соответствовавшим расширенным показаниям, у 3 (2,4%) человек были обнаружены метастазы в регионарных лимфатических
узлах. Изъязвление являлось наиболее важным параметром в уровне риска метастазирования РРЖ. Выводы: В целом, расши-
рение показаний ЭР РРЖ оправдано с минимальным превышением риска по сравнению с абсолютными критериями. Однако
расширение показаний должно быть соотнесено с рисками хирургической операции для этих пациентов.
Ключевые слова: ранний рак желудка, эндоскопическая резекция, расширенные показания, безопасность

ранних предупреждающих знаков рака: 5 симптомов, которые нельзя игнорировать

  • Необъяснимая потеря веса

    Если вы худеете без причины, обратитесь к врачу. Потеря 10 фунтов
    или больше не о чем беспокоиться. Однако в редких случаях это может быть
    первый признак рака.

  • Усталость

    Это не усталость, похожая на то, что вы чувствуете после долгого рабочего дня или
    играть. Сильная усталость, которая не проходит после отдыха, может быть ранним
    признак рака.

    Рак использует питательные вещества вашего тела для роста и развития, поэтому эти питательные вещества
    больше не наполняют ваше тело. Эта «кража питательных веществ» может заставить вас
    чувствую себя очень уставшим.

    Есть много основных причин усталости, многие из них не
    связанные с раком. Если ваши симптомы достаточно серьезны, чтобы повлиять на качество
    жизни, позвоните своему врачу.

  • Лихорадка

    Лихорадка может быть частым симптомом обычных простуд и гриппа. Часто это
    не о чем беспокоиться.

    Определенные характеристики лихорадки могут предсказать возможную связь с раком.
    Вам следует обратить особое внимание, если:

    • Лихорадка бывает чаще всего по ночам.
    • Других признаков инфекции у вас нет.
    • Вы испытываете ночную потливость.
  • Боль

    Боль — это еще один симптом, который может быть вызван множеством причин, многими
    из них обычное дело, но это также может указывать на основное заболевание.

    Рак может вызывать боль по-разному, в том числе:

    • Образование или опухоль, давящие на другие части вашего тела.
    • Химические вещества, выделяемые раком
    • Метастазирование или распространение от места возникновения рака

    Если вы испытываете боль, которая не проходит — и вы не уверены
    откуда оно взялось — ваш врач может помочь с лучшими дальнейшими шагами.

  • Изменения кожи

    Наша кожа является самым большим органом нашего тела и может быть окном в нашу
    общее самочувствие.Желтуха (пожелтение глаз или кончиков пальцев) — один из симптомов
    это могло указывать на возможную инфекцию. Причина — рак или
    более обычная инфекция, вам следует ее проверить.

    Изменения родинок тоже могут быть поводом для беспокойства. Позвоните своему врачу, если родинка:

    • Асимметричный или с неровными краями
    • Имеет забавные или неправильные границы
    • Меняет цвет или становится темнее
    • Большой или растущий

    Это не единственный способ реакции вашего организма на ранний рак.Проверять
    снаружи
    симптомы гастроэнтеролог Джона Хопкинса
    Энн Мари Леннон, доктор медицины, доктор философии, хочет, чтобы вы были особенно осторожны.

  • Почему важна ранняя диагностика?

    Как ранняя диагностика может улучшить выживаемость

    Рак, диагностированный на ранней стадии, когда он не слишком велик и не распространился, с большей вероятностью будет успешно вылечен. Ниже приведены несколько примеров того, как раннее выявление рака может иметь реальное значение.

    Ранняя диагностика рака кишечника

    В Англии более 9 из 10 пациентов с раком кишечника переживают болезнь в течение 5 лет или более, если диагноз диагностирован на самой ранней стадии.

    В Великобритании существует программа обследования кишечника для людей без симптомов. Вам не нужно ждать приглашения на просмотр, если вы заметили что-то необычное для вас. Возьмите на себя ответственность и поговорите со своим терапевтом.

    Узнайте больше о диагностике рака кишечника.

    Ранняя диагностика рака груди

    Почти все женщины, у которых диагностирован рак груди на самой ранней стадии, выживают в течение как минимум 5 лет.

    В Великобритании действует программа скрининга груди.Но вам не нужно ждать приглашения на просмотр, если вы заметили что-то необычное для вас. Возьмите на себя ответственность и поговорите со своим терапевтом.

    Узнайте больше о диагностике рака груди.

    Ранняя диагностика рака яичников

    Более 9 из 10 женщин, у которых диагностирован рак яичников на самой ранней стадии, выживают как минимум 5 лет. Это составляет чуть более 1 из 10 женщин, когда рак яичников диагностируется на самой поздней стадии.

    Узнайте больше о диагностике рака яичников.

    Ранняя диагностика рака легких

    Почти 9 из 10 пациентов с раком легких переживут болезнь в течение как минимум года, если диагноз будет поставлен на самой ранней стадии. Когда рак легких диагностируется на самой поздней стадии, этот показатель составляет примерно 1 из 5 человек.

    Узнайте больше о диагностике рака легких.

    Почему некоторые виды рака диагностируются поздно?

    Может быть несколько причин задержки в диагностике рака, например:

    • Люди могут не подозревать о возможных признаках и симптомах рака, например о беспричинной усталости или непрекращающемся кашле.
    • Люди могут с трудом попасть на прием в удобное время или беспокоиться о том, что отнимут время у врача.
    • Некоторые люди могут откладывать разговор со своим терапевтом из-за беспокойства о том, что они могут найти.
    • Могут быть задержки с направлением пациентов на анализы или с записью на прием в больницу.
    • Не все пути диагностики просты. Врачи могут изучить другие возможности, прежде чем поставить диагноз рака.

    Когда дело доходит до вашего тела, помните, что вы все в ответе.Если вы заметили что-то необычное, не откладывайте. Поговорите со своим врачом, даже если об этом уже упоминали ранее. В большинстве случаев это не рак, но если это так, раннее обнаружение может иметь большое значение.

    В Великобритании национальные программы скрининга могут помочь диагностировать рак на ранней стадии, когда вероятность успеха лечения выше. Скрининг на рак предназначен для людей без симптомов, поэтому, если вы заметили изменения, не ждите скрининга. Сообщите своему врачу как можно скорее.

    Переход на новый уровень раннего выявления рака

    Раннее обнаружение рака может спасти жизни, однако прогнозируется, что рак станет убийцей номер один в мире, потому что мы все еще слишком поздно диагностируем большинство видов рака. В настоящее время в Соединенных Штатах мы проводим скрининг только на пять типов распространенных видов рака. Остальные выявляются только при появлении признаков или симптомов, часто указывающих на запущенное заболевание при плохих результатах. По нашим оценкам, эти пять единичных скрининговых тестов на рак в совокупности выявляют только 16 процентов из 1.Ежегодно в США у людей в возрасте 50–79 лет диагностируется 2 миллиона случаев рака.

    Студентов-медиков учат, что когда дело доходит до скрининга рака, важна чувствительность теста. Скрининговый тест должен выявить наличие рака. Вот в чем проблема. Ежегодно мы тратим 27 миллиардов долларов на отборочные тесты, которые дают около девяти миллионов положительных результатов. Из них только 204 тысячи оказались реальными раками, а 8,8 миллиона оказались ложноположительными. Многие женщины с подозрительными маммограммами слишком хорошо знают это мучительное путешествие, подвергаясь месяцам дополнительных диагностических тестов, но в конечном итоге их признают здоровыми.Фактически, скрининговые тесты, рекомендованные для 60-летней женщины с историей курения (скрининг на рак груди, толстой кишки, шейки матки и легких), дают 43-процентную вероятность по крайней мере одного ложноположительного теста. Этот подход с высокой чувствительностью, но неоптимальной специфичностью к скринингу рака нацелен на один вид рака за раз, и потребуются десятилетия, чтобы внедрить его в форме, в которой преимущества будут максимальными, вред сведен к минимуму и усилия будут экономически эффективными.

    Важность достижения баланса между высокоточным и чувствительным тестированием и скринингом большой популяции стала очевидной в случае COVID-19.Пора принять аналогичную популяционную стратегию для решения других проблем общественного здравоохранения, таких как рак.

    Улучшение раннего выявления рака может быть единственным способом действительно сократить кривую смертности от рака; однако раннее обнаружение рака страдает от общего недуга в медицине и общественном здравоохранении: эффекта уличного света. Мы ищем пять видов рака «здесь», под уличным фонарем, где у нас есть тесты для ранней диагностики, но около 70 процентов смертей от рака происходят «там», в темноте, куда мы даже не смотрим.Некоторые могут предположить, что мы не проводим скрининг этих видов рака, потому что у нас нет лечения, но обзор практических рекомендаций и литературы показывает, что почти все ранние виды рака имеют эффективное лечение, даже если некоторым рекомендуется бдительное ожидание, например неагрессивный ранний рак простаты.

    Пациенты не могут выбирать, каким раком они болеют. Итак, что, если мы перейдем от скрининга на отдельные виды рака и начнем проверять людей на все возможные виды рака? Что, если бы мы резко улучшили общую диагностику рака? Что, если мы перейдем к отслеживанию уровня выявления рака (CDR) в популяции?

    Во-первых, CDR представляет собой общее количество выявленных раковых заболеваний из общего числа ожидаемых раковых заболеваний в наблюдаемой популяции.Это мера урожайности населения программы скрининга. В США, например, в этом году будет около 1,2 миллиона случаев рака у взрослых в возрасте от 50 до 79 лет; Ожидается, что маммография обнаружит 114 000 из этих видов рака, при CDR около 9 процентов. Даже если объединить все пять скрининговых тестов на один рак, CDR по-прежнему составляет всего около 16 процентов. Хотя это огромное достижение, само по себе это не изменит кривую смертности от рака и не решит кризис общественного здравоохранения, вызванный раком.

    Геномная революция дает возможность переписать эту главу с потенциально более счастливым концом. В настоящее время готовится к коммерческой доступности ряд новых тестов для раннего выявления множественного рака (MCED). Эти MCED используют сложные технологии для поиска следов раннего рака в легко доступных веществах организма, таких как кровь, моча, слюна или стул. Несколько новых тестов, находящихся в разработке, способны выявлять различные виды рака, многие из которых являются потенциально летальными без рекомендуемых скрининговых тестов.Такие тесты следует использовать вместе с существующими единичными скрининговыми тестами на рак, во время профилактических посещений или обычных анализов крови, которые примерно 70 процентов американцев в возрасте 50–79 лет проходят не реже одного раза в год. Если каждый будет сдавать ежегодный анализ крови в дополнение к текущим скрининговым тестам, он сможет выявить 50 процентов всех видов рака, включая самые смертоносные, такие как рак поджелудочной железы, желудка и легких, у которых пятилетняя выживаемость составляет менее 50 процентов.

    Почему MCED — это такая глубокая идея, которая меняет правила игры? Потому что просто невозможно тратить десятилетия на разработку и тестирование нового подхода к скринингу для каждого отдельного рака.С увеличением частоты выявления рака в сочетании с низким уровнем ложноположительных результатов баланс сместится в сторону большей пользы, чем вреда для населения. Используемые отдельно тесты MCED могут по-прежнему пропустить некоторые виды рака, но лучше обнаружение, чем его отсутствие. С точки зрения общественного здравоохранения 50-процентный CDR может привести к раннему обнаружению многих видов рака, когда доступно потенциально излечивающее лечение.

    Так же, как мы отслеживаем уровень заражения COVID-19, уровень выявления и уровень смертности, нам необходимо использовать модель CDR и отслеживать наш прогресс в раннем обнаружении рака.Использование геномных сигнатур для значительного улучшения CDR может быть одним из первых преимуществ на уровне популяции, напрямую связанных с огромными инвестициями, сделанными в проект генома человека.

    Скрининговые тесты на рак | CDC

    Рак не ждет, и вы тоже. В этом видео д-р Лиза Ричардсон, д-р Роберт В. Карлсон и д-р Лаура Макарофф рассказывают о важности регулярных обследований на рак.

    Внешний значок «Скрининг» означает проверку вашего тела на наличие рака до появления симптомов.Регулярное прохождение скрининговых тестов может помочь обнаружить рак груди, шейки матки и колоректального рака (толстой кишки) на ранней стадии, когда лечение, вероятно, будет наиболее эффективным. Некоторым людям из группы высокого риска рекомендуется обследование на рак легких.

    Рекомендуемые отборочные тесты

    CDC поддерживает скрининг на рак груди, шейки матки, колоректального рака (толстой кишки) и легких в соответствии с рекомендациями Целевой группы профилактических служб США (USPSTF).

    Рак молочной железы

    Маммография — лучший способ обнаружить рак груди на ранней стадии, когда его легче лечить.

    Узнайте больше о скрининге на рак груди.

    Рак шейки матки

    Пап-тест позволяет обнаружить аномальные клетки в шейке матки, которые могут перерасти в рак. Тест на ВПЧ ищет вирус (вирус папилломы человека), который может вызывать эти клеточные изменения. Пап-тесты также могут выявить рак шейки матки на ранней стадии, когда шансы на выздоровление очень высоки.

    Узнайте больше о скрининге на рак шейки матки.

    Колоректальный рак (толстой кишки)

    Колоректальный рак почти всегда развивается из предраковых полипов (аномальных новообразований) толстой или прямой кишки.Скрининговые тесты позволяют обнаружить предраковые полипы, чтобы их можно было удалить до того, как они перерастут в рак. Скрининговые тесты также могут выявить рак прямой кишки на ранней стадии, когда лечение работает лучше всего.

    Узнайте больше о скрининге на колоректальный рак.

    Рак легких

    USPSTF рекомендует ежегодно проходить скрининг на рак легких с помощью низкодозовой компьютерной томографии (НДКТ) для людей, которые в анамнезе много курили, курили сейчас или бросили курить в течение последних 15 лет и в возрасте от 50 до 80 лет.

    Узнайте больше о скрининге на рак легких.

    Скрининг на другие виды рака

    Скрининг рака яичников, внешнего значка поджелудочной железы, внешнего значка предстательной железы, внешнего значка яичка, внешнего значка и щитовидной железы не показал снижения смертности от этих видов рака. USPSTF обнаружила недостаточные доказательства для оценки баланса пользы и вреда скрининга рака мочевого пузыря на внешней стороне и рака полости рта у взрослых без симптомов, а также визуального осмотра кожи врачом для выявления рака кожи на внешней стороне кожи у взрослых.

    Всемирный день борьбы против рака 2019: Акцент на раннем выявлении

    Автор сообщения ASCO
    Опубликовано: 04.02.2019 11:25:07
    Последнее обновление: 04.02.2019 13:26:34

    Всемирный день борьбы с раком 2019 г. — 4 февраля — подчеркивает необходимость принятия срочных мер по расширению выявления, скрининга и диагностики рака на ранних стадиях, чтобы значительно повысить шансы пациентов на выживание. Всемирный день борьбы с раком, проводимый под лозунгом «Я есть и буду», проводится под эгидой Международного союза борьбы с раком (UICC) и направлен на то, чтобы вдохновлять и поощрять действия отдельных лиц, медицинского сообщества и правительств по повышению осведомленности общественности доступ к раннему обнаружению, скринингу и диагностике.

    Преимущества ранней диагностики

    В 2018 году было диагностировано более 18 миллионов новых случаев рака, из которых около 5 миллионов случаев рака груди, шейки матки, колоректального рака и полости рта можно было бы выявить раньше и вылечить более эффективно.

    Доказано, что раннее обнаружение, скрининг и диагностика значительно улучшают выживаемость пациентов и качество жизни, а также значительно снижают стоимость и сложность лечения рака.Однако препятствия на пути к достижению более высоких показателей раннего выявления рака необходимо устранять на индивидуальном уровне, уровне системы здравоохранения и правительства, чтобы значительно снизить личное и финансовое бремя рака во всем мире.

    Большинство видов рака поддаются раннему выявлению. Когда рак обнаружен на ранней стадии — и в сочетании с соответствующим лечением — шанс выживания более 5 лет выше, чем при обнаружении на более поздней стадии. В Соединенных Штатах 5-летняя выживаемость для женщин, у которых рак шейки матки диагностирован на поздней стадии, составляет 15%, по сравнению с 93%, если диагноз диагностирован, когда рак не распространился.Эта закономерность сохраняется даже в странах с низким уровнем дохода — в Индии исследование среди сельских женщин с раком шейки матки показало, что 5-летняя выживаемость составляет 9% при диагностировании на стадии IV и 78% при диагностировании на стадии I.

    Ранняя диагностика также может значительно снизить стоимость лечения. Исследования, проведенные в странах с высоким уровнем доходов, показывают, что стоимость лечения для пациентов с ранним диагнозом в два-четыре раза ниже, чем для лечения пациентов с запущенной стадией рака. Исследование, проведенное в США, оценивает национальную экономию средств от ранней диагностики в 26 миллиардов долларов в год.Исследование населения в странах Африки к югу от Сахары и Юго-Восточной Азии показало, что инициативы по раннему вмешательству, такие как анализ мазков на рак шейки матки, обследования с помощью колоноскопии и маммографии (в сочетании с лечением), являются «очень рентабельными».

    Препятствия для ранней диагностики

    Существуют установленные физические, психологические или социально-экономические барьеры для доступа к раннему выявлению рака, такие как возраст, гендерные вопросы, чувство стыда и страха, а также плохая осведомленность о здоровье.

    Возраст может во многом влиять на способность человека понимать и сообщать о своих ранних симптомах рака, делая детей особенно уязвимыми. Мужские гендерные нормы в сочетании с более широким отсутствием мер по укреплению здоровья мужчин могут препятствовать обращению за помощью. Было показано, что самым сильным фактором, связанным с поведением мужчин в поисках помощи, является поощрение и поддержка со стороны супругов и членов семьи.

    Чувство стыда и страха в сочетании с плохой осведомленностью о здоровье и культурными убеждениями также может удерживать людей от обращения за медицинской помощью или программ обследования.В 2018 году отчет показал, что каждый четвертый человек не обращался за медицинской помощью после обнаружения потенциального симптома рака, опасаясь того, какой будет диагноз.

    Чтобы изменить такое поведение, усилия по повышению осведомленности о раке должны подчеркивать важность ранней диагностики и способствовать раннему обращению за помощью. В Бангладеш обследование пациентов с раком груди показало, что почти половина респондентов сначала обратились за альтернативным лечением, а затем за обычным медицинским советом, что привело к средней задержке проявления болезни на 4 месяца.Чтобы обеспечить более широкое участие в скрининге, также важно обеспечить соответствие программ культурным особенностям, что может означать повышение культурной компетентности клинического персонала или увеличение числа преподавателей программ из культурной группы.

    Существует также возможность повысить осведомленность врачей, медсестер и других практикующих врачей о том, как улучшить раннее выявление рака, особенно на уровне первичной медико-санитарной помощи. В Соединенном Королевстве исследование показало, что у большинства людей признаки или симптомы рака появляются на уровне первичной медико-санитарной помощи за год до официального диагноза рака.Однако даже в тех случаях, когда медицинский работник может подозревать рак, слабая система направления к специалистам часто может помешать им эффективно направлять этих пациентов в патологические службы для диагностического тестирования, что неизбежно приводит к ненужным задержкам в лечении.

    Когда подозреваемых пациентов все же направляют на диагностическое тестирование, ограниченный доступ к патологическим службам и диагностическим технологиям может удерживать медицинские службы от ранней диагностики и лечения рака. Это особенно верно в странах с низким уровнем дохода, где имеется большое количество диагнозов на поздних стадиях — 35% стран с низким уровнем дохода сообщили, что услуги патологии в целом доступны, по сравнению с более чем 95% стран с высоким уровнем доходов.

    Инициатива «Лечение для всех»

    В этот Всемирный день борьбы с раком, в рамках своей флагманской инициативы «Лечение для всех», UICC и более 1100 членских организаций из более чем 170 стран призывают правительства претворить свои обязательства по снижению бремени рака в наглядные национальные действия. Решительные меры по раннему выявлению и своевременной диагностике должны быть частью национального плана борьбы с раком любой страны, наряду с конкретными мерами по улучшению профилактики, лечения и ухода за раком.

    Для улучшения раннего выявления, скрининга и диагностики и в соответствии с руководящими принципами, установленными Всемирной организацией здравоохранения, UICC рекомендует всем правительствам:

    • Принять меры по снижению стигмы и повышению осведомленности общественности о признаках и симптомах рака
    • Осуществлять рентабельные программы скрининга и раннего выявления среди населения
    • Укрепить механизмы направления национальных систем здравоохранения при подозрении на рак в учреждения, предоставляющие диагностические и лечебные услуги
    • Увеличение инвестиций в диагностические возможности.

    Раскрытие информации: Для получения дополнительной информации о Всемирном дне рака 2019 г. посетите сайт worldcancerday.org.

    Содержание этого сообщения не проверялось Американским обществом клинической онкологии (ASCO®) и не обязательно отражает идеи и мнения ASCO®.


    О нас — Исследование онкологического центра клиники Мэйо

    О нас

    Группа ранней терапии рака клиники Мэйо предлагает пациентам, у которых рак не поддается стандартной химиотерапии или другим методам лечения, возможность присоединиться к ранней фазе клинических испытаний потенциального нового лечения.

    Клинические испытания на ранней стадии (фаза I) определяют безопасные уровни доз и безопасные методы лечения. Клиническое испытание фазы I может быть первым случаем, когда лекарство от рака или лечение используется у людей. Эти клинические испытания предлагают исследовательские решения по борьбе с устойчивостью к терапии рака — испытания для пациентов, у которых рак не поддается стандартному лечению.

    The Early Cancer Therapeutics Group предоставляет доступ к самым последним испытаниям фазы I, доступным у исследователей клиники Мэйо, фармацевтических компаний и Национального института рака.Клинические испытания фазы I доступны во всех трех кампусах клиники Мэйо в Аризоне, Флориде и Миннесоте.

    Врачи и другие члены группы специалистов по лечению рака принимают непосредственное участие в исследованиях рака. Врачи-ученые из этой группы посвятили свою карьеру разработке новых методов лечения рака и сотрудничают с медицинскими специалистами во всех других клинических областях клиники Мэйо, чтобы гарантировать, что пациенты получают именно ту помощь, в которой они нуждаются.

    Кого можно увидеть

    Взрослых, у которых рак не поддается стандартной химиотерапии или другим методам лечения (резистентность к лечению, лекарственная резистентность или резистентность к терапии рака), можно увидеть в Группе ранней терапии рака.

    Пациенты должны иметь возможность поехать в одно из трех центров Early Cancer Therapeutics в кампусах Mayo Clinic в Аризоне, Флориде или Миннесоте для первоначальной оценки и участия в клинических испытаниях.

    Чего ожидать при первом посещении

    Пациенты, осмотренные группой ранней терапии рака, получают подробный обзор их прошлой помощи и консультации о вариантах лечения и участии в клинических испытаниях.

    Когда медицинская группа определяет, что конкретное клиническое исследование рака является вариантом лечения пациента, пациент проходит скрининг, чтобы определить его право на участие в исследовании.

    Если пациент имеет право на участие в клиническом испытании, медицинская группа предоставляет обзор роли пациента в испытании и обсуждает преимущества и риски участия. Когда пациент дает согласие на участие в клиническом испытании, медицинская бригада назначает при необходимости последующие визиты в клинику Мэйо.

    Если подходящее клиническое исследование рака еще не доступно, медицинская бригада помещает пациента в список ожидания и связывается с ним или с ней, если подходящее исследование становится доступным.

    .

    Центр инноваций в области раннего выявления рака

    Изучите Центр инноваций в области раннего обнаружения рака

    Обзор

    Онкологический центр больницы общего профиля Массачусетса учредил Центр инноваций в области раннего обнаружения рака (CIECD), чтобы ускорить разработку новых технологий обнаружения рака. Объединив преданных своему делу ученых и клиницистов из Массачусетского Университета, Гарвардской медицинской школы и всего биомедицинского сообщества Бостона, центр стремится объединить технологии обнаружения рака с клиническими ресурсами с целью улучшения раннего выявления и лечения рака, что приведет к увеличению числа излечимых пациентов по всему миру.

    Большинство видов рака выявляются после того, как люди испытывают симптомы, которые заставляют их обращаться за медицинской помощью. Это часто означает, что рак диагностируется, когда он является местно инвазивным или уже метастатическим, и больше не поддается лечению с помощью простой хирургии или лучевой терапии. Современные стратегии скрининга рака ограничены как из-за отсутствия чувствительности, так и из-за их специфичности. Применительно к очень ранним видам рака, которые, скорее всего, излечимы, существует острая необходимость различать инвазивные и менее инвазивные поражения, чтобы избежать чрезмерного лечения и связанных с ним рисков и затрат.

    Под руководством Lecia V. Sequist, MD, MPH и при поддержке директора массового общего онкологического центра Дэниела А. Хабера, MD, PhD, CIECD будет развивать сотрудничество между дисциплинами и вести к новым направлениям инноваций. Благодаря сильной инфраструктуре, которая будет включать в себя экспертное руководство из различных областей, преданный своему делу исследовательский персонал, а также общие ресурсы и базы данных, CIECD повысит эффективность как ранней пилотной работы, так и последующих крупномасштабных клинических испытаний, ускоряя внедрение новых технологий диагностики рака.

    Новые технологии

    Теперь мы готовы преобразовать скрининг и диагностику рака с помощью новых технологий, отойдя от традиционной радиологической визуализации и маркеров белка крови, к молекулярным сигнатурам на основе крови, которые потенциально могут быть более чувствительными и надежными в качестве диагностических вариантов.

    • Исследовательская группа Mass General разработала наиболее чувствительную, специфическую и автоматизированную технологию, доступную для выделения циркулирующих опухолевых клеток (ЦКО), редких раковых клеток, присутствующих в крови пациентов с инвазивным раком.Однако наиболее многообещающим клиническим применением технологий СТС является их использование для раннего обнаружения рака, прежде чем он распространится на другие части тела. В настоящее время исследователи проводят клинические исследования «доказательство концепции» по нескольким видам рака, включая рак простаты и рак легких, где существующие методы скрининга недостаточно специфичны, а также рак поджелудочной железы, для которого в настоящее время не существует скрининговых тестов.
    • В дополнение к технологиям, разработанным группами под руководством Mass General, широкий спектр технологий появляется как в академических, так и в коммерческих условиях, которые предназначены для тестирования и валидации в среде клинических исследований.К ним относятся дополнительные измерения на основе крови, такие как циркулирующая ДНК плазмы и экзосомы, а также диагностика на основе мочи.
    • Мы также изучаем ряд дополнительных стратегий, которые сосредоточены на молекулярной визуализации с использованием маркеров, специфичных для опухолей, включая зонды наночастиц, а также на разработке сложных сенсоров анализа, таких как оптическая визуализация с высоким разрешением.

    Уникальное расположение

    Массовый общий онкологический центр занимает уникальное положение, чтобы возглавить основные усилия по разработке инновационных диагностических средств для раннего выявления рака.Мы будем использовать несколько различных функций, в том числе:

    • Успешный опыт в проведении междисциплинарных трансляционных исследований, которые привели к изменению подхода к диагностике и лечению рака.
    • Основная группа исследователей рака, сотрудничающих в области диагностики рака как с академическими лабораториями, так и с компаниями.
    • Интегрированная команда специалистов первичной медико-санитарной помощи, специалистов по болезням и биостатистов, заинтересованных в скрининге и раннем обнаружении рака.
    • Мы находимся в центре самой динамичной инновационной экосистемы в мире, в которую входят Массачусетский технологический институт, Гарвард, Брод, Кендалл-сквер и десятки ведущих биотехнологических и фармацевтических компаний.

    Познакомьтесь с командой

    Руководство:

    • Lecia V. Sequist, MD, MPH
      Директор, Центр инноваций в области раннего обнаружения рака
    • Дэниел А. Хабер, доктор медицины, доктор философии
      Директор онкологического центра Массачусетской больницы общего профиля

    Внутренний консультативный совет:

    • Катрина А.Армстронг, MD
      Кафедра медицины
    • Джеймс А. Бринк, доктор медицины
      Председатель отделения радиологии
    • Кейт Д. Лиллемо, доктор медицины
      , председатель отделения хирургии
    • Дэвид Н. Луис, доктор медицины
      Заведующий отделением патологии
    • Дэвид П. Райан, доктор медицины
      Руководитель отделения гематологии / онкологии
      Директор по клинической работе, онкологический центр Массачусетской больницы общего профиля
    • Стивен Дж. Скейтс, доктор философии
      Исследователь, Центр биостатистики
    • Мехмет Тонер, доктор философии
      Директор ресурсного центра BioMicroElectroMechanical Systems (BioMEMS)

    Массового общего онкологического центра им.Лесия Секвист беседует с Билли Костой из Kiss 108, чтобы обсудить важность раннего обнаружения.

    Познакомьтесь с группой врачей-ученых, которые работают в лаборатории и в клинике, чтобы изменить способы раннего выявления и лечения рака у наших пациентов.

    Коллектив по борьбе с раком поджелудочной железы с гордостью представляет группу по изучению перехвата рака поджелудочной железы Фонда SU2C-Lustgarten. Поджелудочная железа, вероятно, является наиболее сложным из всех видов рака желудочно-кишечного тракта.

    Одна из проблем рака легких заключается в том, что его часто диагностируют, когда уже слишком поздно вылечить. Эта команда находит способ перехвата раньше, когда рак локализован.

    1
    из
    4


    Перспективы раннего выявления рака ясны

    Объединив пациентов и новаторов, Lecia Sequist, MD, MPH, продвигает область раннего выявления рака на более раннем этапе, когда вероятность излечения наиболее высока.

    Направляя будущее раннего обнаружения рака

    В лабораториях Mass General исследователи направляют образцы крови пациентов через крошечные каналы инновационного устройства, которое может открыть двери для более быстрого и легкого обнаружения рака.

    Раннее обнаружение рака вдохновляет пациента на помощь

    Чувствуя себя счастливым, что у него рак легких был обнаружен на ранней стадии, опытный яхтсмен поддерживает новаторскую работу Центра инноваций в области раннего обнаружения рака.

    В поисках ранних раковых заболеваний

    Используя новые и сложные инструменты, специалисты клиники по лечению легочных узлов Mass General выявляют рак легких раньше, когда они более излечимы.

    Доноры помогают открыть Центр раннего выявления рака

    Удача оставляет человека, пережившего рак легких, готовым к дальнейшим исследованиям для раннего выявления рака.

    1
    из
    5

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    © Женский журнал 2022 Все права закотяшены