Ложь может быть оправдана закончить фразу: 10 случаев, когда действительно лучше сказать неправду

Содержание

Маленькая ежедневная ложь. Помогает ли она работе?

  • Кристин Ро
  • BBC Capital

Автор фото, Getty Images

Странно, но это так: в некоторых профессиях менее заслуживающий доверия человек считается более подходящим для работы.

Хочу признаться: я лгу. И довольно часто. Я лгу, чтобы закончить или, наоборот, начать разговор. Лгу, чтобы не ранить чьи-то чувства — или свои собственные. Лгу, чтобы хоть как-то сделать проще общение или профессиональную деятельность.

До определенной степени все мы знаем, что люди, с которыми мы работаем, обманывают нас. У них не всегда хорошее настроение, не всегда все в порядке, им не всегда нравится, как идут дела или как свои обязанности выполняет коллега, получивший то повышение, на которое они сами рассчитывали.

Но что делать, если нам лгут не только о настроении, но и о более конкретных вещах, из которых состоит работа?

Вот что говорят результаты нового исследования: одна из причин того, что обман присутствует и никуда не девается в определенных профессиях, — стойкое мнение, что люди с «гибким подходом» к правде лучше справляются с работой.

Отношение к врунам на рабочем месте

По большому счету, ложь на рабочем месте расценивается негативно: если кто-то вынужден прибегать к обману, то он, видимо, не справляется со своими обязанностями. Ложь разъедает коллектив, она токсична для атмосферы доверия в команде.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Согласно одному из исследований, люди считают, что в продажах лучше работают те, кому не чужд обман

Клиентоориентированность в маркетинге означает как можно лучший учет и удовлетворение нужд клиентов, в то время как при ориентации на результаты продаж главное — выполнить планы продавца.

Некоторые профессии (например, торговля или инвестиционно-банковские услуги) — стереотипы такого отношения (ориентации на результат, а не на интересы клиента). Хотя надо признать, что и в торговле встречаются работники, учитывающие интересы покупателей, а среди, скажем, медицинских работников есть те, кому наплевать на интересы больных).

Гуниа и Левин просили участников своего исследования (среди которых было более 500 студентов-экономистов и сотрудников сайта краудсорсинга Mechanical Turk, принадлежащего компании Amazon) ранжировать ряд профессий по ориентированности на продажи, а также — гипотетических персонажей по их компетентности.

Участникам исследования предложили ознакомиться с примерно такими сценариями: заполняя отчет о командировочных расходах, некая Джули написала, что заплатила за такси больше, чем на самом деле; некий Джеймс, чтобы завоевать благосклонность начальства, притворяется, что он, как и босс, без ума от яхт.

И в общем, респонденты сочли, что люди, прибегающие к обману, достигнут большего успеха в профессиях, ориентированных на результаты продаж, и отдали таким людям предпочтение при наборе на работу.

Например, 84% респондентов сделали выбор в пользу лжецов, если работа связана с продажами, и, наоборот, 75% предпочли честных людей, если работа мало ориентирована на результаты продаж.

Результаты эти интересны, хотя и не окончательны. (Взять хотя бы то, что участникам заплатили очень мало — такие онлайн-компании, как Mechanical Turk, имеют противоречивую репутацию из-за стремления платить как можно меньше. Их даже обвиняют в неэтичных условиях осуществления опросов.)

Также не до конца ясно, каким образом мнения респондентов переводятся в действия по набору сотрудников. Есть разноречивые оценки того, что на практике более эффективно — ориентация на продажи или на клиента (причем учет интересов клиента даже имеет некоторое преимущество по результатам продаж).

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Задумайтесь: вам хотелось бы, чтобы стюардесса рассказывала вам о всех опасностях турбулентности?

В недавнем исследовании связи предполагаемой склонности к обману и предполагаемой компетентности «мы умышленно опрашивали студентов бизнес-школ, поскольку хотели быть уверенными в том, что стереотипы существуют в головах будущих работников финансов и торговли», — объясняет Левин, преподаватель бизнес-школы Бут Чикагского университета.

Есть ли положительные стороны в лжи на рабочем месте?

В некотором смысле ложь — вещь естественная. «Природа полна обмана», — пишет в своей книге «Почему мы лжем. Эволюционные корни обмана и подсознание» философ Дэвид Ливингстон Смит.

Вирусы вводят в заблуждение иммунную систему в организме, в который они проникают. Хамелеоны используют камуфляжную окраску, чтобы обмануть хищников.

Люди — не исключение, в том числе и в поведении на рабочем месте. Например, руководители, нанимающие персонал, подтверждают, что почти все кандидаты на ту или иную должность преувеличивают свою квалификацию.

В некоторых профессиях обман абсолютно необходим (взять хотя бы детективов, работающих под прикрытием). А уж дипломатия в глазах некоторых людей — вообще синоним лжи.

Обман может даже быть частью стратегии целой компании — например, когда работников колл-центра инструктируют притворяться, что они находятся в той или иной стране — в зависимости от предубеждений клиентов.

Вообще определение обмана на рабочем месте довольно трудно сформулировать. Скажем, в некоторых сферах с большой эмоциональной нагрузкой сотрудникам рекомендуют скрывать свои чувства. Обман ли это?

Или вот еще: вы действительно хотели бы, чтобы стюардесса в полете рассказывала вам о всех опасностях турбулентности? Бармен — о том, что вы ему не нравитесь? Врач — о том, что ему вовсе не хочется вас лечить?

Некоторые профессии подразумевают проявление работниками любезности или заботы, что неизбежно бывает отчасти искусственным (а то и тяжелым).

Как говорит Левин, «люди считают, что те, кто способен управлять своими эмоциями, — более компетентны». Сокрытие истинных эмоций — это рациональное поведение.

Особенно это проявляется в поведении так называемых инфлюэнсеров в соцсетях, размывающих границы между подлинностью и желанием продать себя.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В некоторых профессиях использование обмана подразумевается — взять хотя бы частных детективов

Милая маленькая ложь

Иногда ложь во спасение выглядит даже как более этичное поведение. «В ходе моего исследования я обнаружила, что многие приветствуют и ценят применение лжи, если она, как им говорят, пойдет на пользу», — подчеркивает Левин.

Например, «сотрудники считают, что их коллеги не должны делать им таких замечаний по работе, которые невозможно выполнить и которые только уязвят их, а больные онкологией ценят ложную надежду гораздо больше, чем думает врач-онколог».

Нечестность, применяемая для помощи другим, т.н. «просоциальная» ложь содержит в себе важный элемент — ее не используют, чтобы получить несправедливое преимущество, в собственных эгоистичных целях. В таких случаях обманывают из чувства сострадания или заботясь.

Ну и кроме того, на такое отношение может влиять культура, традиции общества в целом. Как указывается в некоторых исследованиях, люди из коллективистских обществ с большей вероятностью лгут, чтобы сохранить лицо и защитить гармоничные отношения в группе.

В исследовании Мишель Гельфанд, психолога из Мэрилендского университета, участвовало более 1500 студентов из восьми стран. Им предложили бизнес-сценарий, в котором ложь могла быть полезна.

Студенты из более коллективистских стран (Южная Корея и Греция) выбирали обман чаще, чем представители более индивидуалистских культур (Австралия и Германия). Впрочем, к обману очень часто прибегали и те, и другие.

С другой стороны, «нестандартный подход иногда подразумевает частичное нарушение правил», комментирует Гельфанд.

Автор фото, Getty Images

Терпимость к лжи на рабочем месте (а иногда и ее поощрение) бывает трудно вычислить. Лонг Ванг, профессор менеджмента в Городском университете Гонконга, подчеркивает, что «любые организационные или отраслевые нормы, в которых отдается предпочтение обману, часто держатся в секрете, по крайней мере от широкой публики».

Но он сомневается, что такие нормы жизнеспособны: «Со временем они выводятся из практики».

Обман по мелочи — не всегда что-то плохое. Но в общем, конечно, эффективность работы только выиграла бы, если бы людей поощряли полагаться на правдивость во всем.

Судьба некоторых известных политиков — хороший пример того, какой огромный ущерб наносит ложь при исполнении обязанностей.

Так что же — та маленькая ежедневная ложь, к которой мы не задумываясь прибегаем, помогает нам в работе? Скорее всего, нет. Но и большого вреда не наносит.

Как говорит Левин, «для нас очень важно, имеют ли другие люди добрые намерения в отношении нас, но нам не так важно, говорят ли они при этом правду».

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Capital.

Ложь в резюме и на собеседовании — Work.ua

Всем известно, что врать — нехорошо. Но иногда обстоятельства складываются таким образом, что у соискателя появляется такая потребность. Возникает вопрос — все ли средства хороши при трудоустройстве?

Согласно опросу, проведенному Work.ua, 50-ти процентам соискателей приходилось говорить неправду на собеседовании. Почему же так происходит, и к чему это может привести?

Данная статья не призывает лгать работодателю и не оправдывает это, в ней лишь рассмотрены 4 основных вида лжи, их причины и возможные последствия.

Опыт работы

Иногда соискатели позволяют себе убрать несколько мест работы из резюме, приписать лишние обязанности и заслуги, особенно, если это невозможно проверить. Для соискателя это может казаться безобидным — возможно, он уверен, что добился бы этих результатов, если бы ему дали шанс, или он чрезвычайно уверен в своих силах и знает, что не подведет. Умалчивание опыта работы, который может не вписываться в текущие карьерные планы, конечно, дает свои плюсы, и многие не считают это за ложь. Однако, стоит учитывать, что умалчивание является такой же неправдой, разве что более безобидной.

Раскусить такого обманщика очень сложно. Но если он окажется слишком самонадеянным, то результаты его работы будут говорить сами за себя. Устроившись на работу нужно еще и остаться на ней. А постоянные прыжки с места на место не идут на пользу никому.

Навыки

Часто соискатели лгут про свои навыки, считая, что требования к кандидатам чересчур завышены без веских причин. Такой вид обмана выявляется намного проще. Но иногда из-за невнимательности, доверчивости или нехватки времени работодатель не проверяет достоверность указанных навыков. И если они действительно не очень нужны в работе, соискатель успешно трудоустраивается и работает. Но если определенные требования были указаны не напрасно, то неизбежно возникнут проблемы, и скорее всего кандидат просто не пройдет испытательный срок. Так что, если работать придется в основном с компьютером, то не следует говорить, что вы «продвинутый пользователь», а если компания работает с зарубежными партнерами — «отличные знания английского языка», если это не так.

Мотивация

Соискатели часто говорят неправду, отвечая на распространенный вопрос «Почему вы хотите работать в нашей компании?». Ведь, работодатель с большей вероятностью примет на работу сотрудника, который заинтересован в развитии своих профессиональных качеств вместе с достижением успеха компании, чем в собственном комфорте и благосостоянии. Но разумеется, что любому человеку приятней заниматься тем, что ему нравится. Поэтому важно постараться найти работу, которую вы полюбите, тогда и лгать о своей мотивации не придется.

Большой перерыв в стаже

Многих работодателей смущает большой перерыв в работе. Но как объяснить потенциальному работодателю, что у вас, например, было ужасное руководство на предыдущем месте, а поиск нового места занял слишком много времени? Многие соискатели предпочитают лгать. Если кандидат — хороший специалист, и подобная ложь не нанесет компании никакого вреда, а лишь избавит от лишних вопросов и опасений — ложь может быть оправдана. Но и конструктивная правда тоже никому не навредит. Подробнее об этом можно прочитать в статье «Как объяснить большой перерыв в стаже».

Балансируя между откровенным обманом, умалчиванием и безобидной ложью важно найти золотую середину. Прежде всего нужно быть уверенными в себе, уверенными, что вы не нанесете никому вреда, в том числе и себе, и, конечно, сохранять человеческое лицо. Если у вас есть возможность говорить только правду — лучше так и делать.

Статья по теме: Как писать резюме, если не о чем писать



Чтобы оставить комментарий, нужно войти.

Может ли быть оправдана ложь?.

– Бывает ли такое, что человек должен сказать неправду, то есть человек врет как бы во спасение? Может ли быть оправдана ложь?

– Дело в том, что у нас есть критерий. Господь так и сказал: ложь от лукавого. Вы отца (вашего) диавола есте, и похоти отца вашего хощете творити. Он человекоубийца бе искони и во истине не стоит, потому что он есть ложь и отец лжи. Дьявол – ложь и отец лжи, а Бог есть любовь. Относительно этой как бы лжи во спасение (есть такое выражение) – «ну, я чтобы как-то выйти из положения», «чтобы не обидеть», «чтобы как-то сгладить» – есть масса всяких оправданий, но мы от этого должны отходить, понимая, что это не христианский путь. И кстати, надо помнить слова старца Амвросия, который говорил: «Сама не юли и другим не вели. Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда дело будет верно, а иначе будет скверно».

Знаю людей, которые отпрашивались (и отпрашиваются) у начальства и на вопрос: «А почему Вы сегодня хотите пораньше уйти, когда сегодня много работы и все работают?» – так и говорили: «Вы знаете, Сергей Павлович, сегодня большой праздник – Вознесение» (оно же всегда в четверг, значит, в среду всенощная). – «А Вы имеете к этому какое-то отношение?» – «Да». – «Нет, надо выполнить свою работу, а ваши праздники меня не касаются». Человек смирился с этой ситуацией, пошел делать свою работу. Через пятнадцать минут начальник звонит ему и говорит: «А Вы могли бы эту работу сделать завтра?» – «Да, конечно». – «Хорошо, тогда сегодня идите пораньше, а завтра в два раза больше постарайтесь сделать». И договорились. Вот сказал бы он какую-нибудь неправду: мне надо туда, сюда… А начальник оценил его прямоту, он понял, что ему не проще было что-то сочинить, но он увидел в нем нелицемерного человека, увидел, что тот не юлит. Широкие натуры и благородные люди это чувствуют и ценят. Подобное притягивается к подобному. Великие люди этим и велики, что мелочь к ним не прилипает. «Где просто – там ангелов со сто». «Да, да; нет, нет». А если ты обманул или вышел из положения за счет лжи, потом все равно все аукнется.

Кстати, читал, что когда снимали с должности Хрущева, то на совещании Политбюро решали вообще его «убрать». И выступил председатель КГБ, который сказал: «Знаете, этого делать не надо, пусть живет, потому что рано или поздно все равно это узнается». Потому что «то, что знают двое, знают все» – это еще древнеримская пословица. А в Политбюро тогда было человек десять или двенадцать. То есть как ни крути, ложь все равно узнается. И Хрущев остался жив. Его отстранили в 1964 году, он доживал на своей даче, но остался живой.

 

архимандрит Мелхиседек (Артюхин)

Цензура, Манипуляция или Защита от лжи? / Хабр

В своем блоге поисковый гигант Google объявил о глобальном запуске механизма проверки новостей на фейки и вбросы, таким образом вывод поисковой выдачи будет сразу снабжаться оценкой, которая может варьироваться от Истина до Ложь с промежуточными вариантами.

В пояснении к данному нововведению корпорация указывает, что причиной его появления стала президентская кампания в США 2016 года, в ходе которой сеть наводнили фейки всех мастей, форм и расцветок.

Медиа-гигант заявил, что не будет сам заниматься проверкой новостей, отдав это дело на аутсорс некоему «международному сообществу репортеров», включающему в себя 115 активных организаций по всему миру (и ни одного на территории РФ). Это означает, что данные организации будут оценивать правдивость выводимых пользователям поисковых результатов и информировать об этом прямо в списке поисковой выдачи, не утруждая пользователя самостоятельными проверками, поиском источников и сравнением мнений.

Это очень опасная практика, которая в перспективе позволит еще эффективнее манипулировать общественным мнением через однобокие оценки сложных событий. Например, касаемо конфликта на Украине — в списке одобренных Google «проверятелей фактов» 4 украинские организации, включая активных участников информационной войны stopfake.org впротивовес 0 таких организаций на территории России, что автоматически делает про-украинскую позицию по любым происходящим в зоне конфликта собитям истиной, а про-российскую — ложью.

Та же картина и в отношении конфликта в Южной Осетии 2008 года — теперь поисковую выдачу по этому вопросу будет проверять грузинская организация, финансируемая (судя по описанию) европейскими фондами и посольством США в Грузии.

Какова роль нововведения в формировании управляемого общественного мнения? На мой взгляд ничуть не меньшая, чем защищенные от правок статьи Википедии по спорным историческим вопросам со спорными наборами отобранных источников. Позиция поискового нейтралитета долгое время подвергалась коррекции пока, наконец, не пришла к текущему воплощению — прямого воздействия на конечного пользователя через готовые оценки под эгидой огромного авторитета поискового гиганта.

Несвятая «святая ложь» | Катехео

Скачать в формате  DOC  EPUB  FB2  PDF

Сегодня у нас с вами тема, которая, как это ни странно, у многих до сих пор вызывает огромный интерес. Вроде бы эту тему людям надо раз­бирать уже тогда, когда они спрашивают: «Что такое хорошо, а что та­кое плохо?», когда им нужно разобраться с тем, что есть ложь, а что ость правда. Тут в своей жизни я вспоминаю очень бурные дебаты о «святой лжи» где-то в институтское время, когда я был еще студентом, двадцать с лишним лет назад. И все же когда я сейчас начал готовиться к сегодняшней лекции, то обнаружил, что эта тема не такая уж простая. То есть какие-то принципиальные вещи мне надо было установить еще давно, а вот разобраться в нюансах нам нужно будет сейчас. Ведь наша жизнь все-таки всегда нюансированна, она не идет по прямой, а если так и случается, то это всегда плохо, как мы знаем из нашей истории. Итак, без этой нюансировки нам сегодня не обойтись, и насколько хватит нашего терпения и смирения, настолько мы будем сегодня заниматься и принципами, и нюансами нашей темы.

Прежде всего я хотел бы поделиться своим маленьким открытием, которое для меня самого оказалось неожиданным: проблема «святой лжи» охватывает, как выясняется, все стороны нашей жиз­ни. Прежде я, вероятно по своему легкомыслию, этого не замечал и задавал себе вопрос: о чем думают люди, когда говорят о «святой лжи»? Ясно, что думают о вещах, связанных, например, с медициной, т.e. с жизнью человеческого тела, с телесностью. Об этом думают перед лицом смерти и перед лицом человеческой мнительности, которая требует определенной психотерапии, самовнушения, которое, в свою очередь, требует некоторой, так сказать, лжи, и не просто лжи, а каких-то, может быть, преувеличений, когда человек начинает сам себе внушать: «Я чувствую себя хорошо». Это, знаете, напоминает извест­ную присказку о том, как хорошо мы живем и какое у нас хорошее здоровье. Только тут человек делает это добровольно, не из-за иде­ологических внушений или какой-то особой внешней опасности, а просто потому, что он действительно хочет себе психологически внушить, что у него все хорошо и что здоровье у него хорошее, хотя по видимости он в общем-то пока еще лежит на одре болезни, а мо­жет быть, и смерти.

Такие преувеличения, такие самовнушения, такая психотерапия сей­час оказались признанными. Это считается нормой, будто надо так, и только так, а если кто так не делает, то он, вообще говоря, если не дурак, то что-то в этом роде. И эта тема, в общем-то, достойна об­суждения. За последние годы мне не однажды приходилось обсуж­дать ее, касаться ее в достаточно высоких и компетентных собрани­ях, где мнения регулярно делились, ибо практически никогда невозможно было достичь полного единодушия при обсуждении вопро­са, говорить или не говорить, например, смертельно больному чело­веку о его болезни и реальном состоянии. Что в этом случае дол­жен делать врач, что должны делать близкие? Как, в конце концов, должен поступить священник, когда его приглашают в дом причас­тить умирающего, не сознающего своего состояния? Близкие уми­рающего все знают, а вот умирающий, как показывает мой скромный опыт, очень часто лишь догадывается о своей скорой участи и бес­покоится о ней.

И вот, действительно, – что же делать? Так как сейчас для мно­гих людей здоровье – вопрос номер один, то и проблема «святой лжи» возникает прежде всего здесь. Люди мнительны, мнительны всерьез и надолго. И правда, у людей сейчас такая психика, что най­ти психически совершенно здорового человека – я не могу сказать, что совсем невозможно, но очень трудно. (Недавно я слышал пси­холога В. Леви, которого крестил о. Александр Мень, и он утверж­дал, что вообще-то мы все психически больные и что он знал толь­ко одного психически здорового человека – как раз о. Александ­ра, да и того уже нет. А другие утверждают, что единственным пси­хически здоровым человеком был Господь наш Иисус Христос. У Него – абсолютная норма психики. Может быть, это все-таки какие-то крайности – мы сейчас не будем обсуждать эти мнения, – но сама возможность высказывания их всерьез, обсуждения их всерьез, кое-что значит.) Я всегда пытался говорить, исходя из опыта, что проблема «святой лжи» существует всерьез, поскольку человека, сказав ему правду, можно этим убить. И сбрасывать со счетов эту вероятность нельзя. Если, допустим, придет священник и весело скажет человеку: «А, у тебя рак? Давай-ка, друг, собирайся, пожалуйста, туда вот, в ящичек, который стоит у дверей», то человек тут же действительно «сыграет в ящик». И я догадываюсь, как будет чувствовать себя после этого священник. Боюсь, что ему придется жить на белом свете довольно трудно. А врач-то еще чаще стоит перед этой проблемой…

Вообще говоря, это стало даже предметом социологического исследования. Люди, живущие при тоталитарных режимах, оказывается, очень любят, чтобы им говорили всякого рода «святую ложь». Это до­казано статистически. А люди в относительно свободных странах как раз этого очень не любят. Они любят, чтобы им говорили правду даже на смертном одре. Они стараются что-то с этим делать. Они начинают из этого тут же делать практические выводы. Готовиться к смерти – так готовиться к смерти, и значит, надо нормализовать свои от­ношения с близкими, надо дать распоряжение о наследстве, надо по­прощаться с детьми, с женой и т.д. Свободный мир есть свободный мир. Свободные люди действительно хотят, чтобы им всегда говори­ли правду. Наши же люди пока что этого в основном не хотят. Впро­чем, есть исключения, и в первую очередь, это люди верующие, в част­ности христиане, для которых вопрос о жизни и смерти относитель­но не нов. Но все люди есть все-таки люди, и христиане, конечно же, тоже страшатся своего смертного часа, но уже не настолько, чтобы впадать в полное отчаяние или лезть в петлю при его приближении.

Я всегда исходил из этого, когда отвечал на обращенные ко мне вопросы о «святой лжи». Я говорил, что главное здесь в том, что надо смотреть на состояние духа человека, на его силы, на его возмож­ности. В случае, если человек неверующий, если он духовно довольно слаб, чтобы перенести такую новость, как сообщение о смертельной болезни, то говорить ему об этом все-таки не надо. Или это надо делать очень тонко и постепенно, очень тактично готовя к ней человека. При этом всегда надо знать, когда, что, как и кому сказать. А если даже и не видно реальной возможности что-то прямо сказать, то можно лишь намекнуть. И это надо обязательно делать – а вдруг человека как-то осенит, вдруг он что-то поймет? Хотя опыт показывает, что в таких ситуациях люди наименее понятливы, даже наиболее умные и проницательные из них. Но вот верующему человеку, пусть иногда и не очень умному и проницательному, можно говорить обо всем, хотя, конечно, и здесь нужен особый такт. И здесь – ведь, повторяю, человек есть человек – нужно проявить, наиболь­ший такт, чтобы сказать всю правду. Иногда это можно делать сим­волически – знаком, жестом, тем более, что верующий человек, как правило, отзывчивее на знаки, на условный язык, на язык жестов. К сожалению, культура жеста у людей маловерующих или неверующих почти исчезла. Это очень печально, ведь жестом, одним жестом иногда можно сказать очень многое. В этом смысле средневековая культу­ра была куда тоньше, чем наша современная. Вы знаете, что даже язы­ческие культуры – это часто культуры жеста, знака, символа. И не только языческие, а просто нехристианские: и мусульманская культура, и иудейская. Я не говорю сейчас про восточные культы и прак­тики, конечно же, там жест играет огромную роль в деле разреше­ния проблемы «святой лжи».

Я специально сегодня не загадываю загадок, не спрашиваю зал, как бы вы сами поступили в одном, другом, третьем случае, потому что, думаю, цель нашей сегодняшней встречи – не проверять друг друга, не экзаменовать нашу интуицию и опыт, а просто разобраться в глубоких вещах. И тут, кроме проблем жизни тела, кроме медицин­ской стороны, столь связанной с опасностью смерти тела и, следова­тельно, с проблемой «святой лжи», есть много других областей на­шей жизни, где эта проблема стоит не менее остро. Она касается и душевной, и духовной жизни человека: и экономики и политики, и бра­ка и семьи, и науки и искусства, и религии и церкви. Остановимся же немного подробнее на этих моментах.

Что мы можем сказать о жизни души, о душевной жизни челове­ка? Ум, чувство, воля, увы, часто живут в сфере компромисса. А я ду­маю, что ни для кого из вас уже не секрет, уже всем понятно, что воп­рос о «святой лжи» – вопрос о компромиссе, хотя и очень специфи­ческом. Так вот, у людей есть душевные стрессы, и человек их хочет снять. Он не хочет жить стрессами. К тому же это опасно. И чело­век начинает, размышляя о своей жизни, врать самому себе. Ему про­сто хочется думать, что он живет одним образом, хотя ясно, что он живет совсем по-другому. Он сочиняет себе свою жизнь, сам себе ее изъясняет и сам себе ее оправдывает. Своя жизнь, как и вообще воп­росы жизни, для человека часто оказываются вопросами компромисса.

Конечно, это касается и семьи, и работы человека. Так много не­порядка в этой части нашей жизни, в жизни семьи и в рабочих отно­шениях, так много в этом неправды, что человек и здесь пытается жить каким-то мифом, каким-то искусственным образом. Для этого он на­девает на себя то одну маску, то другую.

Нам с вами эта проблема тоже довольно хорошо известна. У мно­жества современных людей есть множество масок, которые очень ча­сто настолько срастаются с лицом, что отличить личину от лица ста­новится уже невозможно. Человек уже сам не знает себя, он теряет себя. И чем больше он живет на свете, тем больше он теряет себя. И когда происходит какой-нибудь срыв, тогда человек начинает «свято» врать себе и, конечно, другим. Но в первую очередь – себе. И здесь он может впасть в разного рода ложные состояния, которые поддер­жат в нем эту «святую ложь». Как здесь не вспомнить алкоголиков и наркоманов? Страшное распространение наркомании и алкоголизма в нашей стране совсем не случайно. Всем известно, что в этом прояв­ляется болезнь общества. Но не только общества, ибо это также болезнь души человека, это душевная болезнь. И вообще вопрос «святой лжи» очень во многом связан с душевным состоянием и душевными болезнями. Это опять же не случайно. Всем известно – и мы сегодня с этого начали, – что душевно здоровых, нормальных, даже просто уравновешенных людей крайне, крайне мало. Это не значит, что все – психи, что всем надо бежать в больницу. Ни в коем случае. Но хотя бы иногда какие-то вывихи и какие-то трудные ситуации в об­ласти душевной жизни испытывает практически каждый человек.

Экономическая и политическая жизнь часто тоже строится на лжи, которая оправдывается так же, как и всякая «святая ложь». Люди сво­бодного мира, например, верят в эквивалентный обмен в торговле и вообще считают, что это – закон экономики, хотя все прекрасно зна­ют, что такой товарообмен не случайно профессиональные экономисты называют «товарообменом» (есть такая профессиональная шутка).

Рождение в обществе всякой утопии и антиутопии тоже связано с проблемой «святой лжи». Отсюда и проблема заговора, какого-нибудь путча. Их участники прежде всего должны поверить в то, что го, что они делают, есть принципиальный поворот к лучшему. Они должны представить его себе, смоделировав некое будущее состо­яние общества, принципы которого призваны воплотить именно они.

Очень часто в общественных отношениях люди впадают в лице­мерие. Кажется, что без лицемерия здесь обойтись просто невозмож­но. Вот ты предстал перед начальником – значит, ты должен быть очень милым, симпатичным и естественным. И вообще, удивительно, как даже самые раздражительные, самые тяжелые по характеру люди и присутствии начальства обычно становятся прямо шелковыми.

Спорт, особенно современный, сплошь пронизан ложью. Вы знаете, что чем выше уровень спортивных состязаний, тем острее эта проблема. Здесь допинги появляются, конечно, не случайно. И это проблема неизбывная, она заложена в самом общественном явле­нии, именуемом «спорт». Поэтому бороться с этим явлением «величия» человеческого тела можно только отцеживая комара, а верблюда поглощая.

Кроме того, спорт всегда в большой мере удовлетворяет потреб­ность общества в «хлебе и зрелищах», но при этом он имеет вид, буд­то он – нечто совсем другое. Далеко не каждый спортсмен спо­собен признать реальную свою функцию в обществе. Ведь удовлет­ворение потребности в «хлебе и зрелищах» – это рабская функция для рабов в рабском обществе. А людям не хочется признаваться в этом, ведь масса людей всю свою жизнь полагает на то, чтобы осу­ществить эту функцию в обществе. Посмотрите, сколько часов от­водится радио- и телепрограммам, посвященным спорту (прежде это число было немного меньше, а сейчас оно снова возрастает). Это тоже совсем не случайно.

Надо пристальнее, на мой взгляд, присмотреться к тем обществам, где большой популярностью пользуется спорт в любой его форме, если мы хотим преодолевать его болезни. Именно спорт, повторяю, а не культура тела, не физическая культура. Культура тела – это великое достижение общества. Но мы потеряли культуру тела, а обрели спорт. Как раз в плане культуры тела спортсмены сплошь и рядом – несчастнейшие люди, их можно тут всячески пожалеть.

Это плод моего многолетнего наблюдения за простым фактом, который многие даже из здесь присутствующих могут подтвердить: когда в храм приходит какой-нибудь спортсмен, он больше десяти-пятнадцати минут там стоять не может, ему вскоре в нем становится дурно. Он просто падает в обморок и должен вылетать из храма пулей, причем не потому, что в нем бес, который его оттуда гонит, а потому, что в храме он – именно несчастный, больной и расслабленный. И это понятно. Он не привык не двигаться. К тому же он весь искусственно накачан: его тело уже стало искусственным, его ум искусственный, его чувства искусственны. Простые бабушки мо­гут стоять часами – и ничего. Люди неспортивные, как это ни странно, тоже могут стоять часами – и тоже ничего, все хорошо. Ну, немно­го и им иногда бывает трудно, особенно с непривычки, болит пояс­ница, душно, в конце концов, один разочек человек может и сползти по стенке – невелика беда (смех). Так что не самое главное – здо­ровье. И тем не менее все они выносливее спортсменов.

Это все вещи важные. Я сейчас не могу, к сожалению, распростра­няться на эту тему, хотя мне всегда это было очень интересно. Поку­да я с юности человек не спортивный, мне интересна была апология неспортивности. Так вот, это – существенные вещи. Можно было бы подробнее говорить о том, что значит развитие в обществе таких ве­щей, как спорт или, например, его «родственник» – современный рок. Это ведь тоже очень важная вещь и общественная характеристика, не только душевная, но и духовная, это тоже для общества – как бы лак­мусовая бумажка. Сами по себе это малозначащие вещи, но они очень обо многом говорят. Однако это уже отдельная тема.

В науке и искусстве сплошь и рядом все тоже пронизано «свя­той ложью». Молодежь еще недавно этого не знала. Сейчас не могу сказать, знает или не знает. Она, кажется, вообще решила ничего не знать. Если это так, то она и этого не знает. Ну а если она что-то тает, то, наверное, знает и это (смех). Так вот, наука, например, напе­регонки с искусством еще недавно, пытаясь заменить собою всё святое и вышнее, всерьез провозглашала, что Бога нет! И при этом бессовестнейшим образом врала (смех), о чем любой серьезный ученый не мог не знать. Ну, были люди, допустим, в первой половине XX века – а тогда было много серьезных ученых, – которые действитель­но пытались возмутиться: почему это наука вдруг выходит за рам­ки своей компетенции, кто дал ей такое право? Но им быстро на­мекнули, кто ей дал такое право, и им пришлось замолчать, многим, к сожалению, уже навсегда.

Всякая дошедшая до нашего времени идеология, как и тесно связанная с ней «научная» пропаганда – любая, не только комму­нистическая, – тоже пронизана «святой ложью». Кто из вас хоро­шо знает английский язык, тот помнит, что слово «пропаганда» в английском просто несет в себе самом именно такое значение: это что-то всегда массовое и не очень чистое, не очень честное, хотя и су­ществующее для провозглашения высоких идеалов и целей.

В области искусства очень много «святой лжи», и не только тог­да, когда вместо чистого искусства выходит на первое место та или иная бутафория, и не только тогда, когда человек лжет в искусстве для красного словца, но и тогда, когда с помощью искусства как бы «романтически» идеализируется жизнь. Но идеализация – вещь, которая на самом деле тоже часто оказывается небезобидной. Обыч­но мы ее считаем просто детской болезнью: мол, человек надел розовые очки – ну и что, в конце концов, жизнь так тяжела, она часто так невесела; ну и пусть, если ему так лучше. И все-таки оказывает­ся, что так никому не лучше. Действительно, в жизни все должно стоять на своих местах, и когда этого нет, начинают работать какие-то другие механизмы и человек начинает разрушаться – он сам и его связи с миром, с людьми, с жизнью, с Богом. А христианство, как вы знаете, очень высоко ценит такое качество, как трезвение. Многие считают, что оно вообще лежит в основе всей христианской аскетики, и я бы с этими людьми согласился. Я считаю, что аскет – это тот, кто умеет быть трезвенным: не просто трезвым, это само собой ясно, но еще и трезвенным. А у нас очень много трезвых людей нетрезвенны, о нетрезвых уж не говорю (смех).

Тут я хотел бы еще привести вам стихотворение одного армянс­кого поэта, который тоже говорил, немножко в шутку, немножко все­рьез, как раз об искусстве и о жизни – в связи с нашей темой. Он писал:

Поэт я, и знаю, пока ты на свете живешь,

Что истина сердцу, когда утешительна ложь.

Священна неправда на жгучем костре бытия.

Ты грезам поэта поверь, щеголиха моя.

Вообще я полагаю, что и поэзия часто требует большой трезвен­ности – хорошая поэзия, – и думаю, что если покопаться, то в ней можно найти много интересного на нашу тему. Но это задача для знатоков и специалистов.

Перейдем теперь к вопросу о том, есть ли место «святой лжи» в нашей духовной жизни. Вопрос, как вы поняли, риторический. Мне, зна­ете, первое, что пришло в голову, когда я задумался о духовной жиз­ни, – нечто как раз не очень современное, во всяком случае по сво­ей формулировке. Это, может быть, довольно современно по действию, но по формулировке это нечто старое, даже древнее. Есть такая те­ория «двойственной истины»: будто бы есть в мире две самостоятель­ные истины – божественная и человеческая. И они одна по отноше­нию к другой могут быть несовместимыми, могут быть и оставаться про­тиворечивыми. Как бы существует два параллельных пласта бытия, не сводимых друг к другу. В этой теории что-то есть, она не возникла на пустом месте. Здесь важно, что взять за норму божественного бытия и что взять за норму бытия человеческого. К сожалению, люди час­то представляют для себя такую норму жизни, которая мало согла­суется или вообще не может быть согласована с божественными нор­мами. Жизнь противоречива, духовная жизнь – тоже. Но все-таки эта теория в истории служила, скорее, вещам негативным. И все же же­лание выстроить какую-то целостную картину, познать мир, познать себя, познать Бога (и сделать это непротиворечиво) в людях было всегда столь сильно, что они отвергли эту теорию.

Но в духовной жизни есть и другие сбои. В конце концов мы и сейчас еще слышим, например, высказывание, что главное – челове­ку во что-то верить. Эти слова очень часто звучали в нашей стране, и нашем обществе тогда, когда открыто сказать, что надо верить не во что-то, а в единого истинного Бога, никто еще не смел. А когда отрицать веру стало уже не столь обязательно, тогда люди стали говорить, что пусть человек хоть во что-то верит. Часто родители, смотря с сожалением на своих уверовавших в Бога детей, говорили: «Ну что же, во что-то ведь надо человеку верить». И всегда щемило сердце от этого нечувствия того, что никому и никогда нельзя на место Бога ставить идола. Во что-то верить, конечно, нужно всем – без этого человек просто сразу или почти сразу умрет, это понятно, но все-таки надо ставить, и смело ставить перед собой и другими вопрос: во что или в кого ты веришь? Истинен ли твой Бог? Потому что всегда можно и нужно говорить о той или иной вере, о святой и несвятой вере, как и о полноте или неполноте веры. Всем и всегда нужно идти дальше, к полноте истинной веры. Когда же люди останавливаются на этом «надо во что-то верить», то они останавливаются опять же в области компромисса, за которым стоит ложь, хотя бы и «святая».

Ну вот, мы подобрались еще к одной интересной стороне нашей жизни – к религии и церкви. Здесь тоже очень часто скрывается «святая ложь», причем нередко здесь она оправдывается очень жестко. Например, люди говорят: «Нельзя соблазнять брата» – и, чтобы не соблазнить, идут на ложь. Не знаю, кому как, но мне кажется, что это у нас всегда должно вызывать принципиальный протест. Но совсем не потому, что нам безразлично, соблазним мы своим словом брата или не соблазним. Конечно же, это не безразлично, совсем не безразлично. Нам нужно помнить слова ап. Павла: «Не буду есть мяса вовек, если это соблазняет брата моего». Но мясо – мясом, а тем не менее ког­да мы говорим о лжи или нелжи – это вещь другая. Ложь – сама по себе всегда великий соблазн, ибо отец всякой лжи – дьявол.

Очень часто ложь проникает в область религиозной жизни тогда, когда люди думают, что религия нужна лишь для утешения. Утешение – вещь тоже опасная. Можно утешать, утешать, утешать правдой, а вот человек ею не утешается. Правда вообще в этом мире, будучи неотмирной, часто бывает неутешительной. И если человек думает, что главное в его вере – это утешение себя и других, то он в принципе должен расстаться с мыслью о своей приверженности правде Божьей. Увы, правда бывает жесткой. Да, при этом она не должна становиться жестокой, но жесткости в ней, как вы знаете, подчас более чем хвата­ет. И людям бывает трудно определить здесь ту границу, которую им нельзя перейти, чтобы жесткость не стала жестокостью. Но это воп­рос несколько особый. Когда, например, я в свое время прочитал строч­ку из романа Булгакова «Мастер и Маргарита»: «Правду говорить легко и приятно», то, по молодости лет, с радостью ее принял. И однажды, на­писав очень жесткое письмо одному близкому человеку, я в эпиграф поставил именно эти слова. Конечно, ни к чему хорошему это тогда не привело. Только много лет спустя я понял свою ошибку. Я ни на миг не должен был забывать, что милосердие и истина «превозносятся над судом» и правдой.

Есть и другие трудные моменты в области жизни религии и цер­кви. Я хочу сейчас назвать одну вещь, которая особенно важна в православии. Как известно, в нем иногда жизнь образов и теней ка­ких-либо вещей оказывается важнее первореальности самих этих вещей; более того, подчас она полностью замещает собою эту первореальность. Эпохой теней и образов был назван Ветхий Завет по отношению к Новому, в котором сбылось то, что было предвозвещено в Ветхом. Но очень часто и новозаветная эпоха становилась такой же жизнью теней и образов, такой же иконической жизнью, которая хотя часто и возвышала человека, но часто и уводила его от полно­ты реальной жизни. Поэтому, к слову говоря, известные обвинения в адрес церкви, что она уводила людей от реальной жизни, иногда были не совсем беспочвенны. Мы должны это признать. Мы должны при­знать, что никогда никаких смешений и подмен не должно быть в нашей христианской жизни. Да, в христианстве, в церкви, в нашей жизни есть место для теней и образов, для иконической жизни, но в ней все должно всегда стоять на своих местах.

А еще я сейчас вспоминаю одну патриаршую проповедь, пропо­ведь нашего прежнего «понтифика», который как-то в день Усекно­вения главы св. Иоанна Предтечи проповедовал на слова богослу­жебного текста: «Лучше бы тебе (речь об Ироде), солгавшу, жизнь получити, нежели пречистую главу Предтечеву усекнути» (что-то в этом роде, по крайней мере это очень близко к тексту). Хорошо по­мню свою реакцию и реакцию друзей, стоявших рядом со мной в тот момент. Патриарх говорил о том, что действительно лучше было бы, «солгавшу», т.е. обманув гостей, собрание, перед которым царь поклялся сделать то-то и то-то, лучше бы ему было солгать и получить, «солгавшу», жизнь, нежели усечь главу Иоанна Предтечи и самому ду­ховно погибнуть. И тут снова остро встала для нас проблема «свя­той лжи», как бы взятой из нашего богослужения и самого Священ­ного писания Нового Завета. Да и в Ветхом завете при вниматель­ном и непредубежденном чтении можно кое-что найти на эту тему, ведь там тоже есть места, которые говорят о праведниках, иногда шедших на явный компромисс и употреблявших «святую ложь» во имя высших целей. Конечно, услышанная проповедь вызвала у нас очень негативное отношение. Сказать «аминь» после нее я не мог. Проповедь оправдывала ложь, легко делая ее «святой» и называя это нормой, хотя, конечно, в условиях трудных и чрезвычайных, а не вообще в каких-то райских, неземных.

Да, это сложная проблема. Вот и сейчас идут подобные разгово­ры. Чуть-чуть они было приутихли, но еще совсем недавно букваль­но кипели страсти вокруг вопроса: как относиться к компромиссу патриарха Сергия с советской властью? Был компромисс, это обще­признанный факт. Внешняя необходимость заставила патриарха в 1927 году пойти на подписание декларации, которая хотя бы отчасти улучшила положение церкви, хотя бы отчасти решила ее проблемы в обществе, враждебном церкви. Декларация была именно компромисс­ной: там не было прямой, откровенной, тем более легкомысленной лжи, но вообще ложь была. Как же к ней относиться? Когда нам говорят, что внешние обстоятельства вынудили патриарха Сергия, в то время еще митрополита, на эту подпись, – с этим нельзя не согласиться. Думаю, что любой из нас, пока он в здравом уме и твердой памяти, сделал бы то же самое, находясь на месте главы церкви после рево­люции в нашей стране. Но почему же тогда нам нельзя было сказать «аминь» на проповедь патриарха Пимена? Да потому что то, что при Сталине было сделано с мукой совести и вынужденно, потом было вполне оправдано и названо нормой церковной жизни.

То, что я сейчас говорил, можно было бы продолжать и продол­жать, вы это прекрасно понимаете. Можно взять практически любую область жизни человека, общества, даже мира и найти там идеологически оправданную высокими идеалами и идеями ложь. «Мир во зле лежит» – мы это знаем давно. Может быть, мы не всегда эти пещи между собой связываем, это верно, но знать о них – знаем.

Можно было бы еще и еще говорить и о браке и семье, где так часто «ради детей» творится такая ложь, что она вопиет к Небу. Можно было бы добавить к этому и еще многое, говоря, например, о по­литике и вспомнив Макиавелли и макиавеллизм. Можно было бы еще очень о многом говорить, однако любой из вас далее может занять­ся этими размышлениями сам.

И все-таки, что же такое «святая ложь» и как к ней относиться? Я бы хотел, чтобы вы ощутили, что все в жизни мира сего пропита­но ложью, творимой во имя чего-то высшего. И мудрость мира сего оправдывает этот принцип жизни, хотя в ответ на эту мудрость есть мудрость иная, которая напоминает нам о том, что благими намере­ниями дорога вымощена отнюдь не в рай. Впрочем, многие люди даже не понимают этой поговорки. Они не могут уразуметь, взять, как го­ворится, в толк: как же это так, если намерения – благие, то куда же они ведут, как не в рай? А вот ведут, ведут, да часто не в рай. Это действительно большая жизненная проблема, когда мудрость свы­ше сталкивается с мудростью мира сего. И действительно, «святая ложь» – это принцип жизни мира сего, ибо он всегда принцип компромисса.

Тут мне еще хочется вспомнить известное четверостишие Беранже:

Господа, если к правде святой

Мир дорогу найти не сумеет,

Честь безумцу, который навеет

Человечеству сон золотой.

Здесь сказаны все ключевые слова, которые нам нужны. Правда свята, а сон, честно подменяющий ее в мире сем, – и золотой, и бе­зумный. Это и есть «святая ложь», которая строится на компромиссе и которая на самом деле не свята, ибо ложь святой быть не может.

Навеять человечеству этот сон – дело безумца. Это прекрасно понято и выражено Беранже. Здесь вспоминается и ап. Павел: «Не обратил ли Бог мудрость мира сего в безумие?» И к этому другие слова Писания: «Спасайтесь от рода сего развращенного».

«Мир сей» и «род сей» живут своими законами. К ним, к сожа­лению, в большей или меньшей степени бываем причастны и мы. Вы­ходит, что и народ святой, народ церковный, не только ветхозавет­ный, но и новозаветный, в той или иной своей части не до конца ос­вобожден от этого золотого сна и безумия мира сего. Но пророки Божьи часто восставали против всякого рабства и безумия мира сего, утверждая особое безумие в свободе духа – ту мудрость, «которую мир сей не познал». Вот классическая строфа из Пушкина:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись волею Моей,

И обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

Действительно, люди мира сего достойны того, чтобы исполнен­ный волей Божьей человек жег их сердца глаголом, великим проро­ческим словом. И пророк в этом смысле тоже безумен, хотя, конеч­но, иначе, ибо в нем всегда есть некое юродство Христа ради. Здесь я вспоминаю отрывок из одного своего старого письма, написанного еще 16 лет назад, в котором я почему-то вдруг коснулся этой темы. Хочу вам его привести.

Безумны алкоголик и наркоман,

Безумец безумен и нищий,

Безумны дети и живописцы

Эль Греко и Феофан.

Безумство питает аскезу,

Рождает преподобных тревогу,

Безумен поистине всякий,

Кто верит безумному Богу.

Теперь мне хотелось бы привести небольшую подборку цитат из Писания, которые касаются лжи. Хотя мы с вами вроде бы уже все знаем. Мы знаем, что есть область мира сего с его мудростью, ко­торая непременно включает в себя ложь во имя высшего, т.е. то, что и называется «святой ложью». Мы знаем, что эта ложь тождествен­на лукавству, лести и злу. Мы знаем, что отец лжи – дьявол, причем всякой, и «святой» лжи. Тут, кажется, можно было бы и остановиться. Но все-таки, может быть, нам сегодня нужен еще отдельный раз­говор о тождестве, которое я только что упомянул. По меньшей мере интересно будет подумать именно о тождестве лести, лжи, зла, лу­кавства и в этом смысле – дьявольщины. Не случайно же слова молитвы Господней «избави нас от лукавого» на многих европейс­ких языках звучат как «избавь нас от зла». Дьявол – лукавый и отец лжи, т.е. как раз то, что связано с ложью и лестью. Может быть, каж­дый самостоятельно подумает об этом и сделает некоторые выво­ды для себя. Мне представляется это полезным и не очень трудным.

Итак, я хотел привести несколько цитат, как бы нанизанных на одну ниточку, чтобы вы их услышали, ибо очень интересно то, что гово­рится в Писании об этих тождествах.

В Законе, например, в 19-й гл. Левита прямо говорится: «Не кра­дите, не лгите и не обманывайте друг друга, и не клянитесь именем Моим во лжи». А в книге Иова есть еще два места, которые привлекли мое внимание: «Как же вы хотите утешать Меня пустым? В ваших от­ветах остается одна ложь». Это к слову об утешении, о религии, ко­торая всегда «должна утешать». А утешать любыми средствами нельзя, точнее, надо уметь утешать правдой, а не «пустым». В 27-й гл. Книги Иова сказано: «Доколе еще дыхание мое во мне и дух Бо­жий в ноздрях моих, не скажут уста мои неправды и язык мой не про­изнесет лжи!» К чему это привело Иова, надеюсь, вы хорошо помните.

В Псалтири есть множество мест, которые так или иначе говорят о лжи, но я возьму из них лишь самый минимум. В 5-м псалме гово­рится Богу: «Ты погубишь говорящих ложь», а в 11-м: «Ложь гово­рит каждый ближнему своему; уста льстивы говорят от сердца при­творного». В 58-м псалме сказано: «Слово языка их есть грех уст их». К сожалению, мы сейчас редко употребляем это понятие: «грех уст». В 62-м псалме: «Заградятся уста говорящих неправду». И вот еще одна интересная вещь, в 115-м псалме: «Я сказал в опрометчи­вости моей: всякий человек ложь». А в 118-м псалме: «Ненавижу ложь и гнушаюсь ею; закон же Твой люблю». И в 119-м: «Господи, избавь душу мою от уст лживых, от языка лукавого».

Много интересных мест о лжи есть и в книге Притч Соломона. В 10-й гл. говорится: «Кто скрывает ненависть, у того уста лживы». А вот еще одна связь, которой мы, к сожалению, не могли коснуться сегодня прежде: уста лживые тоже говорят о многом, они многое мо­гут сказать о сердце человека. В 11-й гл. Притч сказано: «Устами лицемер губит ближнего своего, но праведники прозорливостью спа­саются», т.е. они видят, распознают это лицемерие и этим избегают гибели. Вообще, лицемерие – тоже одна из интересных проблем, связанных с сегодняшней темой. Интересно, что прозорливость свя­зана именно с распознанием лицемерия как особого рода лжи. Мы сейчас часто говорим о прозорливости, о «прозорливых старцах» и т.д., но далеко не всегда этот момент учитываем.

В 12-й гл. Притч говорится: «Уста правдивые вечно пребывают, а лживый язык – только на мгновение. Мерзость пред Господом – уста лживые». Интересно отметить, что здесь «уста лживые» явно ассоци­ируются с чем-то самым-самым неблаговидным, с самым греховным, по­тому что в Библии именно к таким вещам применяется формула «мер­зость перед Господом». И еще интересно знать всем, что «лживый язык – только на мгновение». Если люди думают кого-то утешать «святой ложью», если они думают решать проблемы через ложь, то это как раз то, что ничего не решает, или решает только на миг и проходит.

13-я гл. Притч нам говорит: «Праведник ненавидит ложное сло­во»; и 17-я: «Лжец слушается языка пагубного», «неприличны знат­ному уста лживые»; а 19-я гл.: «Кто говорит ложь, не спасется … кто говорит ложь, погибнет»; и еще: «Бедный человек лучше, нежели лживый». В 21-й гл. говорится: «Приобретение сокровища лживым язы­ком – мимолетное дуновение ищущих смерти», а в 27-й: «Кто громко хвалит друга своего с раннего утра, того сочтут за злословящего».

Очень интересные примеры связаны с книгами пророков, ведь про­роки часто обличали неправду и всякую ложь в жизни. Вот что сказано, например, в 59-й гл. Книги пророка Исайи: «Уста ваши говорят ложь, язык ваш произносит неправду. Никто не возвышает голоса за правду и никто не вступается за истину; надеются на пустое и гово­рят ложь, зачинают зло и рождают злодейство». И в той же главе: «Мы изменили и солгали пред Господом, и отступили от Бога нашего; гово­рили клевету и измену, зачинали и рождали из сердца лживые слова».

А вот пророк Иеремия, 7-я гл.: «Вот, вы надеетесь на обманчивые слова, которые не принесут вам пользы». И в 9-й гл. сказано: «Каж­дый обманывает своего друга, и правды не говорят: приучили язык свой говорить ложь, лукавствуют до усталости». Не правда ли, заме­чательные слова!

Пророк Софония в 3-й гл. своей книги говорит о том, что будет в Новом Завете, в Божьем Царстве: «Остатки Израиля не будут де­лать неправды, и не станут говорить лжи, и не найдется в устах их языка коварного, ибо сами будут пастись и покоиться, и никто не потревожит их».

И теперь приведем несколько цитат из Нового завета. Евангелие от Иоанна, 8-я гл.: «Диавол был человекоубийца от начала и не усто­ял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи».

Послание к ефесянам апостола Павла, 4-я гл.: «Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг другу». Это, конечно, сказано уже Христовой Церкви. О том же творится и в 3-й гл. его Послания к колоссянам: «Не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его». Именно ложь здесь ассоциируется с ветхим человеком, который «истлевает в обольстительных похотях».

Первое послание Тимофею, 1-я гл.: «Закон положен не для пра­ведников, а для лжецов». В 4-й же гл. говорится о «лицемерии лже­словесников, сожженных в совести своей». И наконец, в Откровении ап. Иоанна Богослова, в 21-й гл., говорится о том, что «боязливых и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою».

Можно было бы закончить на этой оптимистической ноте (смех). Но все-таки я скажу еще несколько слов, чтобы нам сегодня еще добавить оптимизма. Как бороться со «святой ложью»? Опасность ее, как вы по­няли, грозит нам справа и слева, с утра до вечера, днем и ночью. Это не просто ложь, не просто ненависть – здесь было бы проще, ибо нам проще их разгадать и легче с ними бороться, – это именно то, что мы пытаемся соединить со «святостью» и что многие поэтому пытаются оправдать. Это ложь, которую пытаются оправдывать высокими намерениями и благими целями. Как же с нею бороться? Думается, что для борьбы с нею прежде всего нужна сила благодати, сила добра, красоты и истины. В нас должен быть Дух Любви, Свободы и Истины, и тогда не­возможно будет предаваться никакой лжи, тем более невозможно будет ее оправдывать, а значит и прибегать к ней будет не нужно.

Например, мы сегодня уже говорили относительно смертельно больных людей. В конце концов все же зависит от самого челове­ка: может он вместить в себя трудности жизни, своей реальной жизни, или не может. Если он очень слаб, если он за всю свою жизнь не накопил никаких духовных сил и даже, наоборот, все разрушил в себе, тогда, конечно, по отношению к нему просто в силу милосердия, про­являемого ко всякому человеку, приходится идти на компромисс. Но это – свидетельство слабости этого человека, того, что он в об­щем-то прожил свою жизнь плохо. Если же человек имеет в себе силу трезвенно относиться к жизни и по любви, истине и свободе духа видеть ее такой, какова она есть, тогда прибегать к «святой лжи» ему уже не нужно.

Итак, как нам быть, когда мы сталкиваемся с фактами «святой лжи», с фактами компромисса, с фактами подобного рода выбора из двух зол пусть меньшего, но все же зла? На мой взгляд, здесь не надо спе­шить осуждать людей, а надо научиться в первую очередь им помогать, помогать выйти из их тяжелого личного или церковного состояния.

Как-то мы с вами уже говорили, что даже в случаях спорных и трудных, таких как вся переполненная «святой ложью» церковная ис­тория нашего времени, тоже не надо спешить осуждать. Верно, не надо оправдывать никакие в ней компромиссы и считать нормой то, что ею не является, но и осуждать не надо. Надо прежде всего по­ставить перед собою и другими вопрос: как могло случиться такое с нашей церковью? Как могло случиться, что та или иная часть церкви была поставлена в условия вынужденного выбора из двух зол? Хотя мы свидетельствуем, что в этой ситуации было выбрано меньшее зло. Пусть это был компромисс, пусть зло, но меньшее. Так бывает и на войне: один, защищаясь, убивает другого – и это есть настоящий грех убийства, это тоже выбор зла, хотя бы и меньшего. И все-таки эта ситуация всегда безблагодатная, всегда нехристианская.

Как же могло случиться с церковью то, что ее институции прихо­дилось и приходится защищать безблагодатными средствами? Не саму Церковь, подчеркиваю, а ее институции, ее учреждения, ее при­ходы, ее епископат, ее имущество и т.д. Это вопросы сложные, и чтобы их решить, надо заглянуть очень далеко назад, в церковную историю, и сделать это надо очень честно, с высоты опыта нашего времени. Мы должны здесь выступать и решать эти вопросы не с позиции политических страстей.

Это трудно, но очень нужно. Ибо это касается, конечно, не толь­ко кого-то третьего, вне нас. То, о чем я сейчас сказал, касается именно нас, пока мы как христиане до сих пор попадаем в ситуации выбора из двух зол, в ситуации компромисса, в ситуации лжи, пусть и такого особого разряда, как «святая ложь». Многие ли из здесь присутству­ющих могут похвалиться тем, что они никогда не попадали в такую ситуацию? Поэтому нашу сегодняшнюю тему хочется закончить слова­ми Господа, не оправдывающими грех, но отвращающими нас от вся­кого осуждения: «Кто из вас без греха, пусть первым бросит камень».

Вопросы и ответы

Как Вы считаете, уклониться от лжи, не сказав ничего – ни лжи, ни правды, – лучше ли будет?

Да, иногда это не только лучший, но и единственный выход из положения. Иногда сказать всю правду в ответ на вопрос бывает рав­носильно предательству. Предательство так и совершается. Другое дело, что есть более мягкие случаи, но в этом надо разбираться: же­лая говорить правду, имея силы на это, вполне ли возможно говорить всю правду, или надо сказать не всю правду, или надо промолчать. Иногда промолчать – равносильно неправде, иногда промолчать – хуже всего. Но это зависит от нравственной ситуации. А иногда ска­зать полуправду хуже, чем сказать неправду. И такое может быть. Надо рассматривать ситуацию в целом. Но иногда, повторяю, просто нужно не договорить или промолчать, и это не будет ложью.

Все-таки Вы оставляете лазейку для «святой лжи», употреб­ляя выражения «вынужденно», «из двух зол меньшее». Оста­вив ее, можно зайти далеко, точнее, глубоко. Допустимо ли в церкви заранее даже предполагать для себя возможность та­кой ситуации? Дьявол ведь отец всякой лжи. Речь идет, ко­нечно, не об осуждении кого-то.

Вы совершенно правы. Если бы все люди были, так сказать, от­крыты Богу, то, конечно, не надо было бы ничего этого допускать. И я уже говорил о том, что будет, если остается лазейка для «свя­той лжи» – а она в жизни остается, – и действительно здесь мож­но зайти очень далеко и очень глубоко. Это огромная опасность, но она есть только постольку, поскольку люди находятся не во власти Божьей, поскольку они находятся так или иначе уже во власти дья­вола. Именно тогда, когда веры у человека существенно не хватает или ее вовсе нет, ему нельзя сказать всю правду. Это отнюдь не ра­достная констатация нормы или факта.

Это отнюдь не равнозначная ситуация для верующего человека и для неверующего. Я надеялся, что это понятно хотя бы из контек­ста нашей беседы. Совсем не безразлично, как живет человек. Именно от этого зависит, можно ему сказать всю правду или нельзя, нужна ему или не нужна «святая ложь».

Ложь действительно остается ложью и тогда, когда говорится о лжи для пользы церкви. Да, в церкви были ситуации – и сейчас они отчасти остаются, – когда вся правда не говорится, а иногда гово­рится даже прямая ложь. И это отнюдь не свидетельство о норме ее внутренней и внешней жизни. Я уже говорил, что оправдать ложь нельзя, никогда и никакую, потому что действительно «отец всякой лжи – дьявол». Для чего же я читал так много ярких цитат из Священного писания – как вы думаете? Другое дело, что лазейка ос­тается потому, что мы сами себе оставляем ее. Давайте же не остав­лять эту лазейку, тогда и не будет этой проблемы.

Это очень важный вопрос. Я очень рад, что он поступил, несмот­ря на то, что я прямо и косвенно сегодня уже говорил об этом. Мож­но зайти далеко, можно зайти глубоко, но не надо вообще заходить в это, так сказать, место. Понимаете, не надо! Мы с вами уже давно встречаемся и говорим о том, что такое борьба со злом, как и о том, что в принципе у всех есть три возможности этой борьбы: во-первых, выбор из двух зол меньшего, во-вторых, в соответствии со сло­нами апостола: «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром», и в-третьих, в случае, когда зло уже тотально побеждается любовью, благодатью Божьей, когда оно снимается просто в другом измере­нии, иным измерением. Но это совсем не равнозначные пути, ни в коем случае! Иначе, действительно, зачем же человеку становиться верую­щим, зачем ему стремиться всю свою жизнь познавать Бога?

На оборотной стороне пластинки Сергея Аверинцева «Духов­ные стихи» описан случай, когда одной молодой девушке в годы репрессий дали 25 лет заключения. Все ее знакомства, увлечения, вся молодость, жизнь стали нереальны, все стало иллюзией. Но в камере в праздник Успения Пресвятой Бого­родицы она стала петь песнопения, посвященные празднику, все, которые знала, и это было единственной реальностью. Было ли это святой ложью или действительно реальностью? Ведь для многих людей уход в религию – это уход от реаль­ности, от правды, это утешение в скорби. Или это была настоящая правда, и единственная?

Я думаю, что Сергей Сергеевич все-таки имел в виду именно эту единственную, настоящую правду как единственную реальность, зная, что эта высшая реальность не настолько зависит от внешних обсто­ятельств, как нам часто кажется. Зависит, но не настолько. Она не определяет всей жизни. Важно знать, что определяет человека: внут­реннее или внешнее? Очень плохо, наверное, когда мы определяем­ся только внешними обстоятельствами.

Пожалуйста, прокомментируйте притчу о неверном управите­ле в той части, в которой, как кажется, имеется момент и по сегодняшней теме: «Приобретайте себе друзей богатством не­праведным».

Это именно притча, а коли притча, то она всегда не укладывает­ся в область одной этики. Мы с вами все-таки не случайно сегодня говорим о христианской этике и на первых встречах всегда опреде­ляем границы этики, ибо в ней еще не вся жизнь, ибо жизнь богаче, больше. В притче же говорится просто о другом. Это не нравоучи­тельная вещь, не прямо нравоучительная, поэтому ее нельзя понимать буквально. Это целостный образ, в котором под «богатством непра­ведным» подразумевается просто материальное богатство, которое может оказаться на службе человеку, на службе делу его спасения, для обретения которого нет необходимости в «святой лжи».

Человек хвастает – это видно. Надо ли уличать его? Надо ли вообще кого-то уличать и надо ли говорить правду тем, кто ее не хочет знать, кто бежит от нее? А если это когда-нибудь по­может им все-таки обрести истину?

Я ни в коем случае не хотел сказать, что не надо уличать чело­века. Евангелие прямо говорит, что «если согрешил против тебя брат твой, то пойди и обличи его между тобою и им одним».

Да, если твой брат согрешил против тебя, то тебе непременно сле­дует пойти и обличить его, но надо смотреть, как это сделать. Это надо уметь делать. Здесь тоже нужны такт и мера. Я думаю, что все­гда можно положить предел всякому злу. Надо найти силы для этого и форму, способ. Из этой записки, к сожалению, не видно, какие от­ношения между людьми, поэтому я не могу дать никакой конкретной рекомендации. Это Вы сами должны сделать.

Надо ли говорить правду тем, кто ее не хочет знать? Дело в том, что люди противоречивы: даже если человек не хочет знать правду одной своей частью, то какой-то другой своей частью он знать ее хочет. И может быть, что он-то хочет знать ее больше других, отстра­няя ее от себя. Такое бывает. Все опять же зависит от того, насколь­ко Вы достучитесь до человеческого сердца. Бывает ситуация, ког­да человек никого просто не допускает до себя. Такое тоже может быть, и тогда вы уже ничего сделать не сможете. Насильно такие вещи не делаются.

Бывают ситуации, когда человек совершенно искренне защи­щает большую ложь. Если он будет делать наоборот, то будет тоже лгать, потому что убежден, что эта ложь есть правда. В каком случае человек лжет? Когда искренне проповедует боль­шую ложь или когда проповедует правду, но на самом деле думает, что он лжет?

Спрашиваете, в каком случае человек лжет? И в том, и в другом случае. По-разному – это другое дело. Это только две ситуации, вообще же лживых ситуаций много. Когда человек искренне проповедует большую ложь, или даже очень маленькую – неважно, человек очень часто верит в то, что говорит. Даже если вначале он чувствует, что лжет, – потом он сам себя убеждает в том, что так оно все и есть. Люди любят жить в иллюзиях. Понятно, что ложь есть ложь. Если совесть человека ничего ему не подсказывает, если Закона Бо­жьего он не знает, Правды Божьей не знает, пути Правды не знает, то так оно и будет. А если он уверен, что он лжет, то даже если эта ложь совпала с правдой, то он лично все равно лжет. Перед совестью своей он лжет. С чем бы это объективно ни совпадало, ему самому это ра­дости не даст. Хотя вот апостол Павел писал, что он радуется всегда, как бы ни проповедовали Христа – искренне или не искренне, лишь бы проповедовали. Но у апостола Павла были свои резоны так гово­рить, поскольку он сам тогда был в стесненных обстоятельствах. И вообще это была некоторая особенность стиля апостола Павла и даже его миссионерской тактики. Это уже особый вопрос.

Разрешите, пожалуйста, насущный вопрос: не впадаем ли мы в «святую ложь», ведя небогоугодный образ жизни, а потом траволечением, зарядкой, парной баней восстанавливая свое здоровье? (Смех.) С другой стороны, как выжить без этих «ко­стылей» – физзарядки, баньки, травки и т.д. в наш гиподинамичный век?

Как быть и с нашей работой, на которой мы, в большин­стве своем, отбываем только время или вместо которой ухо­дим в коммерцию?

Конечно, без баньки, без травки и физзарядки – плохо дело в наш гиподинамичный век. С этим я согласен. Я же не против этого, пожалуйста – это для тех, кто любит это, кто этого хочет. Даже и я за физическую культуру, только не надо ее сводить к физкульту­ре. Когда человек ведет небогоугодный образ жизни, а потом пыта­ется восстановить свое здоровье, что же ему остается делать, как не баловаться травкой и прочая, и прочая?

А с работой – да, действительно, я сегодня уже упоминал рабо­чие отношения как одну из важнейших областей, где распростране­на «святая ложь», хотя не разворачивал эту мысль. Это очень боль­шая тема. Современный человек очень часто лжет на работе, иног­да просто своим присутствием там, хотя бы потому, что он часто де­лает дело, которое, заранее известно, идет в корзину. Он заранее знает, что оно никому не нужно. Он идет туда просто получать деньги, «отбывать номер», как говорится. Это трагедия массы современных лю­дей, и от этого надо уходить. Сейчас появились новые возможнос­ти. Пока они не универсальны, пока еще не каждый человек может найти под себя работу или создать ее, особенно если это пожилой человек, или больной человек, или если у него еще какие-то особые обстоятельства, или если он живет в такой местности, где возмож­ности ограничены. Таковым это трудно. Но в Москве сейчас может найти себе работу любой, практически любой. Сейчас появилась эта возможность, которой раньше почти не было, – для честного чело­века, конечно. Но к этому надо стремиться. Работа есть работа. Она всегда будет связана с какими-то вещами, которые нам не нравятся, иначе это будет уже не работа. Но все-таки она должна максимально соответствовать нашему служению, что ли, нашему предназначению, нашему таланту, данному нам свыше.

Раскройте, пожалуйста, понятие трезвенности.

Это уже совершенно особая тема, из христианской аскетики. Тут есть хорошая литература. Возьмите отцов-аскетов, почитайте. Глав­ная суть в том, что у человека все должно быть на своих местах и все в меру. У каждого человека должно быть чувство меры, такта и чувство духовного вкуса. Ничто не должно быть гипертрофирован­ным, ничто не должно быть подавленным, все должно стремиться к гармонии духа, души и тела, к полноте и совершенству. Трезвенность – это и есть благодатное чувство реальности, которая требует от нас в жизни мужества и определенного духовного воспитания и образования.

Стоит ли обличать человека, если это ничего не изменит, а лишь обозлит его?

Этот вопрос, скорее всего, принадлежит человеку молодому, не очень опытному. Он еще живет в рамках Ветхого завета. Помните, как там сказано: «Не обличай кощунника, чтобы он не возненави­дел тебя; обличай мудрого, и он возлюбит тебя». Да, это совсем не Новый завет, совершенно очевидно, по духу сразу видно, что это завет Ветхий. Новый завет дает нам основания для веры в человека, Ветхий же завет такого основания ещё не дает. Поэтому эта запис­ка и может принадлежать или очень молодому человеку, или уж че­ловеку, очень много повидавшему и в какой-то степени отчаявше­муся в жизни. Мне приходилось встречаться с такими людьми, которые говорили, что вот, я всю жизнь доверял человеку, а он мне… и дальше следует несколько рассказов из жизни, более или менее правдивых. В результате делается вывод, что верить людям вовсе не надо, не следует.

Знаете, надо верить всякого человека, но надо и обличать, только при этом надо, повторяю, уметь это делать. Никогда не Ду­майте, что ничто не может изменить в человеке какого-то его гре­ховного состояния. Всякий человек может измениться, если он того захочет. Он может не хотеть – тогда даже Бог не сможет ничего сделать, а тем более мы, грешные. Здесь тоже нужна трезвенность. Но пытаться, стараться изменить человека, обличая его, т.е. выявляя для него его грех, нужно во всех случаях.

Правда на земле всегда субъективна, т.к. проходит через со­знание человека. Значит, она не полна?

Это немного странно, потому что «правда на земле» – это одно, а то, что «проходит через сознание человека», – это уже немного другое. Осознание правды Божьей есть в Откровении, оно есть в Слове Божьем. Если человек думает лишь через свой опыт и свою совесть узнать всю Божью Правду, он, действительно, всего не узна­ет, не познает. Но для этого и есть еще общечеловеческий опыт и Писание.

Вторая часть той же записки:

Абсолютной правды, как и абсолютной истины, на земле нет.

Ну, что есть истина, как вы знаете, – это старый вопрос. И обра­щен он был именно ко Христу, к Истине, явленной на земле. Так что эта вторая фраза меня тоже немного смущает.

Далее Вы пишите:

А неполная правда не является ли ложью?

Об этом мы тоже говорили: может быть так, а может быть и ина­че. И далее:

В науке часто одна истина, просуществовавшая долгое вре­мя, впоследствии опровергается.

Ну, опять же, не опровергается, а восполняется, т.е. она все равно существует в следующей, только «в снятом виде». Даже марксист­ско-ленинская диалектика, столь убогая философия, и то знала это.

Каким образом наука в собственном смысле этого слова мо­жет быть причастна ко лжи, если она чуть ли не единствен­ный критерий, по крайней мере в практических вопросах, по­зволяющий дифференцировать истину и ложь? Поскольку до­казательства бытия Божьего пока вне компетенции науки, наука в собственном смысле, по определению, отрицать Его существование не могла.

Да, конечно, не могла и не может отрицать Его – с большой бук­вы. В том-то вся ложь и заключалась, что она делала то, что не дол­жна была делать по определению. В том-то и вся суть! А идеоло­гизация науки… Совсем недавно все правоверные представители науки утверждали, что наука партийна. Это сейчас мы стали забы­вать все эти «замечательные» термины. Недавно же это еще всерьез входило в учебники и многие с пеной у рта все это защищали. Конечно, наука без злоупотреблений, некая чистая наука, как и некое чистое искусство, непричастна ко лжи, но проблема именно в том, что в жизни-то она в таком чистом виде встречается редко.

Как Вы относитесь к статье «Чекисты в рясах» в газете «Аргу­менты и факты»? К митрополитам Ювеналию, Питириму, Фи­ларету, к Катакомбной церкви, к Богородичному центру?

Я уже упоминал об этом, по-моему, в прошлый раз. Не к митро­политам, отношение к митрополитам – вопрос другой, а вот к самой статье… Мне кажется, что, исходя из того, что я сегодня говорил, очень легко сделать выводы, что как раз там этот вопрос разбирается с позиции политических страстей. И именно это я сегодня отвергал в принципе. При этом я утверждал, что в Церкви не существует оправ­даний какой бы то ни было лжи, даже «святой».

К Богородичному центру – мы тоже как-то об этом говорили – я отношусь как к той части Катакомбной церкви, что в катакомбах загнила и родила ложь, корни которой начали развиваться давно, не один век назад. В богослужебных текстах «богородичников» можно найти некоторые вещи, очень близкие к еретическим. То есть теперь, когда появился Богородичный центр, родилась явная ересь – учение о Третьем завете с сошествием духа Богородицы. Теперь как-то стро­же начинаешь смотреть на прошлое наследие, на то, что люди как-то действительно перекланивались, создавая культ Божьей Матери, уже несколько оторванный, по некоему «католическому» типу, от почита­ния Самого Сына Божьего, Христа. Все это очень печально.

Хотелось бы узнать Ваше мнение о деятельности Богородич­ного центра и, если это удобно, об о. Иоанне. Как Вы считае­те, может ли быть присущ лексике Богородицы администра­тивный тон?

Конечно, нет. Это настолько очевидная прелесть о. Иоанна, что вряд ли здесь могут быть два мнения. И настолько понятно, почему сейчас его выставляют вперед и чуть ли не каждый день, стоит где-то ему слово сказать, его везде публикуют. Это такая искусствен­ная, ужасная вещь, которая делается современными СМИ. И конеч­но, очевидна неподлинность его откровений. Это даже не нужно доказывать – достаточно два слова прочитать для тех, кто что-то вообще понимает. Как всегда, эти вещи распространяются в эпоху, когда никто ничего не понимает. Так давайте попробуем справить­ся именно с этим!

Если человек, по духу недобрый, делает доброе дело, напри­мер уступает место в транспорте, потому что ему не хочется выглядеть в глазах людей плохим, – это «святая ложь»? Если нет, то только чистое сердце способно не лгать.

Конечно, только чистое сердце способно не лгать! Вы совершенно правы, я с Вами совершенно согласен. Уступать место в транспорте очень хорошо, и хорошо, если не хочется выглядеть в глазах людей плохим, – в принципе, это совсем не так дурно. Но, конечно, лучше, когда это идет изнутри, а не по закону. Однако лучше по закону, чем никак. Все-таки не будем и об этом забывать, потому что в человеке возможно движение и от внешнего к внутреннему. Мы всегда гово­рим о главном движении – от внутреннего к внешнему, но ведь есть и обратное. Аскеза как раз строится на этом. Когда человек с чем-то внутренне не справляется, не может справиться, просто на это сил нет – он, может быть, и хочет это сделать, но не в силах, – тогда создаются какие-то внешние условия, которые необходимы, чтобы из­мениться внутренне.

Муж моей подруги не верен ей – я в растерянности (смех). Сказать ей – кажется безнравственным, молчать – похоже на «святую ложь».

Ситуация житейская и многим из вас, конечно, знакомая. Говорить или не говорить подруге о ее муже, доносить на мужа или не доно­сить? Я думаю, что они должны сами разбираться. В семейные дела вообще лучше не вмешиваться. Лучше не знать о том, что делает ее муж (смех), тем более, что люди любят здесь ошибаться. Как-то очень часто так бывает. Но иногда и не ошибаются. Что же? Во всяком случае, наверное, если уж искоренять зло, так лучше начинать с источника зла. Мужу надо исправляться, а не травмировать бедную свою жену дальше, а то и она может растеряться.

Пожалуйста, объясните, что Вы подразумеваете под культурой тела.

Его некую гармонию, конечно же, в процессе возрастания и (или) укрепления. В теле человека очень многое заложено, о чем мы и не подозреваем, или чем пренебрегаем, или чего даже стыдимся, иног­да зря. Мне представляется, что мы потеряли эту культуру тела. Когда читаешь раннехристианские тексты, это очень ярко видно. Там кра­соте тела, гармонии тела уделяли большое внимание. И там не за­бывали слов ап. Павла о том, что Богу мы должны принести в со­вершенстве и дух, и душу, и тело. Потом стали говорить только о со­вершенстве духовном, и это была уже редукция христианской антро­пологии.

Пожалуйста, расскажите о роке (смех).

Вот видите, чего мне только не приходится делать пред вами! Я бы с удовольствием, конечно, предоставил это кому-то другому, но что делать – сам «назвался груздем»… Тенденции, которые прояв­ляются в массовой молодежной культуре, известны! Я по-настояще­му их воспринимаю как важные «лакмусовые бумажки» для осоз­нания душевного, физического и духовного состояний людей, духов­ного даже в первую очередь. Я далек от однозначных, одномерных оценок таких явлений. Мне представляется, что в них есть вещи очень значительные. Но совсем не случайно на свете появился рок, как и спорт. Особенно рок – сейчас не буду сюда же вплетать спорт, это сложное дело.

Такая культура появляется тогда, когда людям хочется расслабить­ся, отдохнуть, когда им уже не нужно «со страхом совершать свое спасение». И поэтому совершенно не случайно это явление появи­лось и распространилось в Англии и США, т.е. в странах некафоли­ческой церковной традиции. Для меня это совершенно очевидный факт. Или еще в полуатеистических странах. Впрочем, почти все стра­ны, бывшие христианскими, теперь полуатеистические. Но особенно – страны некафолической традиции, т.е. не православной и не католической. Америка все-таки, не будем забывать, прежде всего протестантская страна. Хотя там сейчас очень много католиков, но и католицизм там немного особый. Даже и иудаизм там немного осо­бый, как вы знаете, в основном не ортодоксальный.

Современная массовая молодежная культура, в том числе рок, – это следствие глобальных ошибок церковного учения и церковной жизни. Это одно из следствий того несовершенства в вероучении и практике, о котором мы часто забываем. Мы им часто пренебрега­ем. Нам кажется, что все это лишь какие-то человеческие рассуж­дения, мудрость человеческая. Многие говорят: «Зачем нам аскетика и какое-то богословие? Это все для любителей и узких специалистов, а вообще надо жить так-то и так-то. Помогай ближним, до­пустим, пойди в больницу, помоги несчастным – вот это да. Какие-то там рассуждения, какие-то толстые книжки, какую-то догматику и аскетику придумали… Зачем нам все это?» А между тем известно, что количество даже тех больных, которых надо посещать, в боль­шой степени зависит от той догматики и аскетики, которая описыва­ется в этих толстых книжках. В частности, и наше общество никогда не выйдет из своего разлагающегося состояния, если не будут писаться и читаться хорошие книги по аскетике, догматике и т.д. Потому что если они хорошие, то они живые. Это не мертвые, не схоласти­ческие тома.

Рок с этим прямо связан. Рок – это развлечение для тех, кто уже спасен, это как бы активный отдых и физкультура, это расслаб­ленность от вседозволенности, при всем при том, что люди там тяж­ко работают – те, кто работает. Посмотрите, сколько и в роке пота, – это же ужас! Как включишь эту музыку на TV, так обязательно показываются такие потные тела, прямо как в аду (смех). Это очень заметно, к слову говоря, и это входит в эстетику рока. Рок невозмо­жен без крупного потного тела. Ну ладно, я не буду говорить об эстетике, об этом потом.

Почему спорт – зрелище для рабов?

Нет, это не просто зрелище для рабов. Вы вспомните историю. Кто хотел «хлеба и зрелищ»? Кто требовал «хлеба и зрелищ»? Воль­ноотпущенники и рабы в период разложения рабовладельческого строя, вольноотпущенники в первую очередь, т.е. люди уже формаль­но свободные, но с рабской психологией. Современный народ, как вы чувствуете, мало чем от них отличается. И это очень ясно вид­но. Когда людей хотят отвлечь от чего-то серьезного, тут же начина­ют увеличивать внимание к спорту. Недавние попытки сократить спортивные телепередачи вызвали колоссальный протест в народе, потому что народ-то привык именно к удовлетворению вот этой по­требности в «хлебе и зрелищах». А вообще, ему на многое было наплевать. Вот только сделать зрелище из заседаний Верховного совета надолго как-то не удалось (смех). С хлебом теперь тоже туго. Так что оставался только спорт да рок.

А. Копировский. И о роке, и о спорте хочется чуть-чуть до­бавить. Этот вопрос вполне актуальный и острый, тем более что у меня есть личный опыт участия и в том, и в другом, так сказать, непосред­ственно, не в качестве общего, коллективного участника. Мне вот что хотелось бы заметить по поводу рока. Начало его у нас – в широ­ком смысле «массовое распространение» – приходится где-то на вторую половину 60-х годов. И мне думается, что ведь многие люди из тех, кто тогда и слушал, и играл, скажем, в ансамбле, как мне это пришлось, включалось просто в ритм. Ритм позволял выходить из той дикой, совершенно серой обыденности, в которой все тогда, по край­ней мере большинство, жили. Я имею в виду людей абсолютно нецерковных. Когда мне пришлось поинтересоваться все-таки содер­жанием тех замечательных английских слов, которые все выкрики­вали, я был потрясен – настолько они примитивны. И когда я те­перь слышу некоторые песни, совершенно в такой же дикой рок-манере, но наши, отечественные, я поражаюсь уже тому, насколько рок все-таки русифицировался в культурном плане. У нас, как вы помни­те, содержание почти всегда преобладало над формой. Бывала и у нас какая-то замечательная гармония, например в эпоху Андрея Рублева, между живописью и сюжетом, но уже в XVII веке содержа­ние пошло наверх, в ущерб форме. У передвижников, или даже еще лучше в живописи критического реализма (Перов и т.п.), а тем бо­лее в чистой литературщине, чистой публицистике – там форма была всегда где-то на заднем плане. Вот эти элементы вполне ощутимо вошли и в наш рок, по крайней мере в лучшие его вещи, и мне ка­жется, это хорошее, очень хорошее явление в тех пределах, в кото­рых оно вообще может называться хорошим. Я хочу сказать, что если исключить фанатов рока, людей, которые теряют разум и сознатель­но себя к этому подвигают, – таких все-таки сравнительно немно­го, – то для большинства людей нецерковных это хоть какое-то приобщение к культуре и к тому положительному, что она несет. Я уж не говорю про какие-то вершины, которые есть во всяком куль­турном явлении, и в массовой культуре тоже. Это опять исключения, но им так и положено быть.

Что касается спорта, то это не столько, может быть, зрелище для рабов – тут, действительно, не совсем корректно был задан вопрос, – сколько зрелище, делающее раба, ведущее к внутреннему рабству. Кстати, как и участие в профессиональном спорте, или по крайней мере в том, который раньше еще не назывался профессиональным. Мне тоже пришлось в этом поучаствовать. Это очень тяжелая внутренняя атмосфера, совершенно не товарищеская, не братская. Никаких, даже элементарных, нравственных позиций здесь нет. Исключения я не имею в виду. Если какое-то высокое самопожертвование и проявляется в самом выступлении, в акте, в какой-то спортивной игре, то все-таки эти исключения можно перечесть по пальцам. Это действительно какое-то невероятное вдохновение, я думаю, больше присущее все-таки нашему, русскому спорту. Это всегда, как Матросов, – броситься гру­дью куда-нибудь и совершить что-нибудь героическое, хотя бы на фут­больном поле, потому что больше абсолютно негде. У нас, я помню, смаковали в 1958 г. победу олимпийской сборной по футболу в Мельбурне, когда решающий гол забил футболист со сломанной ключи­цей. Он не ушел с поля боя. Вот такие моменты, конечно, очень вы­сокие. Но, повторяю, кто нырнет чуть-чуть вниз – спасибо Юрию Власову, он наконец-то это широко обнародовал, – тот понимает, что это такое. Рабство здесь просто подстерегает и поражает человека, начиная с физического плана, когда человек к сорока годам – уже, как правило, выжатый лимон, и кончая духовным, потому что мир спорта очень жестокий и бездуховный. С интеллектом здесь – сами пони­маете: когда наши замечательные спортсмены открывают рот на те­левидении, то как-то уж очень их жалко.

О. Георгий. Относительно рока я все-таки хочу повторить свой акцент на том, что это прежде всего явление бездуховного мира. Это некий суррогат духовности, душевности и физической культуры. Да, это суррогат, но это, конечно, тоже вера и выявление веры, толь­ко надо разбираться, какие здесь вера и ее выявление. И поэтому для меня это в первую очередь по типу, типологически – явление протестантское, в котором действительно уже не нужно «со стра­хом совершать свое спасение». Не нужно, не требуется, ибо ты уже спасен. Послушайте баптистские песни – вам станет сразу «хоро­шо» и все ясно.

Были ли в Вашей практике случаи, когда «святая ложь», со­знательно сказанная человеку, принесла хороший плод? Если, конечно, предварительно обратиться к Богу с молитвой.

Таких случаев не было. И более того: если и мне самому приходи­лось прибегать к «святой лжи», то перед этим молиться никак не хо­телось. Так что ваша ситуация мне кажется несколько нежизненной.

Муж не пускает жену в храм. Жена говорит: «Я пошла к под­руге», а сама – на службу. Так благословлено. Каким Вам ви­дится выход из этой ситуации?

Переблагословиться, естественно. По-другому нельзя. Это вопрос, скорее, уже к духовнику, или, вернее, не к духовнику, а к человеку, который благословлял. Тут надо искать выход. Поиск выхода из та­ких ситуаций непрост, он не лежит на поверхности. Это дело тон­кое. Но никак нельзя благословить говорить ложь. Нельзя, в прин­ципе нельзя!

Иаков дважды обманул своего отца, и все-таки Господь поче­му-то во всем помогал ему. Разве он не согрешил?

Я кратко сегодня уже говорил, что в Библии, в Ветхом завете, есть целый ряд случаев, когда действительно описываются ситуации та­кого выбора – компромиссные ситуации выбора из двух зол мень­шего. Это касается и патриарха Иакова. Но это время именно Вет­хого завета, даже еще до Моисея. Это очень важно. Тогда были дру­гие представления о нравственности. Нам нельзя совершать здесь акт модернизации, т.е. подходить к древним библейским персонажам с мерилами новозаветной нравственности. Потому что, когда сейчас мы говорим о нашем отношении к «святой лжи», мы говорим с пози­ций христианских в христианскую эпоху, с учетом сил, данных нам Христом в Его Церкви, в Новом Завете. Это принципиально важно. Этих сил в мире до Христа вообще не было, понимаете? Не было! Нельзя было их и спрашивать. Две-три тысячи лет назад я бы читал нам эту лекцию совсем по-другому.

Стоит ли говорить правду, если не хватает аргументов защи­щать ее?

Такие аргументы стоит искать. Это действительно стоит делать. Правда сама имеет некоторую внутреннюю убедительность, это тоже важно, но только если она выражена как следует.

Нецерковный человек говорит: вы видите истину в Библии, му­сульмане – в Коране, коммунисты – в моральном кодексе. Там тоже все хорошо написано. И все считают, что они пра­вы. Что сказать этому человеку?

Конечно, все считают себя правыми, это естественно; но я и говорил, как дорого стоят ошибки. Человек имеет право считать себя правым – и коммунист, и мусульманин, и христианин, и такой, и ся­кой, и православный, и неправославный. Человек имеет право на ошибки, но зачем же ошибаться? Зачем же этим правом пользоваться? это вопрос немного другой, не из нашей сегодняшней тематики. Что ость истина? – это уже вопрос Богопознания, вопрос познания Истины, вопрос познания Правды. Это вопросы, на которые мы стараемся отвечать во всем цикле наших бесед. Мы не задаемся этими допросами в отдельности. Вот уже третий год мы с вами ежемесячно встречаемся, и я думаю, что из одной только лекции ответ на все вопросы получить невозможно. А что сказать человеку нецерковно­му? Ищите – и найдете! Пусть он читает писания – кто бы он ни был, – пусть при этом проверит себя по духу и по плодам, выверит свою правду, – и найдет для себя ответ.

Как связать обличение греха в близком человеке и слова: «В чужом глазу и сучок видите, а в своем и бревна не замечае­те»? Надо ли при этом быть уверенным в отсутствии у себя бревна?

Когда речь идет об обличении греха в любом ближнем, речь идет о дерзновении. Речь идет о той борьбе за человека, а не против него, которой пронизано все Священное писание. Это совсем не проти­воречит тому, что надо видеть свои бревна. Но надо понимать, что и сучки – тоже неприятное дело, если они в глазу. Потому что если ты сегодня поможешь брату твоему вынуть сучок из глаза его, то, может быть, завтра он поможет тебе вынуть и твое бревно.

Можно ли говорить, что Бог всемогущ, если есть сферы, где Он бессилен? Например, когда человек не приемлет воли Бога.

Конечно, можно говорить, что Бог всемогущ. Но только всегда, когда мы что-то говорим о Боге, надо знать контекст этих выраже­ний. Надо знать, что всемогущество Бога не означает всемогущество произвола. Это всемогущество Свободы Божьей, полноты Его Сво­боды и Любви. Но не произвола! Бог никогда не творит по произ­волу, Бог не творит зла! Даже внутри Него нет сил это сделать, ибо Он есть Любовь, со злодейством несовместная.

Как же все-таки относиться церковному человеку нашего вре­мени к действиям митрополита Сергия? С одной стороны – компромисс, «святая ложь», с другой – надо учитывать ус­ловия. Можно ли сказать, что это ситуация выбора из двух зол меньшего? Я все-таки принимаю это как меньшее зло, не оп­равдывая его, понимаю, что это было необходимо для церкви в тот момент. А Вы?

Вы повторили мои слова, или я Ваши – не знаю (смех).

Известно ли Вам что-то о личном покаянии митрополита Сергия?

О такого рода личных покаяниях патриарх Алексий II уже гово­рил. Мне же известны некоторые подобные факты из жизни тех пат­риархов, которых я прежде лично слышал, видел и таким образом как-то знал: патриархов Алексия I и Пимена. Думаю, что патриарх Сер­гий, будучи по-настоящему великим богословом, тоже имел свою со­весть пред Богом.

Вы очень справедливо сказали: не осуждать, а помогать надо. Это относится и к истории нашей церкви, т.к. она – опора и надежда в Истине. «Святая ложь» не свята. Как Вы думаете, будет ли помощью здесь наше всеобщее покаяние, признание во всеуслышание той лжи, пусть названной «святой», вольными или невольными причастниками которой все мы соделались? «Если око твое темно, то и тело твое темно будет».

Совершенно верно. Я считаю, что мы все должны это покаяние чувствовать, даже если кто-то не чувствует своей личной причастно­сти к той лжи. Некоторые из нас не были связаны такими ситуация­ми, которые требовали бы от них «святой лжи». Но мы ведь одно тело церковное. И действительно, нужно каяться пред Богом и людь­ми в этой лжи всем, но не забывать, что пред Богом на первом мес­те здесь – именно само покаяние. Это не должно быть политичес­кой акцией. Сейчас в призывах к покаянию есть одна большая не­правда. Они опять же делаются с политических позиций. Церковь пытаются привязать к покаянию, принудить к нему так же, как это де­лается в отношении коммунистов, путчистов и я не знаю каких еще «-истов». Да, весь народ должен покаяться, потому что весь народ согрешил. Те, кто не согрешил, – они в Царстве Божьем, они свя­тые. Но народ согрешил, и народ согрешил немало. Пока же никто не хочет на себя принимать этого, и тут мы неправы, принципиально неправы. Очень легко показывать пальцами на других, особенно на тех людей, которые оказывались в действительно безвыходной си­туации. Хотите проверить, правильно ли это? – Поставьте себя, хотя бы только мысленно, на их место. Вам все станет очень ясно.

Вы сказали, что необходимо обличать грехи человека, помо­гать ему выявить его грех. Как помочь священнику выявить его собственные грехи? Простите за дерзкий вопрос.

Священник ничем не отличается в этом смысле от всякого дру­гого человека. Любой священник – тоже человек и, следовательно, также грешен. И ему надо помогать не меньше, а, по моему глубо­кому убеждению, даже больше, чем другим людям. В том числе и в покаянии. Только надо это уметь делать. Повторю еще и еще раз: в любом случае любой призыв к покаянию должен быть тактичен, и любая помощь, любое обличение должно быть не на публику, не во имя свое, с позиции не против человека, а за человека. Вот если мы хотя бы это сегодня усвоили, то слава Богу за все!

28 октября 1991 г.

 

Текст приводится по изданию «Кочетков Георгий, свящ. Беседы по христианской этике». Выпуск 5. 2-е изд. – М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт 2009. – 96 с.

Ложь может быть оправдана закончить фразу. Оправданная ложь

Сегодня я хочу поделиться с Вами тем, что я узнал, изучая тему духовного роста верующего. Я молюсь о том, чтобы понимание истин, почерпнутых мною из Писания, не только оказались для Вас полезными, но и укрепили Вас на пути ускоренного духовного роста и познания Бога.
Мы с Дэнис являемся пасторами большой церкви в Москве и стремимся следовать данному нам Богом видению утверждать в верующих откровение о том, что Христос в них «упование славы»

, и представлять каждого человека, которого Он вверил нашей заботе,
«совершенным во Христе Иисусе» (Колоссянам 1:27-28).
Со всем усердием мы делаем всё для того, чтобы христиане
«возрастали в Нём во всём» (Ефесянам 4:15, перевод из KJV)
.

БИБЛЕЙСКИЙ ПОКАЗАТЕЛЬ ДУХОВНОСТИ

Как пастор и духовный лидер могу сказать, что основным показателем духовного роста является не то, что обычно люди считают показателем. На самом деле один из вернейших признаков духовной зрелости верующего – это способность всегда служить примером правдивости. В Послании к Ефесянам 4:15 сказано, что индикатором высокого уровня духовности, о которой мы сейчас с Вами рассуждаем, является способность всегда говорить «правду в любви»
.

Весь этот отрывок 4-й главы Послания к Ефесянам, где речь идёт о важности говорить истину, учит нас тому, что духовная зрелость измеряется тем, насколько честно мы ведём себя по отношению к другим людям. Пророчествовать или передавать слово от Господа – это может казаться признаком духовности, но истинная духовность измеряется тем, как мы взаимодействуем с другими людьми и как к ним относимся. Способность быть открытым, прямым, честным и любящим – одно из важнейших качеств характера, которое мы непременно должны в себе развить.

ВЕЖЛИВАЯ ЛОЖЬ

Только представьте, скольких из нас ещё в детстве учили быть вежливо нечестными. Например, мы получили подарок, который нам не понравился, и мы, как нас и учили, говорим: «Очень красиво! Мне нравится!» – хотя на самом деле нам не показался этот подарок красивым и он нам не понравился. Конечно, мы должны быть признательны человеку, который думал о том, что же нам подарить, и потратил время и деньги на подарок. И, безусловно, мы должны выразить ему свою искреннюю благодарность. Но, если мы часто говорим, что нам что-то нравится, хотя на самом деле не нравится, – это один из признаков того, что нечестность вплелась в полотно нашей жизни.

ВАЖНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ПЛОДОТВОРНОСТИ

Для многих людей представляется сложным говорить правду, так же как для многих сложно слышать правду. Но говорить и принимать правду в соответствии с Божьим характером является существенной составляющей стабильности, роста и плодотворности как для отдельно взятого человека, так и для целой организации.
Как руководитель церковного служения я ожидаю, что моя команда будет честна со мной и всегда будет говорить мне правду. Даже если мне нравится не всё из того, что говорят мне члены моей команды, их честность гарантирует прозрачные и правдивые отношения между нами.

Если же кто-то из моих сотрудников сказал мне одно, а за моей спиной говорит коллеге совершенно иное, у меня появится недоверие к этому сотруднику и я уже вряд ли буду рассчитывать на то, что в следующий раз он будет честен со мной.

Полярная звезда

Самая яркая звезда на небосклоне — полярная звезда. В древности моряки использовали её вместо компаса из-за того, что её всегда можно было найти среди всех остальных. За её яркий свет, её называли путеводной. Наверняка же слышали такие рассказы? А правда ли это?

Очень красивая история, жаль только что она ложная. Моряки действительно пользовались полярной звездой для определения направления, но вовсе не из-за её яркости. Просто эта звезда выглядит неподвижной на всём небосклоне и по ней довольно легко ориентироваться. Вот так всё просто.

ЧЕЛОВЕКОУГОДИЕ

Такое качество, как двоязычность, может указывать и на то, что человеку свойственно человекоугодие. Он хочет всем нравиться, поэтому соглашается с теми, с кем общается в данный момент. Он боится, что если его мнение будет отличаться от мнения тех, с кем он разговаривает, то потеряет их благосклонность и к его мнению больше не будут прислушиваться. Поэтому, вместо того чтобы с любовью сказать правду или озвучить свои истинные убеждения, он говорит наперекор своей совести то, что не соответствует его истинному мнению. Если человек молчит, когда говорят что-то, с чем он не согласен, он тем самым выражает своё согласие со сказанным, несмотря на то что в действительности его мнение отличается от того, что было сказано.
Двоязычность – серьёзный недостаток характера. Библия категорично утверждает, что человек, которому свойственно это качество, не должен занимать лидерскую позицию. Если духовный лидер говорит пастору: «Я считаю, что вы правы», а кому-то из членов церкви заявляет: «Думаю, на этот раз пастор ошибается», то вряд ли он сможет принести пастору большую пользу. Таким своим поведением он лишь создаст путаницу и посеет подозрения.

Головой в песок

Знаете поговорку — спрятался как страус головой в песок? Так говорят про людей, которые в момент опасности предпочитают устраниться или сделать вид, что ничего не происходит. Считается что страусы при возникновении опасности прячутся головой в песок. Это поведение объясняют тем, что таким образом, животное пытается защитить себя от врагов. Как вы думаете, правда это или нет?

Это ложь. Страусы — одна из самых крупных птиц в мире, у которой не так уж и много естественных врагов. И как вы понимаете, напугать такую огромную птицу удаётся далеко не каждому. Но если это и случается, то как и любые разумные виды животных, страусы убегают. И проверьте, с их ногами, у них нет никаких проблем с бегом.

Но если такой вариант невозможен, то птички просто претворяются мертвыми, и всё. А миф про голову в песке пошёл из-за привычки страуса наклонять голову к земле. Таким образом страусы прислушиваются к возможной опасности, ищут еду и иногда избавляются от паразитов.

ФУНДАМЕНТ ДОВЕРИЯ

Члены моей команды предельно честны со мной. А поскольку они честны и, я знаю, любят меня и всем сердцем поддерживают, я доверяю им безмерно. Я знаю, что могу рассчитывать на то, что получу от них откровенные, правдивые ответы. Мы с Дэнис – люди видения, мы «катализаторы идей». Но нам необходимо знать точку зрения других людей, чтобы быть способными увидеть все детали и нюансы той или иной идеи или видения. Мы нуждаемся в их честности и правдивом мнении. Вот почему Бог послал нам такую команду!

Это огромное благо – быть уверенным в человеке и не задаваться вопросом, говорит ли он то, что на самом деле думает. Когда я знаю, что тот или иной человек всегда скажет мне правду, закладывается фундамент доверия, что крайне важно, если мы хотим строить долгосрочные отношения.

ПОЧЕМУ ОТВЕРГАЮТ ПРАВДУ?

Пожалуйста, помните, что, говоря о важности быть правдивым, мы призываем говорить истину в любви, а не высказывать правду так, словно Вы наносите человеку удары дубиной. Давайте попросим Бога научить нас говорить правду таким образом, чтобы её было легко принять, ведь одна из причин, по которым люди отвергают правду, заключается в том, как её преподносят. Когда её высказывают резким тоном, сопровождая осуждением и критикой, это может привести к тому, что человек воздвигнет защитную стену, за которой спрячется от обрушившихся на него нападок.

Когда правду говорят с терпением, нежностью и любовью, принять её становится намного легче.

На собственном опыте я убедился, что правду не так уж и сложно услышать и принять при условии, что она преподносится подобающим образом

. Если кто-то со злостью плеснул Вам в лицо холодной водой, думаю, Вам будет не очень-то приятно. Вы даже можете среагировать так же и в ответ плеснуть ему в лицо ледяной водой. Подобным образом, брошенная в лицо человеку со всей злостью правда, которая нанесла ему раны, не достигнет его ума и сердца, не принесёт ему свободу и не произведёт в нём соответствующие перемены.

Что лучше для ребенка ?

Каждый ребёнок уникален и требует особого подхода в воспитании, однако у всех детей есть общие схожие черты формирующегося характера будущей личности.

Дети в процессе своего развития, стараются во всем подражать взрослым, при этом копируя действия и выражения.

По мере изучения окружающего их мира, они впитывают информацию подобно губке впитывающей воду.

Ребенок постепенно начинает понимать, рассуждать и все больше и больше задавать вопросы, на которые не у каждого взрослого есть правильные ответы. И вот тут и начинается всяческое вранье и искажение действительности.

Психологи давно пришли к выводу, что обманывать детей не нужно, в любых ситуациях стоит говорить ребенку только правду.

Но ведь бывают и такие ситуации, когда просто язык не повернется сказать ребенку горькую правду. В таких случаях, обычно откладывают эту правду на потом и тут важно знать, что ребенок все равно должен узнать это от вас, а не от постороннего человека.

О чем не стоит лгать ребенку ?

Дети на подсознательном уровне распознают ложь. Постарайтесь не лгать ребенку во всяких пустяках. Не нужно говорить ребёнку, что больно не будет, когда вы пришли к доктору на укол.

Ложь принесет немало вреда ребёнку, вызовет много обид и вопросов, на которые вам будет неприятно отвечать.

К каждому ребенку нужен свой подход, забота и внимание, меньше лжи и необоснованного вранья. Будьте терпеливы и справедливы к своим детям.

MarWix

КАК ГОВОРИТЬ ИСТИНУ В ЛЮБВИ

Давайте подробнее поговорим о том, каким образом мы должны говорить истину друг другу. Когда Вам нужно сказать кому-то правду, вспомните о правиле «как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Матфея 7:12). Другими словами, помните о том, что правду нужно говорить с любовью, если хотите, чтобы и Вам говорили правду с любовью. Задайте себе вопрос: «Как бы я хотел, чтобы правду говорили мне?»
Вы хотите, чтобы Вам говорили правду грубо и резко или мягко и доброжелательно? Если Вам необходимо сказать кому-то горькую правду, то прежде подумайте о том, как бы Вы отреагировали, если бы эту правду сказали Вам. Затем представьте, что помогло бы Вам принять эту правду так, чтобы она помогла Вам и привела к росту. Размышляя над этим, Вы найдёте способ сказать правду с любовью. Последовав этому способу, Вы сумеете сказать человеку правду (или то, что Вы считаете правдой) корректно, с достоинством и уважением.

ВРЕМЯ ГОВОРИТЬ И ВРЕМЯ МОЛЧАТЬ

Библия совершенно ясно и однозначно велит: «…отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг другу» (Ефесянам 4:25). Греческое слово pseudos – «ложь» – также означает фальшь, обман, неправда. Но это слово относится не только к откровенной лжи – оно также означает не рассказывать всей правды.
Конечно, бывают ситуации, особенно если Вы занимаете руководящую должность, когда Вам не следует раскрывать все детали сложившейся ситуации. Всему своё время – время говорить и время молчать. Главное, чтобы утаиваемая информация не затеняла правду и не искажала истинное положение дел. А иначе такая недоговорённость будет считаться как раз тем, что означает греческое слово pseudos, – то есть ложью, от чего и предостерегал нас Павел в Послании к Ефесянам 4:25.

Текила

Чтобы опознать качественную текилу нужно изучить бутылку. Если в ней есть червяк, значит текила качественная. Червяка перед употреблением вытащить. Скорее всего этот факт вы слышали? Так это правда друзья?

Возможно, вам также будет интересна статья: 10 самых дружелюбных животных на планете

Не только ложь, но еще и довольно мерзкая история. Истина в желание заработать. Это всего лишь маркетинговый ход, чтобы продать некачественный товар. Потому что только в самых дешёвых и лежалых листья агавы, могут завестись личинки моли и соответственно текила из этих листьев совсем не может похвастаться качеством.

ПРИМЕР ЧЕСТНОСТИ

Греческое слово, переведённое в вышеуказанном стихе как «говорите», стоит в повелительном наклонении настоящего времени. Это означает, что данное действие должно войти у нас в привычку. Святой Дух призывает нас развивать в себе умение всегда говорить правду, только правду и ничего, кроме правды; и да поможет нам Бог!
Если Вы глава семьи или занимаете руководящую должность в организации или в служении, Вы должны показывать членам своей семьи или работающим у Вас в подчинении людям пример человека, который всегда говорит правду. Если Вы всегда будете говорить людям правду, они будут знать, что Вы с ними честны. Даже если им нравится не всё из того, что Вы говорите, они будут знать, что всегда могут рассчитывать на Вас, когда им будет необходимо услышать правду, а не выдумки.

Говорите правду всегда – и Вы установите пример честности, прямоты и доверия среди членов своей семьи или коллектива.

Алкогольный вред

Алкоголь не убивает клетки мозга несмотря на сильную головную боль после похмелья. Хорошая отговорка для любителей закладывать за воротник, не правда ли? Так что вы думаете, это так?

И, утверждение — истина, на радость любителям выпивки. Кстати первое, что страдает от обильного употребления алкоголя — нервная система, а не мозг. И только если употреблять спиртное систематически в немеренных количествах, поражение может стать необратимым и серьезным.

Всему нужно знать меру друзья.

ПУТЬ ПРАВДЫ САМЫЙ ЛУЧШИЙ

Слышать правду не всегда легко. Идти по пути правды может оказаться довольно трудным делом, однако же это всегда самый светлый, прямой и благородный путь. И я верю, Вы хотите, чтобы Ваша жизнь шла именно по этому пути и чтобы отношения с дорогими Вам людьми тоже следовали этим же путём.
Конечно же, команде служения нашей церкви во многом ещё нужно расти. Я не утверждаю, что мы идеально исполняем повеление говорить истину в любви. Но мы искренне стараемся это делать и стремимся быть друг с другом честными и открытыми. Я нуждаюсь в том, что члены моей команды способны дать мне, а они нуждаются в том, что им способен дать я. Эти люди очень ценны как для моей жизни, так и для служения церкви. Я очень стараюсь быть послушным Богу в своём отношении к ним и в поведении, включая и то, чтобы говорить истину.

Что понимается под обманом и правдой?

Казалось бы, ответ на этот вопрос очевиден, если не вникать в тонкости человеческих взаимоотношений. Кому-то ложью кажется даже небольшое приукрашивание правдивых событий, другие же не придают этому столь существенного значения. То же касается и молчания, когда правда попросту не озвучивается из благих побуждений. Каждый человек в этом отношении должен выработать свою собственную позицию: что для него допустимо, а что нет. И желательно рассказать о ней своему окружению, чтобы ваше отношение к честности было понятно всем.

Когда цель оправдывает средства?


Когда цель оправдывает средства? Этот вопрос задавали на протяжении тысячелетий, и ответы на него редко были идеальными в своей конечной форме.

Когда мы были молоды, легко было думать, что цель оправдывает средства. Если вы хотели печенье, вы были более чем счастливы украсть печенье из рук младшего брата или сестры. Цель оправдывала средства, потому что вы хотели печенье и получили его. Уравнение было абсолютным.

Когда мы стали старше, большинство из нас начали понимать, что для того, чтобы быть добрыми и любящими членами нашего сообщества и общества в целом, нам необходимо учитывать чувства других людей.Мы поняли, что социально неприемлемо брать то, что мы хотим и когда мы этого хотим, и что на самом деле нам нужно признать, что иногда цели не оправдывают средства.

Хотя вы можете считать себя человеком с характером, как вы можете согласовать это убеждение с тем фактом, что, когда дело доходит до него, вы верите, что должны делать все возможное, чтобы получить результаты, которые, по вашему мнению, в конечном итоге приносить максимум пользы, даже если другие люди могут пострадать на этом пути?

Вот где идея о цели, оправдывающей средства, становится сложной.


Скачать бесплатно

Спасибо за чтение. Я хотел бы оставаться на связи и отправлять вам новую статью каждую пятницу, а также PDF-файл с некоторыми из моих любимых интервью из моей книги о утренних занятиях, в том числе:

  • Четырехзвездочный генерал армии США в отставке Стэнли МакКристал
  • Трехкратный золотой призер Олимпийских игр США по плаванию, Ребекка Сони
  • Бывший президент Pixar и Walt Disney Animation Studios, Эд Кэтмелл
  • Основатель Huffington Post и Thrive Global, Арианна Хаффингтон
  • Директор по разнообразию в Lenovo , Иоланда Коньерс

Введите свой адрес электронной почты, чтобы подписаться на мою информационную рассылку бесплатно, и загрузите PDF сейчас:


В этой статье я собираюсь посмотреть, что цель оправдывает средства на самом деле, я собираюсь чтобы дать вам более глубокое понимание этой философии и ее истоков, и я собираюсь привести примеры того, как мы продолжаем рационализировать это мышление в современном мире.

Что означает цель оправдывает средства?

Фраза «цель оправдывает средства» используется, чтобы предположить, что любая деятельность, независимо от того, может ли эта деятельность считаться этически или морально плохой, стоит того, чтобы заниматься до тех пор, пока достигается желаемый конечный результат.

Истоки этой фразы восходят к консеквенциализму. Консеквенциализм — это разновидность нормативной этической теории. В чистом виде консеквенциализм утверждает, что моральное качество действия полностью определяется его последствиями.Следовательно, согласно консеквенциалистской теории, цель оправдывает средства при любых обстоятельствах.

Конечно, для большинства из нас эту теорию трудно согласовать с нашим желанием ладить с другими людьми и заботиться о них; особенно те, кто находится в нашей семье, в сообществе или в группе друзей. Большинство из нас считает, что во многих ситуациях цель не оправдывает средства. Тем не менее, существует множество современных и исторических примеров, некоторые из которых мы коснемся ниже, в которых эта моральная сила игнорируется и побеждает цель плохого поведения.

Примеры цели, оправдывающей средства

Согласны ли вы или не согласны с приведенными ниже примерами, все они представляют, как мышление «цель оправдывает средства» может управлять человеческой природой, в лучшую или худшую сторону:

  • резюме, чтобы получить работу: По вашему мнению, ложь (или преувеличение правды) в вашем резюме может быть оправдана, если она поможет вам получить работу своей мечты.
  • Лежать на первом свидании: Первые свидания могут быть неудобными, и если вы хотите, чтобы первое свидание превратилось во второе, идея лгать, чтобы произвести впечатление на человека, сидящего напротив вас за столом, может показаться небольшой платой. заплатите, чтобы получить второй шанс произвести впечатление.
  • Мошенничество в спорте: От ныряния с незаслуженным наказанием до постоянной проблемы с допингом в спорте, прекращение опережения соперников на очко или забивание решающего гола может, по мнению некоторых спортсменов, оправдать средства. .
  • Ложь во время избирательного цикла: Если вы баллотируетесь в городской совет или в президенты США, лгать во время избирательного цикла, чтобы нанести удар по репутации оппонента (или преувеличить свой собственный) — это классическая тактика.Грань между прямой ложью и раздуванием истины тонка, и, когда на карту поставлено так много, неудивительно, что мысль «цель оправдывает средства» поднимает голову.
  • Следуя ложному повествованию: Независимо от того, создавали ли вы повествование или оно было создано для вас, продолжая повествование, которое, как вы знаете, является ложным, например, вас провозгласили героем за то, что он вытащил кого-то из горящего здания, где на самом деле вы были сосредоточены только на том, чтобы выбраться из игры — это может оправдать средства, помогающие вам достичь статуса героя, но со временем это вас прогрызет.

Я должен признать, что каждый из приведенных выше примеров отличается от идеала «подделать, пока не получится», в котором нас поощряют стремиться к тому, чего мы хотим, имитируя уверенный, компетентный и оптимистичный образ мышления. Точно так же лживая ложь, чтобы сохранить чьи-то чувства, пока ложь не дезинформирует их по важной теме, является примером того, что цель оправдывает средства на благо.

На протяжении всей истории были и другие примеры этой фразы в действии, как в литературе, так и в научной литературе.

В стихотворении Овидия «Герои », написанном между 25–2 гг. До н. Э., Овидий пишет «Exitus ācta probat», или «Результат оправдывает поступки». В «Рассуждениях: I, 9 из » итальянского политического теоретика Никколо Макиавелли «Принц » автор отмечает, что «хотя действие осуждает деятеля, цель может его оправдать». А в сборнике эссе 1937 года « целей и средств» (Исследование природы идеалов и методов, используемых для их реализации) Олдоса Хаксли , впервые опубликованного в 1937 году, знаменитый автор «Дивного нового мира» говорил о война, религия, этика и национализм — темы, цель которых, по его мнению, оправдывает средства, которыми пронизано мышление.


Не спрашивайте, гордитесь ли вы тем, чего достигли. Спросите, гордитесь ли вы тем, как вы этого добились. Вы согласны или не согласны с тем, что цель оправдывает средства? Дайте мне знать, что вы думаете в Твиттере, или отправив мне электронное письмо.

Вот что Ифэнь сказала по электронной почте:

Оправдывает ли цель средства… Я думаю, что в конце этого предложения есть большое «если». Это должно быть «Цель оправдывает средства, если…»

Большинство людей, вероятно, не думают об этом так.Я предполагаю, что большинство людей составляют мысленный список плюсов и минусов и оттуда идут. Например, «Цель оправдывает средства, если никто не пострадал» или «Цель оправдывает средства, если она делает меня счастливым».

Если вы хотите услышать от меня больше, не забудьте подписаться на мою бесплатную рассылку новостей по электронной почте, и если вам понравилась эта статья, поделитесь ею в социальных сетях, сделайте ссылку на нее со своего веб-сайта или добавьте ее в закладки, чтобы вы может часто возвращаться к нему. ∎

Бенджамин Сполл — соавтор книги «Моя утренняя рутина» (Портфолио / Пингвин).Он писал для таких изданий, как New York Times, New York Observer, Quartz, Entrepreneur, Business Insider, CNBC и другие.

Сполл, Б. (16 октября 2019 г.). Когда цель оправдывает средства ?. Получено с https://benjaminspall.com/ends-means/

BBC — Этика — Ложь

Ложь и правдивость

Лежащий

Ложь, вероятно, является одним из наиболее распространенных неправильных действий, которые мы совершаем (один исследователь сказал, что «ложь — неизбежная часть человеческой натуры»), поэтому стоит потратить время на размышления об этом.

Большинство людей сказали бы, что ложь всегда неправильно, за исключением случаев, когда для этого есть веская причина — а это значит, что это не всегда неправильно!

Но даже у людей, которые думают, что ложь всегда неправда, есть проблема … Рассмотрим случай, когда ложь означала бы, что 10 других лжи не будут сказаны. Если 10 лжи хуже, чем 1 ложь, то, казалось бы, было бы хорошо сказать первую ложь, но если ложь всегда неверна, то говорить первую ложь неправильно …

Благодарность

Никто, кто сегодня пишет о лжи, не может сделать это, не признав огромного долга перед этой новаторской книгой: Ложь: моральный выбор в общественной и частной жизни , Сисела Бок, 1978.

Что такое ложь?

Ложь — это форма обмана, но не все формы обмана являются ложью.

Ложь дает некоторую информацию, полагая, что она не соответствует действительности, с намерением таким образом обмануть.

У лжи есть три основных признака:

  • Ложь передает некоторую информацию
  • Лжец намеревается обмануть или ввести в заблуждение
  • Лжец считает, что то, что они «говорят» неправда

Есть некоторые особенности, которые люди считают частью лжи, но на самом деле не являются необходимыми:

  • Ложь не означает ложную информацию
  • Необязательно говорить ложь с плохим (злонамеренным) намерением — белая ложь является примером лжи, сказанной с добрыми намерениями

Это определение гласит, что ложь делает ложью то, что лжец намеревается обмануть (или, по крайней мере, ввести в заблуждение) человека, которому он лжет.Он ничего не говорит о том, является ли предоставленная информация правдой или ложью.

Это определение охватывает обычные случаи лжи, а также эти два нечетных случая:

  • Случай, когда кто-то непреднамеренно дает правдивую информацию, полагая, что он говорит неправду
    • Я хочу себе последнюю порцию пирога, поэтому солгу, что в нем червяк. Когда я позже ем этот кусок пирога, я обнаруживаю, что в нем действительно есть червяк
  • Случай, когда я никого не обманываю, потому что знают, что я всегда вру

Ложь и заявления

Некоторые философы считают, что ложь требует какого-то утверждения; они говорят, что лжец действительно должен говорить, писать или жестикулировать.

Сиселла Бок, автор большой философской книги о лжи, определяет ложь как:

Другие расширяют определение и включают бездействие в ответ на вопрос, зная, что это обманет спрашивающего.

Другие включают «жизнь во лжи»; те случаи, когда кто-то ведет себя так, что вводит остальных в заблуждение относительно их истинной природы.

Почему неправда?

Есть много причин, по которым люди думают, что ложь — это неправильно; Какие из них лучше всего подходят вам, будет зависеть от того, как вы относитесь к этике.

  • Ложь — это плохо, потому что в целом правдивый мир — это хорошо: ложь снижает доверие между людьми:
    • Если бы люди, как правило, не говорили правду, жизнь стала бы очень сложной, поскольку никому нельзя было доверять, и ничему, что вы слышали или читали, нельзя было доверять — вам нужно было бы все выяснить для себя
    • Недоверчивый мир вреден и для лжецов — лгать бесполезно, если все это делают
  • Ложь — это плохо, потому что она относится к тем, кому лгут, как к средству достижения цели лжеца, а не как к ценной самоцели.
    • Многие люди думают, что нельзя относиться к людям как к средству, а не как к цели
  • Ложь — это плохо, потому что она мешает человеку, которому лгут, принять свободное и осознанное решение по рассматриваемому вопросу.
    • Ложь заставляет людей основывать свои решения на ложной информации
  • Ложь — это плохо, потому что ее нельзя разумно превратить в универсальный принцип.
    • Многие люди думают, что что-то следует принимать как этическое правило только в том случае, если его можно применять в каждом случае
  • Ложь — это плохо, потому что это фундаментальная моральная ошибка
    • Есть вещи в корне плохие, врать — одно из них
  • Ложь — это плохо, потому что хорошие люди этого не делают
    • Хорошее поведение демонстрирует достоинства хороших людей
  • Ложь — это плохо, потому что она развращает лжеца
    • Ложь может стать привычкой, и если человек регулярно допускает одну форму проступка, он вполне может привыкнуть к неправильным поступкам в целом
  • Некоторые религиозные люди утверждают, что ложь — это плохо, потому что она злоупотребляет данным Богом даром человеческого общения.
    • Бог дал человечеству речь, чтобы они могли точно делиться своими мыслями — ложь делает противоположное
  • Некоторые философы говорят, что ложь — это плохо, потому что язык важен для человеческих обществ и предполагает использование его правдиво.
    • Когда люди используют язык, они фактически «заключают договор», чтобы использовать его определенным образом — один из пунктов этого контракта — не использовать язык обманным путем

Какой вред приносит ложь?

Ложь, очевидно, причиняет вред человеку, которому лгут (большую часть времени), но она также может навредить лжецу и обществу в целом.

Человек, которому лгут, страдает, если не узнает, потому что:

  • Они лишены контроля над своим будущим, потому что
    • Они больше не могут делать осознанный выбор в отношении рассматриваемой проблемы
    • Они не полностью информированы о возможных курсах действий
    • Они могут принять решение, которое иначе не приняли бы
  • Они могут пострадать в результате лжи

Человек, которому лгут, страдает, если узнает, потому что:

  • С ними плохо обращаются — их обманывают, ими манипулируют и считают человеком, не заслуживающим правды
  • Они видят нанесенный ущерб
  • Они сомневаются в своей способности оценивать истину и принимать решения
  • Они становятся недоверчивыми и неуверенными, и это тоже подрывает их способность делать свободный и осознанный выбор
  • Они могут мстить

Лжец ранен, потому что:

  • Он должен помнить ложь, которую он сказал
    • Он должен действовать в соответствии с ложью
    • Ему, возможно, придется больше лгать, чтобы его не разоблачили
  • Он должен опасаться тех, кому он солгал
  • Его долгосрочное доверие находится под угрозой
    • Ему, вероятно, будет причинен вред, если он узнает
    • Если его узнают, люди с большей вероятностью лгут ему
    • Если он узнает, ему вряд ли поверят в будущем
  • Его собственный взгляд на свою неприкосновенность нарушен
  • Ему может быть легче снова солгать или совершить другие плохие поступки

Те, кто говорит «хорошую ложь», обычно не страдают от этих последствий, хотя в некоторых случаях они могут это сделать.

Общество пострадало, потому что:

  • Общий уровень правдивости падает — других людей могут поощрять лгать
  • Ложь может стать общепринятой практикой в ​​некоторых кругах
  • Людям становится сложнее доверять друг другу или общественным институтам
  • Социальная сплоченность ослаблена
  • В конце концов, никто не сможет поверить никому, и общество рухнет

Когда можно лгать?

Философ Сиссела Бок предложила процесс проверки того, может ли ложь быть оправданной.Она называет это проверкой на публичность:

Если бы мы применили этот тест в качестве мысленного эксперимента, мы бы собрали группу из всех, кого затрагивает определенная ложь — лжецов, тех, кому лгала, и всех, на кого ложь может повлиять.

Затем мы выдвигаем все наши аргументы в пользу конкретной лжи и затем спрашиваем «присяжных» из соответствующих и разумных лиц, оправдана ли эта ложь.

Но что мы могли делать в реальном мире?

  • Сначала проверьте нашу совесть и спросите, оправдана ли ложь
  • Во-вторых, спросите друзей, коллег или людей со специальными этическими знаниями, что они думают о конкретном случае
  • В-третьих, проконсультируйтесь по этому поводу с независимыми лицами

Этот вид теста наиболее полезен при рассмотрении того, что мы могли бы назвать «публичной» ложью — когда учреждение рассматривает, насколько правдиво сказать о проекте — например, медицинском эксперименте, или предполагаемой войне, или экологическом развитии.

Один из руководителей заметил этому писателю, что полезным тестом на обоснованность действия, в котором он не был уверен, было представить, что напишет пресса после, если они обнаружат, что он сделал, и сравнят это с тем, что он сказал заранее.

В большинстве случаев личной лжи в небольшом масштабе нет возможности сделать что-либо, кроме как посоветоваться с собственной совестью — но мы должны помнить, что наша совесть обычно склоняется в нашу пользу.

Хороший способ помочь своей совести — это спросить, как бы мы себя чувствовали, если бы мы стали жертвами лжи.Это, конечно, не надежно, но может быть полезно.

Бок описывает некоторые факторы, которые следует учитывать при размышлении о лжи:

  • Существуют ли правдивые альтернативы лжи для решения конкретной проблемы?
  • Какие моральные оправдания существуют для этой лжи и какие контраргументы могут быть выдвинуты против этих оправданий?
  • Что общественное жюри из разумных людей скажет об этой лжи?

Ложь и этическая теория

Ложь и этическая теория

Различные этические теории подходят к лжи по-разному.Проще говоря, те, кто следуют консеквенциалистским теориям, озабочены последствиями лжи, и если ложь приведет к лучшему результату, чем правдивость, они будут утверждать, что лгать — это хорошо. Спросят:

«Приведет ли рассказ правды или ложь к лучшим последствиям?»

Напротив, специалист по этике, ориентированный на выполнение служебных обязанностей, будет утверждать, что даже если ложь имеет лучшие последствия, лгать все равно морально неправильно.

Консеквенциалисты (утилитаристы) и ложь

Консеквенциалисты оценивают правильность или неправильность того или иного действия, глядя на последствия, вызванные этим действием.
Так что, если конкретная ложь дает лучший результат, чем молчание, то было бы неплохо сказать это. И если конкретная ложь приводит к худшему результату, чем молчание, сказать это будет плохим поступком.

В этом есть определенная привлекательность с точки зрения здравого смысла, но это также довольно непрактично, поскольку требует от человека заранее продумать вероятные хорошие и плохие последствия лжи, которую он собирается сказать, и уравновесить хорошее и плохое.Это сложно сделать, потому что:

  • последствия трудно предсказать
  • измерить хорошее и плохое сложно
    • как мы решаем, что хорошо, а что плохо?
    • для кого это хорошо или плохо?
    • какую систему измерения мы можем использовать?
    • какие последствия актуальны?
    • сколько времени следует использовать для оценки последствий?
  • требует, чтобы человек одинаково ценил всех участников и не придавал особой ценности собственным желаниям.
  • он требует, чтобы человек рассмотрел последствия для общества в целом лжи, а также последствия для тех, кто действительно причастен.

Таким образом, большинство утилитарных мыслителей не применяют его в каждом конкретном случае, а используют теорию, чтобы придумать некоторые общие принципы — возможно, вроде:

  • Лежать плохо, т.к.
    • причиняет вред людям
    • он снижает общее уважение общества к истине;
  • , но есть некоторые случаи — белая ложь или ложь из милосердия — когда солгать можно.

Это пример «утилитаризма правил»; рассмотрение каждого действия в отдельности — это «акт-утилитаризм».

Эти две формы утилитаризма могут привести к разным результатам: утилитарист-акт может сказать, что ложь в конкретном случае действительно привела к наилучшим результатам для всех участников и для общества в целом, в то время как утилитарист-правящий может утверждать, что Поскольку ложь сделала общество менее счастливым местом, было неправильно лгать даже в этом конкретном случае.

Деонтологи

Деонтологи основывают свое моральное мышление на общих универсальных законах, а не на результатах конкретных действий. (Слово происходит от греческого слова deon , что означает долг.)

Следовательно, действие является правильным или неправильным, независимо от того, приводит ли оно к хорошим или плохим последствиям.

Деонтологи не всегда соглашаются с тем, как мы приходим к «моральным законам» или что такое такие законы, но один общепринятый моральный закон — «не лгать».

И если таков закон, то ложь всегда неправильно — даже если правдивость приведет к гораздо лучшим последствиям: если я солгу террористическому отряду смерти о местонахождении людей, на которых они охотятся, и таким образом спасу их жизни. На самом деле я поступил неправильно, потому что нарушил правило, согласно которому ложь — это неправильно.

Большинство из нас согласилось бы с тем, что нерушимое правило против лжи было бы неработоспособным, но более сложное правило (возможно, со списком исключений) могло бы быть чем-то, с чем мы могли бы жить.

Этика добродетели

Этика добродетели смотрит на то, что делают хорошие (добродетельные) люди. Если честность — это достоинство в данной системе, то ложь — это плохо.

Сложность этого подхода возникает, когда добродетельный человек лжет из-за другой добродетели (возможно, из сострадания). Решением может быть рассмотрение того, что сделал бы идеальный человек в конкретных обстоятельствах.

Другие виды лежания

Другие виды лежания

Психологические оговорки

Этот законнический прием делит утверждение на две части: первая часть вводит в заблуждение, две части вместе верны — однако только первая часть произносится вслух, вторая часть является «умственной оговоркой».

Вот несколько примеров:

  • «Я никогда не изменял жене» (кроме прошлого четверга)
  • «Я тортов не крал» (в четверг днем)
  • «Картину не трогал» (а вот перчатка)

Современному человеку это устройство кажется возмутительным, но несколько веков назад оно широко использовалось.

Один из распространенных случаев умственной оговорки был в суде, когда человек давал клятву говорить правду и ожидал, что Бог накажет их, если они солгали.

Если бы они украли несколько овец во вторник, они могли спокойно сказать суду: «Я не крал этих овец», если они добавили в уме «в понедельник». Поскольку считалось, что Бог знает каждую мысль, Бог услышит как ментальную оговорку, так и публичное заявление, и поэтому ему не лгут.

Сиссела Бок говорит, что это устройство рекомендовано врачам одним учебником. Если, например, пациент с лихорадкой спрашивает, какая у него температура, врачу рекомендуется ответить «ваша температура сегодня нормальная», сделав мысленную оговорку, что это нормально для человека в точном физическом состоянии пациента.

Ложь тем, у кого нет права на правду

Голландский философ и юрист Гуго Гроций (1583–1645) учил, что ложь на самом деле не является неправильной, если человек, которому лгут, не имеет права на истину.

Это произошло из его идеи о том, что неправильное или несправедливое действие становится неправильным из-за того, что оно нарушает чьи-то права. Если кто-то не имеет права на правду, его права не нарушаются, если ему говорят неправду.

Этот аргумент, похоже, учит тому, что сказать грабителю, что у вас нет денег, не является неэтичной ложью (хотя это очень неразумно), и неэтичной ложью сказать отряду смерти, что у вас нет денег. не знаю, где скрывается их потенциальная жертва.

На практике, большинство людей сочли бы это очень законническим и «мелким» аргументом и не сочли бы это большим оправданием для лжи, за исключением некоторых крайних случаев, которые, вероятно, могут быть оправданы другими основаниями.

Ложь лжецам

Если кто-то вам лжет, имеете ли вы право лгать ему взамен? Неужели лжец потерял право говорить правду? Человеческое поведение предполагает, что мы менее обязаны быть правдивыми по отношению к лжецам, чем к людям, которые поступают с нами честно.

Большинство философов-моралистов сказали бы, что вы не вправе лгать другому человеку, потому что они солгали вам.

С этической точки зрения, во-первых, ложь остается ложью, даже если она рассказана лжецу.

Во-вторых, в то время как лжец может рассматриваться как потерявший право говорить правду, общество в целом по-прежнему сохраняет в некотором роде право на то, что его члены должны использовать язык правдиво.

Но разве это простительная ложь? Старая поговорка «две ошибки не делают правильного» предполагает, что это не так, и ясно, что даже если лжец потерял право говорить правду, все другие причины, по которым ложь — это плохо, остаются в силе.

Но есть реальное изменение этики ситуации; Дело не в том, что ложь лжецу простительна, а в том, что сам лжец не в моральном положении, чтобы жаловаться на то, что ему лгут.

Но — и это большое «но» — даже это, вероятно, применимо только в определенном контексте — если я скажу вам ложь о количестве моих детей, это не дает вам права лгать мне о времени следующего Поездом в Лондон, хотя мне было бы очень трудно пожаловаться, если бы вы солгали мне о количестве детей в вашей семье.

Это также не оправдывает ложь кому-либо, потому что вы знаете, что они являются постоянными лжецами — опять же, все другие аргументы против лжи остаются в силе.

Обман по взаимному согласию

Бывают случаи, когда два человека (или группы людей) добровольно совершают взаимный обман, потому что думают, что это принесет им пользу. Сисела Бок говорит об этом так:

Примером этого являются переговоры, в которых обе стороны лгут друг другу («это моя лучшая цена», «тогда мне придется оставить это») понятным для всех участников способом.

Ложь, которая не обманывает, — это не греховная ложь … или нет?

Если обе стороны знают, что заявление лжеца НЕ предназначено для того, чтобы его воспринимали как окончательное и важное изложение истины, то оно не может считаться греховной ложью, потому что нет намерения обмануть.

Есть много случаев, когда ни один разумный человек не ожидает, что сказанное им будет по-настоящему правдивым.

Это может позволить нам избавиться от таких вещей, как:

  • Лесть: «Ты прекрасно выглядишь»
  • Благодарность: «это именно то, что я хотел»
  • Условные обозначения в формальном языке: «Искренне Ваш», «Рад познакомиться»
  • Торг: «моя лучшая цена — 500 фунтов стерлингов»
  • Обобщение: «В Манчестере всегда дождь»
  • Реклама: «#### белеет».
    • Если вера в рекламу может привести к плохим последствиям — например, в медицинской рекламе — это не будет считаться ложью без вины.
  • Анекдоты: «Были англичанин, ирландец и шотландец»
  • Непредсказуемые ситуации: «сегодня дождя не будет»
  • Спортивные советы: «Пеглег непобедим в гонке 3:30»
  • Ложные отговорки: «он на встрече»
  • Придумывание трюков: «У меня ничего нет в рукаве»

Не всегда легко увидеть разницу между этими утверждениями и белой ложью.

Между прочим, веб-команда по этике разошлась во мнениях относительно статуса лжи, которая не обманывает — ваши мысли очень приветствуются.

Белая ложь

Белая ложь — это ложь, которая не предназначена для причинения вреда человеку, которому лгут, — на самом деле она часто предназначена для того, чтобы принести ему пользу, заставляя его чувствовать себя хорошо или предотвращая обиду.

Например, я иду на званый обед, и моя хозяйка спрашивает, как мне нравится приготовленное ею блюдо. Правильный ответ таков: «Я думаю, что это ужасно на вкус», но если я скажу «это вкусно», это будет чистой ложью. Большинство людей одобрили бы эту белую ложь и сочли бы говорить правду плохим поступком.(Но эта ложь наносит некоторый вред — хозяйка может захотеть приготовить это блюдо еще раз, и будущим гостям придется от этого пострадать.)

Белая ложь обычно включает в себя большинство из этих функций:

  • они не предназначены для нанесения вреда человеку, которому солгал
  • они не предназначены для причинения вреда кому-либо другому
  • они фактически никому не вредят (или причиняют лишь незначительный вред)
  • ложь о чём-то морально тривиальном
  • им не говорят так часто, что они обесценивают то, что вы говорите

Белая ложь — не совсем хорошая вещь:

  • человек, которому лгут, лишен информации, которая может оказаться полезной, даже если сочтет ее неприятной
  • человеку, который лжет, может быть легче лгать в будущем, и он может стереть границу между белой ложью и более заслуживающей порицания ложью

Белая ложь ослабляет общее предположение о том, что ложь является неправильной, и может облегчить человеку ложь, направленную на причинение кому-либо вреда, или может облегчить уклонение от разговора правды, которую необходимо сказать, — например, при высказывании при оценке работы удобнее не говорить кому-то, что его работа не соответствует стандартам.

Оправданы ли эти 10 лжи?

The Stone — это форум для современных философов и других мыслителей по актуальным и вневременным вопросам.

Фото

Кредит Getty Images

Большинство из нас считает, что ложь — это неправильно.Мы учим наших детей тому, что это неправильно, и надеемся или ожидаем, что оценочные суждения разделяют наши друзья и семья. Публично мы осуждаем политиков и государственных служащих, когда они
ложь, которую мы часто делаем в наши дни. Но правда о лжи сложнее.

Мы лжем друг другу каждый день. Но когда мы совершаем другие действия, которые обычно считаются аморальными, например жестокость и воровство, мы не пытаемся их оправдать.Мы либо отрицаем, что совершенные нами действия надлежащим образом
описанные в этих условиях, или мы чувствуем вину или раскаяние. Но многие из нас готовы защищать свою ложь: более того, защищать ее общее использование. Конечно, нацисты у дверей, спрашивающие о евреях внутри, должны быть
солгал.

Но, возможно, этот пример только показывает, что нет абсолютного запрета на ложь. Такие случаи редки, вред невиновным очевиден, злоба агрессора очевидна.Я хочу возразить, что число и
виды допустимой лжи намного шире, чем можно было подумать.

Я не отстаиваю точку зрения, согласно которой ложь нейтральна с моральной точки зрения. Я согласен с тем, что в пользу честности должна быть сильная презумпция. Но это презумпция, которая не только может быть, но и должна быть отменена.
во многих случаях, чем мы предполагаем.

Позвольте мне начать с определения того, что такое ложь.Если бы я определил ложь как отказ от раскрытия правды, я бы слишком упростил свое дело. Мы все согласны с тем, что во многих случаях последнее допустимо.

Джон лжет Мэри, если он говорит X, считает X ложным и хочет, чтобы Мэри поверила X.

Неудивительно, что философы отрицали или пытались прояснить каждую часть этого определения.Но я думаю, что это определение отражает большую часть того, что люди имеют в виду, когда говорят, что ложь — это всегда, или
почти всегда ошибаюсь. Он также отражает морально важную особенность, которая объясняет отвращение людей ко лжи — высказывание того, что вы считаете ложью, чтобы заставить других людей поверить во что-то ложное.
Обычно люди начинают верить в ложь — это плохо. Даже если это не предательство доверия.

Тем не менее, я утверждаю, что мы не смогли бы жить, если бы никогда не лгали — или что если бы мы могли, то жизнь была бы намного хуже.Но я хотел бы предложить ваше собственное мнение по этому поводу, чтобы начать диалог.

Вот список лжи, которую я считаю допустимой или, в некоторых случаях, обязательной. Читатели, безусловно, не согласятся со мной по поводу некоторых, а может быть, и многих из этих случаев. Но такие разногласия не должны быть
конец обсуждения. Я предлагаю вам поразмышлять о том, почему вы не согласны. Возможно, я делаю какое-то неявное предположение относительно дела, которое вы оспариваете.Возможно, вы думаете, что есть плохие последствия
лжи, о которой идет речь, но я не верю либо потому, что не думаю, что последствия вероятны, либо потому, что я не считаю их плохими.

В других случаях вы могли бы быть готовы признать вердикт оправданной ложью, но утверждаете, что в нем есть особенность, которой обычно нет. Это поднимает вопрос о том, существуют ли другие такие контексты, и
насколько они распространены.

Некоторые дела могут просто включать фундаментальные различия в суждениях. «Не могу сказать почему, но это неправильно». Это гораздо реже, чем можно было бы подумать, и я сомневаюсь, что какие-либо из моих случаев похожи на
что. Но посмотрим.

Для участия:

— Прочтите каждый сценарий лжи ниже.

— Под каждым из них вы можете указать, считаете ли вы допустимым (нажмите «да») или недопустимым (нет) лгать в этом случае.

— В конце списка выберите одну или несколько лжи, которую вы не одобряете (помните, я одобряю все из них), и как можно кратко объясните, почему вы не согласны, а затем отправьте свой ответ.

Я также приветствую дополнения к моему списку; особенно, если у них есть оправдывающие особенности, которые кажутся отличными от тех, что присутствуют в моих примерах.

Спасибо за ответы.Прием материалов автору через форму закрыт. Вы все еще можете прочитать список сценариев ниже и обсудить их в разделе комментариев к этому сообщению.

1. Мужчина лжет своей жене о том, куда они идут, чтобы отвести ее в место, где был организован день рождения-сюрприз.

2. Маленький ребенок спасен из авиакатастрофы в очень ослабленном состоянии. Его родители погибли в авиакатастрофе, но он об этом не знает.Он спрашивает о своих родителях, и лечащий врач отвечает, что с ними все в порядке.
Он намерен сказать правду, когда ребенок окрепнет.

3. Ваш отец страдает тяжелым слабоумием и находится в доме престарелых. Когда вам пора уходить, он становится чрезвычайно взволнованным, и его часто приходится сдерживать. В тех случаях, когда вы сказали, что вернетесь
завтра он совершенно спокойно относился к твоему уходу.Вы говорите ему сейчас каждый раз, когда уходите, что вернетесь завтра, зная, что через очень короткое время после вашего ухода он забудет то, что вы сказали.

4. Муж женщины утонул в автокатастрофе, когда автомобиль рухнул с моста в водоем. Из вещественных доказательств было ясно, что он отчаянно пытался выбраться из машины и умер ужасной смертью.
смерть. В больнице, куда доставили его тело, его жена спросила лечащего врача, какой смертью перенес ее муж.Он ответил: «Он сразу умер в результате аварии. Он сделал
не страдать ».

5. Чтобы обеспечить соблюдение правил, запрещающих расовую дискриминацию, «испытателей» отправили снимать дом. Во-первых, афроамериканская пара, утверждающая, что состоит в браке, имеет двоих детей и доход, равный
достаточно, чтобы заплатить арендную плату, попытался бы снять дом. Если бы им сказали, что дом недоступен, отправили бы пару белых тестировщиков с той же семьей и экономическим профилем.Если бы им предложили аренду
были бы убедительные доказательства расовой дискриминации.

6. В ноябре 1962 года, во время кубинского ракетного кризиса, президент Кеннеди провел конференцию. Когда его спросили, обсуждал ли он с Советским Союзом какие-либо вопросы, кроме кубинских ракет, он категорически отрицал это. По факту,
он пообещал, что Соединенные Штаты выведут ракеты из Турции.

7. Женщину, проходящую собеседование при приеме на работу в небольшой философский факультет, спрашивают, собирается ли она иметь детей. Полагая, что, если она скажет (вежливо), что это не их дело, она не получит работу, она лжет
и говорит, что не собирается заводить семью.

8. Чтобы проверить, улучшила ли артроскопическая хирургия состояние коленей пациентов, было проведено исследование, в котором половине пациентов сказали, что процедура выполняется, но это не так.Небольшие порезы были
в коленях, врачи говорили, как будто это делали, звуки производились так, как будто делали операцию. Пациенты находились под легким наркозом. Выяснилось, что такой же процент пациентов
сообщили об уменьшении боли и увеличении подвижности при реальных и фиктивных операциях. Пациентам заранее сообщили, что им сделают настоящую или фиктивную операцию.

9.Я веду переговоры по поводу машины с продавцом. Он спрашивает меня, какую максимальную сумму я готов заплатить. Я говорю 15000 долларов. На самом деле это 20 000 долларов.

10. Мы постоянно преувеличенно хвалим наших детей за их первые попытки петь, танцевать, рисовать или писать стихи. Для некоторых детей это поощрение приводит к будущей практике, которая, в свою очередь, способствует
развитие — в некоторых — подлинных достижений.

В ближайшие недели или две я прочту ответы, а затем выберу те, на которые я отвечу в более позднем посте.

Джеральд Дворкин — заслуженный профессор философии Калифорнийского университета в Дэвисе.

Оправдывают ли цели средства?

Макиавеллианская перспектива

Характерным поведением современного общества является вера в то, что цель оправдывает средства. Это означает, что действия людей оправданы независимо от того, как они добиваются желаемого конечного результата.Например, некоторые студенты, которых я учил, оправдывали ложь в своем резюме, потому что это могло помочь им найти работу.

В политике и правительстве ложь, а затем оправдание с помощью целей и средств, философия поведения — излюбленное времяпрепровождение. Вы можете вспомнить, что бывший директор Национальной разведки Джеймс Клэппер сделал ложное заявление Конгрессу, отвечая на вопрос о том, собирает ли Агентство национальной безопасности «какие-либо данные вообще» о миллионах американцев, сказав: «Нет, сэр. , и «не умышленно.«Мы все знаем, что это была ложь, основанная на убеждении, что цели сбора таких данных оправдывают любые средства, необходимые для получения данных, независимо от того, попирают ли они наши права в соответствии с Четвертой поправкой, защищающей нас от необоснованного обыска и конфискации.

Всю финансовую рецессию 2008-2009 гг. Можно охарактеризовать как группу инвестиционных банкиров, которые стремились стать миллионерами, торгуя субстандартными ипотечными кредитами, зная, что домовладелец может никогда не произвести платеж, но не беспокоясь об этом, поскольку банкиры продали эти ипотечные кредиты. третьи стороны, принявшие на себя риск.Это создало проблему морального риска, когда сторона, которая создает желаемый конечный результат, манипулируя средствами.

Утверждение, что цель оправдывает средства, восходит к Никколо Макиавелли. Ближе всего он подошел к этому, когда выразил свою точку зрения в главе XVIII книги «Принц :

».

«Нет ничего более необходимого в том, чтобы казаться обладать, кроме этого последнего качества (быть религиозным), поскольку люди обычно судят больше по глазам, чем по руке, потому что каждому принадлежит видеть вас, и немногим приходить прикоснуться к вам.”

В этой цитате из 18 главы книги The Prince о сохранении веры или верности своему слову Макиавелли наставляет принца, как вести себя и как поддерживать внешность. Он говорит, что очень важно выглядеть милосердным, верным, гуманным, честным и религиозным. Он также говорит, что нужно быть готовым действовать в манере, противоречащей внешнему виду, чтобы поддерживать внешний вид. Это потому, что каждый может увидеть, кем вы кажетесь, и лишь немногие подойдут достаточно близко, чтобы прикоснуться к вам и действительно узнать, что произошло.

Все эти люди (у каждого из которых несколько разные причины и мотивы) появляются такими, какими они хотят, чтобы люди их видели. Даже если это не так, как они есть на самом деле, даже если они говорят прямо противоположное тому, что они в конечном итоге сделают, они знают, что немногие увидят их внешность. Итак, для Макиавелли достаточно хорошо выглядеть, будто он что-то делает, даже если актер и не собирается этого делать, или достижение конечного результата намного важнее того, как мы его достигли; по какой дороге мы пошли; и было ли наше поведение этичным или нет.

Причина, по которой средства важны, может быть, даже более важны, чем цель, заключается в том, что то, как мы достигаем нашей цели, так же важно, как и ее достижение. Другими словами, судьба говорит нам, какие мы для мира, но путешествие говорит, кто мы; это путешествие, которое раскрывает наш потенциал и определяет, кем мы являемся как личность и что побуждает нас к действию.

Блог, опубликованный Стивеном Минцем, также известным как Ethics Sage, 3 апреля 2018 г. Посетите веб-сайт доктора Минца и подпишитесь на его информационный бюллетень.

Когда можно говорить правдивую ложь?

Менеджер дает сотруднику чрезмерно положительные отзывы, чтобы повысить его уверенность. Врач дает пациенту слишком радужный прогноз, чтобы вселить надежду. Государственный чиновник скрывает угрозу безопасности, чтобы предотвратить всеобщую панику.

Это относительно понятные сценарии, в которых человек говорит неправду, потому что думает, что помогает кому-то. Однако в каждом случае неясно, действительно ли ложь приносит пользу получателям.Честная критика может помочь сотрудникам стать лучше; пациенты могут получить пользу от откровенного прогноза; граждане могут предпринять действия, чтобы сделать себя менее уязвимыми для угроз безопасности.

Принимая во внимание этические проблемы, связанные с обманом, как можно быть уверенным, что ложь из лучших побуждений является правильным поступком, а когда это не так?

Некоторые утверждают, что обман других никогда не является этичным, особенно в сегодняшнем корпоративном климате. По мере появления большого количества сообщений о мошенничестве, взяточничестве и нарушениях конфиденциальности, «прозрачность» становится девизом в организациях.Если обман будет раскрыт публично, это может серьезно подорвать вашу репутацию.

Однако повседневная жизнь представляет собой то, что комик Джерри Сайнфелд называет «ситуациями, в которых нельзя не лгать» — или, по крайней мере, ситуациями, в которых люди лгут именно потому, что считают, что это этично. Например, если кто-то спрашивает, как они выглядят в день свадьбы, единственный приемлемый ответ — «Вы выглядите невероятно», независимо от того, правда ли это.

Но что, если бы ваш начальник спросил ваше мнение о недостаточно разработанной презентации, которую они должны были представить на важной встрече, которая состоится через несколько недель? Это совсем другая ситуация.Правда, в тот момент у вас обоих может возникнуть дискомфорт, если вы скажете своему начальнику, что, по вашему мнению, презентация не в лучшей форме. Однако до встречи у вас есть достаточно времени, чтобы уберечь своего начальника от смущения, если презентация не удастся. Для вашего начальника (и, возможно, компании) предотвращение этого смущения в дальнейшем может быть более важным, чем предотвращение дискомфорта, связанного с критикой.

В этом случае ложное сообщение кому-либо о том, что он проделал отличную работу, может рассматриваться как патерналистская ложь — то есть ложь, которая требует от обманщика сделать предположения о том, отвечает ли ложь наилучшим интересам обманываемого человека.

В нашей недавней статье, опубликованной в журнале «Организационное поведение и процессы принятия решений», в семи исследованиях, в которых приняли участие более 2000 человек, мы обнаружили, что патерналистская ложь вызывает сильное негодование со стороны обманутых сторон. В нескольких экспериментах участники были объединены с партнерами («коммуникаторами»), у которых была возможность солгать или сказать правду, чтобы помочь участникам заработать различные призы. Например, в одном из исследований коммуникаторы должны были сообщить результат подбрасывания монеты, но могли сделать это честно или нечестно.Если коммуникатор был честен в отношении результата подбрасывания монеты, участник заработал бы один билет на лотерею на 10 долларов, которая проводилась бы в тот же день; если коммуникатор лгал, участник через три месяца с этого дня заработал один билет на лотерею на 30 долларов.

Этот выбор — шанс получить 10 долларов сейчас или 30 долларов позже — требует, чтобы коммуникатор делал предположения о том, что лучше для партнера, когда решает, лгать ли. Он моделирует ряд реальных ситуаций, например, когда финансовый консультант может солгать клиенту с целью подтолкнуть его к экономии денег на будущее.

Хотя это сделано из лучших побуждений, ложь в этом контексте является патерналистской, поскольку предполагает, что клиент предпочел бы будущие сбережения доступным наличным деньгам в настоящее время. Мы обнаружили, что коммуникаторы, которые лгали в этом контексте, считались менее моральными, чем коммуникаторы, которые говорили правду. В основе этого суждения лежат три конкретных вывода. В частности, участники считали, что у патерналистских лжецов не было добрых намерений, что патерналистские лжецы нарушали их автономию и что патерналистские лжецы неправильно понимали их предпочтения.В другом исследовании мы также обнаружили, что участники на самом деле были менее удовлетворены полученным призом, когда он был результатом патерналистской лжи.

Важно отметить, что не вся ложь приводит к таким негативным суждениям. В наших экспериментах некоторые участники узнали, что честное или нечестное заявление коммуникатора повлияло на то, сколько лотерейных билетов заработал участник, а не на то, в какую лотерею он был вовлечен. В данном случае не было двусмысленности в том, что ложь поможет участнику — любой предпочел бы получить больше лотерейных билетов, чем меньше.Действительно, в этой ситуации ложь не считалась менее нравственной, чем правдивые высказывания, и не вызывала таких же негативных выводов.

Наше исследование выявило некоторые конкретные шаги, которые вы можете предпринять, чтобы определить, является ли ваша ложь патерналистской (и, следовательно, будут ли ее приветствовать или встречены с негодованием). Чтобы определить, будет ли ваша ложь расценена как патерналистская, задайте себе следующие вопросы:

  1. Можете ли вы с уверенностью предположить, что большинству людей будет лучше, если результат будет связан с ложью, а не с правдой? Если нет, скажи правду.

Иногда ответ на этот вопрос будет очевиден. Верить в то, что вы выглядите привлекательно в день свадьбы, явно лучше, чем верить в обратное, а заработать два лотерейных билета лучше, чем заработать один лотерейный билет. В этих случаях ложь, скорее всего, будет оценена по достоинству.

Во многих других случаях ответ будет не таким очевидным. Если вы не уверены, предпочитает ли большинство людей результат, связанный с ложью, подумайте о том, чтобы спросить группу людей. Если есть разногласия, скажите правду.

  1. Знаете ли вы, предпочитает ли собеседник утешение откровенности в этом контексте? Если нет, склоняйтесь к откровенности.

Помните, что можно узнать предпочтения людей, просто спросив их. Подумайте о том, чтобы спросить своих коллег и членов семьи, какой тип обратной связи они ценят, и когда и почему они могут ценить конструктивную критику, а не комфорт. Например, вы можете спросить свою вторую половинку, действительно ли они хотят знать, как они выглядят, когда они спрашивают вас; и врач может спросить своих пациентов, что они хотят знать о своем прогнозе, и хотели бы они сосредоточить беседы на своих вариантах лечения.

Мы провели несколько исследований, изучающих патерналистскую ложь в близких и профессиональных отношениях, и обнаружили, что людям удобнее воспринимать обман коммуникатора, если он был проинформирован в откровенном разговоре о предпочтениях человека. Например, в одном исследовании мы обнаружили, что люди гораздо больше уважали врача, который предлагал пациенту ложную надежду, когда врач ранее обсуждал с пациентом предпочтения пациента, по сравнению с тем, когда врач просто принимал эти предпочтения.

  1. Вы уверены, что объект лжи знает, что вы заботитесь о его интересах? В противном случае любая попытка оправдать ложь может оказаться неэффективной.

Когда люди уличены во лжи (патерналистской или иной), люди часто защищаются, говоря, что они лгали, чтобы защитить другого человека. Но прежде чем лгать, чтобы защитить чьи-то интересы или чувства, спросите себя не только, лжете ли вы, чтобы защитить их, но также и подумайте, поверит ли этот человек в вашу ложь из лучших побуждений, если он узнает.В нескольких исследованиях мы обнаружили, что люди вряд ли поверили, что патерналистская ложь была благонамеренной, и плохо отреагировали на эту ложь, даже когда лжец высказал добрые намерения. Однако люди с большей вероятностью полагали, что патерналистская ложь имела благие намерения, когда ее рассказывали люди, которые хорошо знали их или имели репутацию полезных и добрых людей.

Несмотря на то, что патерналистская ложь часто имеет благие намерения, если ее раскрыть, то она, как правило, приводит к обратным результатам. Ложь может быть полезной, когда нет двусмысленности в отношении получаемой выгоды.Но в большинстве других случаев честность — лучшая политика.

Центр прикладной этики Марккула

«Я не копаюсь в частной жизни людей. Я никогда не копался». Краткое заявление Росса Перо на ABC News в июле 1992 года должно было положить конец обвинениям в том, что он тайно расследовал деятельность добровольцев своей президентской кампании. Обвинения закончились, но не так, как задумал Перо. Через несколько часов появились неопровержимые доказательства того, что Перо нанял других, чтобы исследовать прошлое своего народа.На следующий день ни у кого не было вопросов: Росс Перо солгал.

И что? Политик лгал не в первый раз, и не в последний. Иногда ложь, ложное заявление, сделанное с намерением обмануть, кажется идеальным ответом: брат лжет о местонахождении своей сестры пьяному мужу, угрожая причинить ей вред, врач говорит пациенту, находящемуся в депрессии, что у него 50 на 50. шанс на долгосрочное выздоровление, когда она уверена, что он проживет всего шесть месяцев, сын отдает имущество своей покойной матери бедным, пообещав выполнить ее требование положить деньги в ее гроб.Когда вы пытаетесь поступить правильно в сложной ситуации, идеальная честность может показаться второстепенной после таких ценностей, как сострадание, уважение и справедливость. Тем не менее, многие философские и религиозные традиции уже давно утверждают, что ложь редко, если вообще когда-либо, допустима. Что же тогда правда о лжи?

Философ Иммануил Кант сказал, что ложь всегда морально неправильна. Он утверждал, что все люди рождаются с «внутренней ценностью», которую он называл человеческим достоинством. Это достоинство проистекает из того факта, что люди являются исключительно рациональными агентами, способными свободно принимать собственные решения, ставить собственные цели и руководить своим поведением разумом.Кант говорил, что быть человеком — значит обладать рациональной силой свободного выбора; быть этичным, продолжил он, значит уважать эту силу в себе и других.

Ложь морально неправильна по двум причинам. Во-первых, ложь развращает самое важное качество моего человеческого существования: мою способность делать свободный и рациональный выбор. Каждая ложь, которую я говорю, противоречит той части меня, которая придает мне моральную ценность. Во-вторых, моя ложь лишает других свободы рационального выбора. Когда моя ложь побуждает людей принимать иные решения, чем если бы они знали правду, я нанес ущерб их человеческому достоинству и автономии.Кант считал, что для того, чтобы ценить себя и других как цель, а не как средство, у нас есть совершенные обязанности (т. Е. Без исключений), чтобы избежать нанесения ущерба, вмешательства или неправильного использования способности принимать свободные решения; другими словами — нет лжи.

Вторая точка зрения, этика добродетели, также утверждает, что ложь морально неправильна, хотя и менее строго, чем Кант. Вместо того, чтобы судить о правильном или неправильном поведении на основе разума и того, что люди должны или не должны делать, специалисты по этике добродетели сосредотачиваются на развитии характера или на том, какими должны быть люди.Добродетели — это желаемые качества людей, которые побуждают их действовать определенным образом. Справедливость, например, — это добродетель, к которой мы можем стремиться, стремясь реализовать наш человеческий потенциал. В этике добродетели быть добродетельным — значит быть этичным.

Хотя природа этики добродетели затрудняет оценку нравственности отдельных действий, сторонники этой теории обычно считают ложь неправильной, поскольку она противоречит добродетели честности. Ведутся споры о том, говорят ли ложь в погоне за другой добродетелью (например.g., сострадание: ложь брата пьяному мужу сестры мотивирована состраданием к ее физической безопасности) правильно или неправильно. Этот очевидный конфликт между добродетелями регулируется большинством специалистов по этике с помощью концепции, называемой единством добродетелей. Это учение гласит, что добродетельный человек, идеальный человек, которым мы постоянно стремимся быть, не может достичь одной добродетели, не достигнув их всех. Поэтому, сталкиваясь с кажущимся конфликтом между добродетелями, таким как сострадательная ложь, этика добродетели заставляет нас представлять, что бы сделал некий идеальный человек, и действовать соответственно, таким образом делая добродетели идеального человека своими собственными.По сути, этика добродетели считает ложь аморальной, когда она находится в шаге от процесса становления лучшими людьми, которыми мы можем быть.

Согласно третьей точке зрения, утилитарная этика, Кант и специалисты по этике добродетели игнорируют единственный критерий, необходимый для суждения о нравственности лжи, — уравновешивание пользы и вреда ее последствий. Утилитаристы основывают свои рассуждения на утверждении, что действия, в том числе ложь, морально приемлемы, когда их последствия максимизируют пользу или сводят к минимуму вред.Следовательно, ложь не всегда аморальна; на самом деле, когда ложь необходима для максимизации пользы или минимизации вреда, не лгать может быть аморальным. Однако проблема применения утилитарной этики к повседневному принятию решений значительна: перед принятием решения необходимо правильно оценить общие последствия своих действий. Следующий пример показывает, что люди, принимающие утилитарные решения, должны учитывать, когда ложь — это вариант.

Вспомните сына и его умирающую мать, о которых говорилось ранее.После тщательного размышления сын приходит к выводу, что выполнение просьбы матери о заселении поместья и хранении денег в ее гробу не может быть правильным поступком. Деньги будут потрачены впустую или, возможно, украдены, а бедным будет отказано в возможности извлечь выгоду. Зная, что его мать попросит кого-нибудь уладить ее дела, если он объявит о своих истинных намерениях, сын лжет, ложно обещая выполнить ее просьбу. В этом примере утилитаризм поддерживает решение сына о том, что ему служит высшее благо (т.е., общая чистая выгода достигается) ложью.

Альтруистическая или благородная ложь, специально направленная на пользу кому-то другому, также может считаться морально приемлемой для утилитаристов. Представьте, как врач говорит своему пациенту, находящемуся в депрессии, что вероятность его выздоровления составляет 50 процентов, хотя на самом деле все тесты подтверждают, что человеку осталось жить всего шесть месяцев. Врач из многолетнего опыта знает, что, если бы она рассказала такому пациенту правду, он, вероятно, еще больше впал бы в депрессию или, возможно, покончил бы с собой.Однако в надежде на выздоровление он, скорее всего, будет дорожить своим оставшимся временем. Опять же, утилитаризм, похоже, поддерживает решение врача, потому что ее альтруистическая ложь служит большей пользе.

Хотя приведенное выше рассуждение логично, критики утилитаризма утверждают, что его практическое применение при принятии решений серьезно ошибочно. Люди часто плохо оценивают последствия своих действий или специально недооценивают или игнорируют вредные последствия для общества (например,г., недоверие), что их ложь вызывает. Следуя приведенным выше примерам, злоупотребление сыном верой в него матери и ложь врача подрывают ценность доверия среди всех, кто узнает об обмане. По мере того, как доверие падает, цинизм распространяется, и качество нашей жизни в целом падает. Вдобавок предположение о том, что люди могут лгать в погоне за высшим благом, может привести к «скользкой дорожке», где грань между умно рассчитанными моральными оправданиями и пустыми оправданиями эгоистичного поведения чрезвычайно тонка.Скольжение по склону в конечном итоге разжигает заявления о моральном банкротстве (например, «Кража денег этого человека — это нормально, потому что я отдам часть на благотворительность»). Те, кто не согласен с утилитаризмом, полагают, что терпение лжи по неопределенным или субъективным причинам потенциально дорого обходится в том числе ложь в честь «высшего блага».

Критики утилитарных оправданий лжи далее отмечают, как трудно кому-либо, даже уважаемым людям, знать, что ложь принесет больше добра, чем правда; последствия действий слишком часто непредсказуемы.Ложь часто предполагает «собственную жизнь» и приводит к последствиям, которые люди не собираются или не могут предсказать. Более того, человеку очень трудно быть объективным в оценке пользы и вреда, которые принесет его или ее ложь. Мы кровно заинтересованы в лжи, которую говорим, и в равной степени заинтересованы в том, чтобы верить в то, что мир станет лучше, если мы будем лгать от одного случая к другому. По этим причинам, как утверждают критики, ложь является морально неправильной, потому что мы не можем точно измерить пользу и вред лжи.

Очевидно, что ложь — это вопрос, заслуживающий изучения, поскольку многие люди считают, что сегодня это более серьезная проблема, чем когда-либо. В недавней статье на обложке журнала « Time » говорится: «Ложь процветает в условиях социальной неопределенности, когда люди больше не понимают или не соглашаются с правилами, регулирующими их поведение по отношению друг к другу». Возможно, социальная неопределенность изобилует тем, что мы смесь кантианцев, виртуалистов и утилитаристов, у которых нет общих оснований. Скорее всего, проблема в том, что слишком мало людей адекватно рассматривают любую этическую точку зрения, когда сталкиваются с ситуацией, которая искушает ложь.В любом случае кажется, что решение нашей неудовлетворенности начинается с признания ценности этического мышления и заканчивается обязательством довести до конца то, что мы считаем правильным.

Дополнительная литература

Bailey, F. G. The Prevalence of Deceit , Ithaca: Cornell University Press, 1991.

Бок, Сиссела. Ложь: моральный выбор в общественной и частной жизни . Нью-Йорк: Vintage Books, 1979.

Гринберг, Майкл А.«Последствия правды». JAMA: Журнал Американской медицинской ассоциации 266 (1991): 66.

Ревелл Жан-Франсуа. Бегство от истины: Царство обмана в век информации. Нью-Йорк: Random House Books, 1992.

Талер, Пол. «Связующая ложь». The New York Times Magazine 140 (9 июня 1991 г.), 16.

Эта статья была первоначально опубликована в Issues in Ethics — V. 6, N. 1 Fall 1993.

единиц прочтения: средства оправдывают цели, а цели оправдывают средства

ЦЕЛЬ ОБУЧЕНИЯ

В этом разделе вы научитесь делать следующие вещи:

  1. Отделите этическую теорию, основанную на средствах, от теории, сосредоточенной на целях.

Основной вопрос

В деловой этике оправдывают ли средства цели или цели оправдывают средства? Лучше ли иметь набор правил, говорящих вам, что вы должны делать в той или иной конкретной ситуации, а затем позволять фишкам упасть там, где они могут, или вам следует больше беспокоиться о том, как все закончится, и делать все необходимое для достижения этого? Цель?

До недавнего времени Эдди Лепп руководил бизнесом по производству органических лекарств в Северной Калифорнии. Его травяной продукт успокаивал тошноту и рвоту, особенно у пациентов с химиотерапией.Однако у него была проблема. В то время как его бизнес был одобрен регулирующими органами Калифорнии, федеральные агентства не одобрили его: на национальном уровне продажа его лекарства является нарушением закона. С другой стороны, , а не , продававшие его лекарство, имели существенный недостаток: это обрекало его клиентов на изнурительные страдания. Поэтому, когда федеральные агенты постучали в его дверь, ему пришлось принять решение.

Если средства оправдывают цели — если вы должны следовать правилам независимо от последствий — тогда, когда агенты прямо спрашивают Леппа, продает ли он лекарство, этическим действием будет признать это.Он должен сказать правду, даже если это будет означать конец его бизнеса. С другой стороны, если цели оправдывают средства — если ваш этический интерес сосредоточен на последствиях поступка, а не на том, что вы на самом деле делаете, — этика меняется. Если есть закон, заставляющий людей страдать без надобности, его следует нарушить. И когда агенты спрашивают его, продает ли он, у него будет этическая причина лгать.

Во всей области традиционной этики это фундаментальное различие.Важно то, что вы делаете, или последствия? Трудно ориентироваться в этике, не сделав предварительного решения между ними. Никто не может принять решение за вас, но прежде чем кто-либо сможет его принять, необходимо понять, как каждый из них работает. В этой главе этика будет рассматриваться как сосредоточение внимания на конкретном действии, а не на последствиях. Теории обязанностей и обсуждение центра прав. Глава 3 «Теории этики последствий: традиционные инструменты для принятия решений в бизнесе, когда цель оправдывает средства» посвящена этике как взгляду на последствия, а не на действие.

КЛЮЧЕВЫЕ ВХОДЫ

  • Когда средства оправдывают цель, этические соображения сосредотачиваются на том, что вы делаете, а не на последствиях того, что вы сделали.
  • Традиционно сосредоточение внимания на средствах, а не на целях ведет к этике, основанной на обязанностях или правах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

© Женский журнал 2022 Все права закотяшены