Когда будет излечим вич: Центр СПИД — Вакцина, которая победит ВИЧ

Содержание

Центр СПИД — Вакцина, которая победит ВИЧ

Вакцина, которая победит ВИЧ

Есть немало лекарств, которые применяются для борьбы с ВИЧ. Но такого, чтобы позволяло излечиться от вируса иммунодефицита человека, пока, увы, не изобретено.


Чем сегодня лечат ВИЧ? Какие результаты дает лечение? Об этом мы побеседовали с Наталией Сизовой, кандидатом медицинских наук, заведующей поликлиническим инфекционным отделением городского Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями.


– Наталия Владимировна, многие годы ученые ищут препарат, который полностью излечит от ВИЧ, от СПИДа. Почему до сих пор не удалось придумать такое лекарство?


– Это связано с тем, что вирус встраивается в геном человеческой клетки, и выбить эту информацию о нем, записанную в геноме клетки, чрезвычайно сложно. Поэтому до сих пор такого радикального средства, которое бы полностью убрало вирус, к сожалению, нет.


Безусловно, поиск идет. Появляются новые идеи. Наверное, вы слышали про «берлинского пациента»? Есть люди, которые не заражаются ВИЧ. У них отсутствуют рецепторы CCR5, и вирусу некуда прикрепляться. «Берлинский пациент» лечился от ВИЧ, но заболел лейкемией. Потребовалась пересадка костного мозга, и ему подобрали такого донора, у которого не было рецепторов CCR5. Затем, после пересадки костного мозга, ВИЧ у «берлинского пациента» перестал определяться… Мысль ученых пошла в том направлении, что, может быть, можно искусственно создать мутацию CCR5 рецептора… Много разных идей существует. И я думаю, что человечество в конце концов решит эту проблему, найдет лекарство, которое победит ВИЧ. Вопрос времени…


– Чудо-вакцины нет, но, тем не менее, ВИЧ-положительные люди могут вести нормальный образ жизни. Благодаря каким лекарствам, какому лечению?


– Поворотный год в лечение ВИЧ — 1996-й. Именно тогда появились антиретровирусные препараты, так называемые ингибиторы протеазы. И началось применение высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ). Если раньше говорили, что ВИЧ — это заболевание, которое обязательно приведет к смерти, то сегодня это — хроническая управляемая инфекция. То есть имея в руках антиретровирусные препараты, мы можем сделать так, что вирус перестает размножаться в организме (он как бы «засыпает»). Благодаря этому у человека восстанавливается иммунитет (потому что вирус не поражает новые клетки иммунной системы, которые ежедневно вырабатываются в организме). И если до появления антиретровирусной терапии средняя продолжительность жизни ВИЧ-положительного составляла где-то 11 лет с момента инфицирования, то сейчас пациент с ВИЧ может прожить столько, сколько в среднем живет обычный человек.


У нас в Санкт-Петербурге есть пациенты, диагноз которым поставили в 1987 году. Столько лет эти люди прожили с ВИЧ-инфекцией, и надо учесть, что в самом начале не было антриретровирусных препаратов. А когда они появились, то были более тяжелые, более токсичные, чем сегодня… Тем не менее, люди живут. На моей памяти много пациентов, которые вырастили своих детей, стали бабушками, дедушками.


– Чтобы так долго жить, какие правила надо соблюдать?


– Есть люди, которым поставили диагноз, к примеру, в 2000 году, а они после этого не наблюдались у врачей. И сегодня они обращаются к нам уже в очень тяжелом состоянии, некоторым мы даже не успеваем помочь. Чудес не бывает. Самое главное для человека, которому поставлен диагноз ВИЧ — обязательно наблюдаться и своевременно лечиться, принимать антиретровирусную терапию. Сейчас большинство медиков склоняются к тому, что терапию надо начинать как можно раньше. Потому что мы знаем и на собственном опыте, и по зарубежной научной информации, что чем дольше человек ходит с иммунодефицитом (хотя он себя, может, неплохо чувствует), тем быстрее у него развивается ВИЧ-инфекция, и не исключено, что у него впоследствии появятся другие болячки, например, онкология…


– «Как можно раньше» — это когда?


– Очень важно, чтобы человек обследовался на ВИЧ, особенно если у него есть какие-то к тому показания: клинические или эпидемиологические. Например, если у него были не защищенные половые контакты. Иллюзия, что вирус поражает группу риска.


К нам всё чаще становятся на учет социально адаптированные люди, вполне благополучные. Потому что сейчас начинает превалировать половой путь передачи ВИЧ-инфекции.


Когда мы принимаем решение о начале антиретровирусной терапии, мы смотрим прежде всего на самочувствие пациента. Если человек начинает себя плохо чувствовать, у него есть какие-то клинические проявления (даже если анализы хорошие), то мы ему предлагаем начать терапию. Другой вариант: пациент чувствует себя хорошо. Главными маркерами прогрессирования заболевания являются два анализа: анализ на иммунитет (начинаем предлагать терапию, когда CD-лимфоциты в клетках снижаются ниже 350; раньше планка была 200) и такой показатель, как вирусная нагрузка (это количество вирусов в миллилитре крови). Чем выше вирусная нагрузка, тем быстрее заболевание прогрессирует. И чем выше вирусная нагрузка, тем более человек заразен. Мы предлагаем пациенту начать терапию, если вирусная нагрузка превышает 100 тысяч. Это помогает остановить быстрое прогрессирование заболевания и снизить заразность человека. Как бы там ни было, если у человека есть постоянный половой партнер и высокая вирусная нагрузка, ему обязательно нужно начинать терапию. Это не только сохранит здоровье ВИЧ-положительному, но и убережет от ВИЧ его партнера.


– Говорят, что у антиретровирусных препаратов немало побочных эффектов. Насколько они опасны и в каких случаях?


– Конечно, антиретровирусные препараты — не карамельки… Побочные эффекты можно разделить на ранние и поздние. Ранние возникают в течение первых шести недель приема препаратов. Эти побочные эффекты, как правило, тоже делятся на два вида: те, которые надо переждать, и они пройдут (например, тошнота — первый месяц тошнит, потом проходит; бывает аллергическая сыпь, которая тоже со временем проходит), и тяжелые — когда препарат не подходит человеку. Причем, зачастую побочные эффекты генетически запрограммированы. Например, у некоторых пациентов есть реакция гиперчувствительности на абакавир… Это ранние побочные эффекты. Здесь правило такое: ни в коем случае в начале терапии не отрываться от доктора, никуда не уезжать, чтобы доктор держал, что называется, руку на пульсе. Он сразу определит, не угрожают ли эти побочные эффекты жизни. Тогда можно будет успокоить больного, переждать эти эффекты.


Если же побочные эффекты жизнеугрожающие (например, у пациента резко снижается гемоглобин в крови), то тогда надо менять препараты.


Что касается поздних побочных действий… Здесь тоже самое главное — хорошо наблюдаться. Человек должен вовремя сдавать анализы, инструментально обследоваться. Доктор увидит и предупредит эти побочные действия, поменяет схему приема препаратов.


В любом случае, когда мне люди говорят, что лекарства вредны… Понимаете, мы из двух зол выбираем меньшее. Ничего страшнее вируса нет.


– Наталия Владимировна, а если не принимать терапию, пустить болезнь, как говорится, на самотек…


– Тогда заболевание будет прогрессировать. 80% больных, не принимающих терапию, живут в среднем 11 лет. Где-то 15% могут прожить больше. А есть пациенты, которые «сгорают» буквально за 3 года с момента инфицирования… Длительность заболевания зависит как от агрессивности вируса, так и от самого человека. Если человек заражается от партнера, который находился в стадии СПИДа, заболевание может протекать быстро… Или взять возраст. У людей старшего поколения уже есть естественный возрастной иммунодефицит, а тут они еще вирус получают… Либо у человека, предположим, сопутствующая патология, плюс он получает вирус. Конечно, в таких случаях болезнь начинает прогрессировать. И если не лечиться, то у 99% людей заболевание переходит в стадию СПИДа, когда по сути иммунитет отсутствует…


К сожалению, наши люди… Они полечились немного, у них стало все хорошо (то есть им кажется, что все хорошо) — и они бросают терапию. А в результате все моментально скатывается на прежние позиции. Поэтому мы постоянно объясняет нашим пациентам: надо лечиться, от этого никуда не денешься. И только тогда вы будете жить долго, активно, практически так, как живут здоровые люди.


Оригинал статьи на сайте «Курьер-Медиа»

Уникальное лекарство от ВИЧ появится в России через 5 лет

По словам специалистов, всего через пять лет в России может появиться уникальное лекарство от ВИЧ. Оно сможет защитить организм человека на генетическом уровне, сделав его невосприимчивым к смертельно опасной инфекции.

НЕУЯЗВИМОСТЬ НА КЛЕТОЧНОМ УРОВНЕ

Препарат с принципиально новым подходом, который не убивает вирус, а изменяет геном человека, делая его неуязвимым для ВИЧ, разрабатывают в Федеральном научно-методическом центре по борьбе и профилактике ВИЧ-инфекции Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора.

– Изменить гены человека таким образом, чтобы у него не развивалось какое-либо заболевание – вот суть генной терапии. Уже есть успехи в области лечения некоторых опухолей, обусловленных генами. Теперь ученые пробуют лечить таким методом инфекционные заболевания, – рассказывает руководитель Центра, академик РАН Вадим Покровский

Как известно, устойчивость к ВИЧ выявлена у 1% жителей Северной Европы и России. Один из вариантов разработки как раз и заключается в том, чтобы изменить гены отдельных клеток у остальных людей, сделать их подобными, как у невосприимчивых к вирусу пациентов.

– Такой эксперимент уже проводили в Берлине несколько лет назад, – объясняет Вадим Покровский. – Больному ВИЧ-инфекцией и лейкозом пересадили костный мозг от донора, который был невосприимчив к ВИЧ. Сегодня он считается излеченным от ВИЧ-инфекции, она у него не прогрессирует. Все потому, что к пересаженным клеткам ВИЧ не прикрепляется.

Как отмечает академик, доноров для такого лечения подбирать очень трудно. Отечественные ученые решили найти решение в геноме человека. Брать клетки костного мозга больных ВИЧ и превращать их в невосприимчивые к ВИЧ-инфекции. По словам Покровского, на разработку этого метода уйдет не меньше пяти лет. Ученые уже получили положительные результаты в исследованиях на животных. Следующий этап – исследования на человеке – пока требует всесторонней проверки.

УНИЧТОЖИТЬ В ГЕНОМЕ

Другое направление генной терапии, над которым работают в Центре по борьбе и профилактике ВИЧ-инфекции, связано с главной особенностью ВИЧ–инфекции – умением встраиваться в геном человека.

– К примеру, вирус гепатита С не встраивается в геном, поэтому эту болезнь уже научились излечивать. С вирусом ВИЧ все намного сложнее. Врачи назначают больному препараты. Через некоторое время кровь от вируса очищается, заболевание не прогрессирует. Но стоит только отменить лекарство, как вирус, который прячется все это время среди клеток в геноме, вновь дает о себе знать и начинается нарушение иммунитета, – говорит академик.

Покровский добавляет, что способ уничтожить ВИЧ прямо в геноме также ищут в ЦНИИ эпидемиологии. Но до конца этих исследований тоже не меньше пяти лет. Пока же лучшим лекарством от коварной инфекции по-прежнему остается профилактика.

Источник: https://mosregtoday.ru/soc/unikal-noe-lekarstvo-ot-vich-poyavitsya-v-rossii-cherez-5-let/

КРОИ 2021: Терапевтическая вакцина – перспективный вариант для контроля ВИЧ-инфекции без приема ВААРТ, Четверг, 11 марта 2021 года

Терапевтическая вакцина – перспективный вариант для контроля ВИЧ-инфекции без приема ВААРТ

Др Биатриз Мот (внизу слева) на КРОИ 2021.

Терапевтическая вакцина позволила некоторым ВИЧ-инфицированным лицам прервать ВААРТ по крайней мере на 22 недели и удерживать вирусную нагрузку на очень низком уровне, заявила др Биатриз Мот (ИрсиКаича Научно-исследовательский СПИД Институт, Бадалона, Испания) на виртуальной сессии Конференции по ретровирусам и оппортунистическим инфекциям (КРОИ 2021).

«HTI» терапевтическая вакцина была разработана на основе аналитической информации, полученной в ходе наблюдений за «элитными контролерами» (лицами, способными контролировать ВИЧ-инфекцию в течение длительного времени без необходимости приема АРТ). В ходе этих исследований был выявлен иммунный ответ CD4 и CD8-лимфоцитов к специфически областям вируса, которые ассоциируются с контролем над вирусом. Разработанная вакцина стимулирует аналогичный ответ.

Др Мот представила результаты I/IIa фазы исследования «AELIX-002», изучившей токсический профиль вакцины, с участием ВИЧ-инфицированных лиц. Участники исследования начали прием антиретровирусной терапии в течение первых 6 месяцев после заражения ВИЧ и имели неопределяемый уровень вирусной нагрузки на протяжении не менее одного года и удерживали уровень CD4 выше 400 в течение не менее шести последних месяцев.

На первом этапе исследования 45 участников были рандомизированы получить 8 доз вакцины в течение 18 месяцев или плацебо-вакцину. Некоторые дозы вакцины доставляли HTI-иммуноген посредством ДНК-вектора, другие посредством MVA-вектора (Модифицированный Вирус Анкара), остальные — в форме модифицированного вектора аденовируса шимпанзе.

На втором этапе участникам исследования было предложено прервать лечение на 24 недели, чтобы оценить эффект вакцины контролировать ВИЧ; 41 человек согласились принять в этом участие. Вирусная нагрузка и CD4 отслеживались у участников еженедельно. При повышении вирусной нагрузки более, чем 100 000 копий/мл в любой момент наблюдения, или при повышении вирусной нагрузки выше 10 000 копий/мл на протяжении более 8 недель, или при снижении уровня CD4 до 350 и ниже по результатам двух последовательных анализов, немедленно возобновлялась антиретровирусная терапия.

У всех участников возвратная виремия возникала в течение 2 — 3 недель после прерывания ВААРТ, но у большинства из них не достигала уровня, регистрируемого до начала ВААРТ. Восьми участникам удалось оставаться без лечения (ВААРТ) в течении 22 недель. Пять участников, получившие вакцину, и один участник из плацебо группы, удерживали вирусную нагрузку на уровне до 2000 копий/мл на протяжении всего наблюдательного периода.

Влияние длительного удержания вирусной нагрузки на низком (но определяемом) уровне на здоровье ВИЧ-инфицированных лиц не совсем ясно, при этом конечной целью клинико-лабораторной ремиссии ВИЧ-инфекции (так называемого функционального излечения) является удержание вирусной нагрузки на неопределяемом уровне. Полученные результаты исследования приветствовались президентом Международного сообщества борьбы со СПИД — профессором Адееба Камарулзаман, который охарактеризовал их, как «…первое доказательство концепции, что стимуляция ВИЧ-уязвимых Т-клеток, может способствовать разработке стратегий излечения.»

Достижение «функционального излечения» — длительной супрессии ВИЧ без необходимости в использовании антиретровирусной терапии — вероятно, потребует комплексного подхода, например, комбинации этой вакцины с другими агентами. В настоящее время проводится исследование, в рамках которого данный режим вакцинации комбинируется с использованием TLR-7 агонистом — весатолимод (vesatolimod) .

Наличие сопутствующих заболеваний – ключевая причина повышенного риска госпитализации при заражении COVID-19


Др Минг Ли (справа) на КРОИ 2021.

Более высокий уровень госпитализации и худшие исходы стационарного лечения COVID-19 инфекции среди ВИЧ-инфицированных частично объясняется наличием  сопутствующих заболеваний, особенно — заболеваний сердца и почек — по результатам двух исследований (Великобритании и США), представленных на КРОИ 2021.

Великобританское исследование выявило, что повышенный риск тяжелого течения COVID-19 инфекции среди ВИЧ-инфицированных был полностью связан с сопутствующими заболеваниями и более выраженной физической слабостью этих пациентов. Однако, Американское исследование выявило статистически значимое увеличение риска госпитализации даже после поправки с учетом некоторых сопутствующих заболеваний. Различие в методике исследований может объяснить некоторое отличие результатов.

Исследование в Великобритании сравнивало случаи госпитализации ВИЧ-инфицированных лиц с COVID-19 в один из 6 стационаров Лондона, Лестер и Манчестера со случаями госпитализации ВИЧ-негативных пациентов в те же стационары с аналогичными характеристиками по полу, возрасту, дате постановки диагноза COVID-19 и индексу бедности.

ВИЧ-инфицированные люди, нуждающиеся в госпитализации, чаще были представителями темнокожего населения или этнических меньшинств с более высоким клиническим показателем слабого физического состояния. Несколько сопутствующих заболеваний строго ассоциировались с неблагоприятными исходами при COVID-19, и чаще встречались среди ВИЧ-инфицированных лиц — терминальная стадия почечной недостаточности, хронические заболевания почек и цирроз печени.

Госпитализация ВИЧ-инфицированных лиц на 43% реже приводила к улучшению состояния пациентов на 2 бала (по шкале тяжести COVID-19), хотя риск смерти в течение 28 дней после постановки диагноза не отличался от других пациентов. Однако, при многофакторном анализе, с поправкой по сопутствующим факторам (индекс массы тела, физическая сохранность, этническая принадлежность, наличие гипертонии, сахарного диабета и хронических заболеваний почек), ВИЧ-инфекция переставала быть усугубляющим фактором.

Американское исследование проследило риск тяжелых исходов COVID-19 среди ВИЧ-инфицированных пациентов и пациентов, прошедших трансплантацию органов в 39 больницах США.

Уровень госпитализации составил среди ВИЧ-инфицированных лиц 48,5%, реципиентов органов — 63,8% и ВИЧ-инфицированных реципиентов органов — 70,3%, по сравнению с ВИЧ-негативными лицами – 30,6%.

Др Жин Сан из Балтиморского университета Джонса Хопкинса заявил, что, несмотря на ослабление степени влияния ВИЧ-инфекции на риск госпитализации при поправке данных с учетом других сопутствующих факторов, ВИЧ-инфекция по-прежнему оставалась фактором, усугубляющим исход COVID-19.

Уровень депрессии и тревожного состояния можно снизить с помощью аудио-уроков медитации


Джефф Берко (справа) на КРОИ 2021.

Интернет аудио-уроки медитации могут способствовать значительному снижению уровня депрессии, тревожного состояния и чувства одиночество среди пожилых лиц с ВИЧ-инфекцией — по данным рандомизированного исследования, представленногго на КРОИ 2021. Возможно, что этот эффект впервые продемонстрирован в ходе исследования.

Медитация включает в себя методы контроля дыхания, целенаправленной фантазии и другие методы, помогающие физически и умственно расслабиться и снизить уровень стресса.

Исследователи проанализировали данные когортного наблюдения среди ВИЧ-инфицированных жителей США в возрасте старше 50 лет. 21% лиц сообщили о наличии симптомов депрессии, 21% тревожного состояния и 51% чувства одиночества.

Рандомизированное контролируемое исследование проводилось с мая по август 2020 года (во время эпидемии COVID-19). В исследовании проводилось сравнение использования медитационных аудио-уроков с отсутствием какого-либо вмешательства. Лицам в экспериментальной группе предоставлялось 25 дней для прослушивания 14 уроков медитации.

Депрессивный уровень улучшался на 2,6 балов в экспериментальной группе, по сравнению с контрольной группой (без вмешательства), уровень тревожного состояния уменьшился на 1,5 балов. Результаты в отношении испытываемого чувства одиночества были смешанными. Степень одиночества в течение двух предыдущих недель не отличалась между группами. Однако чувство одиночества по данным дневников участников значительно снизилось.

Ингибитор вирусного капсида предлагает новый вариант терапии для людей с высоким уровнем резистентности ВИЧ


Профессор Сорана Сегал-Маурер (справа) на КРОИ 2021.

Ленакапавир (lenacapavir) — экспериментальный ингибитор ВИЧ-капсида — приводит к быстрому снижению вирусной нагрузки среди лиц с ограниченным терапевтическим выбором по причине множественной лекарственной резистентности вируса — согласно исследованию, представленному на КРОИ 2021.

Профессор Сорана Сегал-Маурер из Нью-Йоркского Пресвитерианского Королевского госпиталя представила результаты II/III фазы исследования «CAPELLA» с участием 72 человек с резистентностью, по крайней мере, к двум препаратам в любых трех из четырех основных классов антиретровирусных препаратов.

Первые 36 участников исследования были рандомизированы в группу принимающих таблетированную форму «ленакапавир» в добавок к их последней несостоятельной схеме ВААРТ, либо принимающих плацебо-препарат в течение 14 дней. Затем в рамках проведения открытой фазы исследования всем участникам этой группы предлагались подкожные инъекции «ленакапавир» (каждые шесть месяцев) наряду с оптимизированной схемой ВААРТ по результатам анализа на резистентность вируса. Оставшиеся 36 человек сразу стали получать «ленакапавир» в добавок к оптимизированной схеме ВААРТ.

К концу первого 14-дневного периода наблюдения у 88% участников группы «ленакапавир» вирусная нагрузка снизилась по крайней мере на 0,5 log10 по сравнению только с 17% участников из группы плацебо. По данным на конец февраля 2021, 26 участников получили одну инъекцию препарата и наблюдались на протяжении последующих 26 недель, среди которых 19 (73%) достигли неопределяемый уровень вирусной нагрузки (ниже 50 копий/мл).

На основе полученных данных, исследователи пришли к выводу, что «ленакапавир» может стать важным препаратом для лечения людей с ограниченным терапевтическим выбором по причине множественной лекарственной резистентности ВИЧ. Ленакапавир также может быть включен в схемы пролонгированных антиретровирусных препаратов, принимаемых раз в шесть месяцев, или использоваться изолированно в качестве доконтактной профилактики.

Инъекционные ДКП-препараты могут усложнить процесс выявления акцидентных случаев ВИЧ-инфекции


Профессор Рафаел Ландович на КРОИ 2021.

В ходе исследования «HPTN 083» по доконтактной профилактике (ДКП) проводилось сравнение эффективности инъекционного препарата «каботегравир» (с режимом введения раз в два месяца) с эффективностью ежедневного-принимаемого таблетированного препарата «тенофовир дизопроксил фумарат / эмтрицитабин (TDF/FTC)», основные результаты которого были опубликованы в 2020. Новейшие данные, представленные на КРОИ 2021, подтвердили снижение уровня заболеваемости ВИЧ-инфекцией в инъекционной группе на 68% по сравнению с группой лиц, принимающих таблетированный препарат.

Исследователи подробно изучили 12 случаев заражения ВИЧ-инфекций среди лиц, получающих инъекции каботегравира. В большинстве случаев, заражение возникает либо непосредственно перед началом приема ДКП, либо сразу после начала ДКП при низкой концентрации препаратов, либо в период прерывания ДКП.

Однако некоторые случаи инфекции оставались не выявленными в течение нескольких недель или даже месяцев. Это предполагает, что инъекционный каботегравир задерживал выявление ВИЧ при помощи стандартного тестирования на антитела к ВИЧ, хотя ретроспективный анализ образцов крови подтверждает, что заражение произошло до начала ДКП. Возможно, что решить эту проблему в будущем поможет одновременное проведение тестирования на антитела и вирусную нагрузку в рамках программ тестирования на ВИЧ.

У четырех человек ВИЧ-инфекция была выявлена на фоне получения инъекционного каботегравира (несмотря на достаточно высокий уровень концентрации препарата, который должен был защитить их) — так называемые, акцидентные или «прорывные» случаи инфекции.

Профессор Рафаэл Ландович заявил, что возникновение инфекции, несмотря на достаточно высокую концентрацию каботегравира, вызывает тревогу, и что в настоящее время проводятся дальнейшие исследования, например, как концентрация препарата варьирует в различных органах. 

С другой стороны, не выявлено ни одного случая резистентности среди лиц с низким уровнем каботегравира в период «снижения концентрации» препарата после его отмены, даже в случае участника с очень высоким уровнем вирусной нагрузки.

Лечение ВИЧ | ЮНЭЙДС

СПИД открыли в 1981 году, а причину его возникновения, ретровирус ВИЧ, — в 1983 году. С тех пор были разработаны десятки антиретровирусных препаратов для лечения ВИЧ. Разные классы антиретровирусных препаратов по-разному действуют на вирус ВИЧ, а при комбинации различных препаратов значительно возрастает эффективность контроля вируса и снижается вероятность развития устойчивости к препаратам. Современным стандартным подходом для всех пациентов, у которых диагностируется ВИЧ, является лечение как минимум тремя разными антиретровирусными препаратами. Антиретровирусная комбинированная терапия не дает вирусу размножаться и может полностью вывести его из крови. Это позволяет иммунной системе восстановиться, побороть инфекции и предотвратить развитие СПИДа и других долгосрочных последствий ВИЧ.

Активисты гражданского общества в тесном сотрудничестве с исследователями и национальными регуляторными органами добились беспрецедентного увеличения инвестиций в исследования СПИДа и ускорения вывода на рынок новых препаратов. Благодаря этому пациенты теперь быстрее получают доступ к новым лекарствам и их комбинациям. Определенное давление со стороны мирового движения против СПИДа также привело к быстрому снижению цен на новые препараты, что сделало их доступными практически для всех стран.

В настоящее время около 23,3 млн человек во всем мире получают лечение от ВИЧ. На сегодняшний день продолжительность жизни ВИЧ-инфицированного человека, принимающего антиретровирусные препараты, не отличается от продолжительности жизни здорового человека того же возраста. Антиретровирусная терапия дает лучшие результаты, если начать ее сразу после заражения, не откладывая до момента появления симптомов. Антиретровирусная терапия спасает жизни и служит профилактикой заболеваний, связанных с ВИЧ, и развития нетрудоспособности. Количество смертей, связанных со СПИДом, в мире удалось сократить на 43 % с 2003 года. Кроме того, антиретровирусная терапия имеет профилактический эффект. Если ВИЧ-положительный человек принимает антиретровирусные препараты, риск передачи ВИЧ его ВИЧ-отрицательному половому партнеру уменьшается на 96 %.

Постоянно появляются более безопасные и эффективные антиретровирусные препараты и их комбинации, в том числе доступные странам с низким и средним уровнем доходов. Стандартная антиретровирусная терапия первого ряда, рекомендованная Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) для взрослых и подростков, включает два нуклеозидных ингибитора обратной транскриптазы (НИОТ) и ненуклеозидный ингибитор обратной транскриптазы или ингибитор интегразы. Предпочтительными являются комбинации с фиксированными дозами и схема лечения с приемом препаратов один раз в день. Антиретровирусная терапия второго ряда для взрослых включает два НИОТ и ингибитор протеазы, усиленный ритонавиром.

Эффективность лечения ВИЧ лучше всего определяется по уровню содержания вируса в крови. Если вирус в крови не обнаруживается, считается, что пациент достиг вирусной супрессии, то есть крайне малы вероятность прогрессирования ВИЧ-инфекции и риск передачи вируса половому партнеру. Тестирование на вирусную нагрузку рекомендуется проходить через шесть месяцев после начала антиретровирусной терапии и затем ежегодно. В ходе такого тестирования врачи проверяют, соблюдается ли схема лечения и не развилась ли устойчивость к препаратам.

Лечение ВИЧ показывает высокую эффективность, если пациент строго соблюдает все предписания и график приема препаратов. Пропуск доз и прекращение лечения с последующим возобновлением могут привести к развитию устойчивости к препаратам, вследствие чего вирус может начать размножаться и перейти в болезнь. Людям, получающим лечение от ВИЧ, необходима поддержка, чтобы справиться с проблемой регулярного приема препаратов. Кроме того, необходимы действенные системы мониторинга устойчивости к препаратам.

Каким образом удалось так быстро найти вакцину от COVID-19?

09 февраля 2021 года.

По всему миру начинается кампания по вакцинации от COVID-19, и представитель ЮНЭЙДС побеседовал с Питером Годфри-Фоссетом, старшим советником по науке в ЮНЭЙДС и профессором по международному здравоохранению и инфекционным заболеваниям в Лондонской школе гигиены и тропической медицины, о том, что мешает создать вакцину от ВИЧ.

Многие спрашивают: «Каким образом удалось так быстро найти вакцину от COVID-19?»

Вирус SARS-CoV-2, вызывающий заболевание COVID-19, перешел к человеку от животных в 2019 году. Что же касается ВИЧ, этот вирус перешел к человеку около 100 лет назад, в 20-х годах прошлого века, и в 80-х стал настоящей проблемой, начав распространяться с большой скоростью.

Именно из-за чрезвычайности ситуации ученым пришлось в экстренном порядке браться за разработку вакцины против COVID-19. В 2020 году во всем мире им заразились почти 100 млн человек, и для двух миллионов это заболевание имело летальный исход.

Так что меры должны быть приняты как можно скорее, ведь несмотря на существенные изменения в нашей повседневной жизни, включая ограничения поездок, социальное дистанцирование, маски, частое мытье рук и использование дезинфицирующих средств, количество зараженных продолжает быстро расти. С связи с этим настоятельная необходимость в создании вакцины очевидна. Кроме того, не стоит забывать и о немаловажном экономическом аспекте.

ВИЧ и SARS-CoV-2 сильно отличаются друг от друга, так ведь?

Между ВИЧ и SARS-CoV-2 есть очень существенные отличия. Они оба представляют собой вирусы, но SARS-CoV-2 является очень простым вирусом. Вызываемая им болезнь может быть сложной, иногда даже непонятной, но практически у всех зараженных вырабатываются антитела к шиповидному белку, которые нейтрализуют вирус и позволяют организму восстановиться и в конечном итоге избавиться от вируса.

Если говорить о ВИЧ, то практически у всех зараженных также вырабатываются антитела, которые мы используем в тестах на ВИЧ, но, в отличие от SARS-CoV-2, избавиться от инфекции удается лишь в очень редких случаях, поскольку этих антител недостаточно для нейтрализации ВИЧ. Оболочка ВИЧ, похожая на шиповидный белок, представляет собой сложную структуру на поверхности вируса. Она покрыта сахарами, а активный участок находится глубоко внутри и труднодоступен для взаимодействия.

Со временем, по мере того как все больше людей заражается ВИЧ, у некоторых из них вырабатывается достаточное количество антител, чтобы нейтрализовать вирус, но этот процесс может занять годы. Кроме того, ВИЧ — это ретровирус (поэтому соответствующие лекарства называются антиретровирусными). Ретровирус — это вирус, способный воспроизводить свой генетический код и встраивать его в человеческий. Однако во время такого воспроизведения неизбежно возникают ошибки. Это означает, что белок оболочки и сам ВИЧ постоянно меняются, меняют форму, из-за чего антителам становится очень сложно защищать от них организм. Вот почему антитела, выработанные одним человеком, часто не могут справиться с вирусом в организме другого человека.

Но теперь мы нашли так называемые «антитела широкого действия», которые могут нейтрализовать множество различных штаммов ВИЧ. Именно такие антитела сейчас изучают исследователи, пытаясь установить, способны ли они защитить человека от инфицирования разными штаммами ВИЧ. Эти исследования могут стать важной составляющей процесса разработки вакцины против ВИЧ, если нам удастся заставить организм вырабатывать антитела широкого действия до того, как произойдет заражение ВИЧ.

И наконец, не стоит забывать, что, в отличие от COVID-19 (хотя отличие, возможно, неполное), деятельность ВИЧ во многом зависит от Т-клеток — второго компонента иммунной системы человека. Помимо антител, наша иммунная система обладает так называемым клеточным иммунитетом, главную роль в котором играют Т-клетки. Их гораздо труднее изучать, они очень изменчивы, и это еще одна причина, почему так сложно создать вакцину против ВИЧ, в отличие от COVID-19.

Сколько средств вкладывается в разработку вакцин против ВИЧ?

Каждый год в течение последних десяти лет мы инвестируем в научно-исследовательскую деятельность, посвященную разработке вакцины против ВИЧ, порядка одного миллиарда долларов США. Много это или мало? Это примерно 5 % от общемирового бюджета на противодействие ВИЧ. Пока что ученым удалось достичь лишь небольших успехов в этой области.  В 2009 году большим ажиотажем была встречена одна из вакцин-кандидатов в Таиланде, которая обеспечила определенный уровень защиты от ВИЧ-инфекции, однако он оказался недостаточным, для того чтобы пустить эту вакцину в массовое производство.

Затем, в течение следующих десяти лет, результаты дальнейших исследований дали нам много информации по иммунологии, в частности о том, как организм человека и его иммунная система взаимодействуют с ВИЧ, но снизить количество новых случаев заражения ВИЧ это не помогло. В настоящее время основные надежды возлагаются на два больших исследования; также ведется изучение множества других вакцин-кандидатов. Так что, думаю, шансы у нас есть, но на создание вакцины против ВИЧ определенно уйдет куда больше времени, чем в случае с COVID-19.

В последнее время COVID-19 стал темой номер один во всех новостях. А что насчет других инфекционных заболеваний?

В Африке туберкулез, малярия и ВИЧ каждый год убивают в пять раз больше людей, чем COVID-19. Это очень серьезные проблемы, и они являются таковыми уже довольно долгое время. У нас есть вакцина от туберкулеза, это вакцина БЦЖ, которая появилась еще сто лет назад, в 1920 году, но, к сожалению, она не защищает от современных форм туберкулеза у взрослых. Недавно были разработаны новые вакцины против туберкулеза и малярии, но работают они не так хорошо, как хотелось бы. Сейчас ведутся дискуссии о том, следует ли начинать их использовать, поскольку они дают лишь 30 % защиты или меньше.

Есть и хорошие новости: в Африке началась третья фаза клинических испытаний новой вакцины от малярии, которая производится с применением той же схемы, что использовалась компанией AstraZeneca и Оксфордским университетом при разработке вакцины против COVID-19. Это дает надежду на то, что исследования вакцин против COVID-19 станут стимулом для создания вакцин от других инфекционных болезней, приводящих к смерти огромного количества людей в Африке и других регионах с ограниченными ресурсами.

Смотреть: советник по науке в ЮНЭЙДС объясняет разницу между ВИЧ и COVID-19

Департамент здравоохранения Москвы — Как Москва борется с ВИЧ-инфекцией?

На Ассамблее «Здоровая Москва – 2020» ведущие мировые специалисты рассказали о том, с какими вызовами приходится бороться ученым и врачам, чтобы остановить эпидемию СПИДа.

Одна из первых секций Ассамблеи была посвящена мультидисциплинарному подходу в борьбе с ВИЧ-инфекцией. В фокусе внимания – явные успехи Москвы в области выявления и лечения ВИЧ-инфекции, перспективы создания вакцины против ВИЧ, ключевые цели в борьбе с заболеванием.

В Москве ВИЧ-инфицированных почти вдвое меньше, чем в других регионах

О положении вещей с ВИЧ в Москве и в целом в России рассказал главный внештатный специалист ДЗМ по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции Алексей Мазус. В настоящий момент в РФ выстроена четкая система учета больных, с первого положительного теста по каждому выявленному больному заводится соответствующая запись. Данные по числу больных в России сопоставимы с данными в Европе и США. В Москве за период наблюдения было выявлено порядка 130 тысяч тотального учета, включая иногородних пациентов.

Пик выявления ВИЧ в Москве пришелся на 1999 год, во многом благодаря информационной кампании и первой городской программе по борьбе со СПИДом. Создание специализированного центра, активная работа в среде наркозависимых пациентов позволили стабилизировать прирост новых случаев инфицирования.

— Мы практически остановили рост ВИЧ-инфекции среди молодежи, — констатировал Мазус, — В России ситуация менее стабильна: снижение числа инфицированных наблюдается только в последний год, но до сих пор разные регионы оказываются захвачены волной негативного тренда.

— Первым выявленным больным ВИЧ было очень сложно помочь, — рассказывает Мазус, — Мы мало знали о вирусе, не располагали столь большим арсеналом лекарственных препаратов, и смертность от СПИДа была высока. На наших глазах появились первые схемы терапии, которые дали пациентам возможность сначала просто жить, затем жить более или менее комфортно, а теперь – в принципе вести адекватную и полноценную жизнь.

Тем не менее, проблемы с лечением по-прежнему есть: социальные и психологические барьеры, которые не позволяют пациентам вовремя пройти скрининг, позднее выявление заболевания, когда уже невозможно добиться суппрессии, сочетанные диагнозы, особенно у наркозависимых и пациентов с запущенной стадией ВИЧ. По словам Алексея Мазуса, порядка 5000 московских ВИЧ-пациентов не занимаются лечением, отказываются от лекарственной терапии, отрицают проблему, пока она не станет для них фатальной.

Все познается в сравнении

Итак, в борьбе с ВИЧ-инфекцией Москва демонстрирует успехи; но сможем ли мы когда-нибудь добиться решения задачи, поставленной ООН: 90% выявленных ВИЧ-инфицированных пациентов, 90% от выявленных получают соответствующее лечение, и 90% из них достигают полной иммуносуппрессии? В Европе есть ряд стран, где «первые 90» уже достигнуты, но значит ли это, что мы отстаем? Для сравнения с Москвой Мазус предложил взять Нью-Йорк: город, где есть абсолютный доступ ко всем лекарствам и развитая инфраструктура, который, тем не менее, пока не справляется с этой задачей в полной мере. На сегодняшний день нет в мире такого региона, который достиг поставленной цели. Москва идет к общей цели своим путем, и отчасти она является уникальным городом: мегаполис, со всеми присущими факторами риска, демонстрирует весьма воодушевляющие данные не только для страны, но и для всего мира. Секрет успеха – мультидисциплинарный подход и тесная связь медицины с наукой: Москва, безусловно, является центром научных исследований в области лечения и профилактики ВИЧ-инфекции.

Как взять под контроль распространение вируса?

В целом, мировая медицина в настоящий момент успешно справляется с лечением конкретного пациента с ВИЧ-инфекцией – при своевременном обращении и надлежащей терапии. Но чтобы справиться с ВИЧ, нужно нечто большее: остановить эпидемию, сократить до минимума число заражений.

— Вопрос не в том, как победить вирус, а в том, как победить эпидемию, — подчеркнул Леонид Марголис, — Нам кажется, что мы многое поняли об этом, но это не так. Инфекцию индивидуального организма мы буквально победили, но мы не способны прекратить передачу ВИЧ от человека к человеку.

Китай – одно из тех государств, где контролировать распространение ВИЧ-инфекции особенно важно и сложно. Своим опытом мониторинга ВИЧ-инфекции в Китае поделился с москвичами Имин Шао, главный эксперт по ВИЧ/СПИД Китайского центра по контролю и предупреждению распространения заболеваний.

ВИЧ активно и стремительно мутирует, поэтому за ним нужно постоянно успевать. Волны эпидемий приходят из Африки, северной Индии, вирусы соединяются в гибриды, с которыми сражаться еще сложнее. С середины девяностых Китай отслеживает динамику распространения каждой эпидемии, анализируют данные, мониторируют распространение заболевания по каждому региону и среди представителей разных социальных групп. Эта огромная работа позволяет с высокой достоверностью определить группы риска и предпринять меры по пресечению распространения ВИЧ-инфекции.

В тот же день в ходе Med Talk «Инновационные противовирусные препараты и перспектива создания вакцины от ВИЧ» эксперты вспомнили о том, что борьба с эпидемиями – тема, которая всегда была присуща русской медицинской школе.

— Именно в России были изобретены вакцины против холеры, чумы, других заболеваний, — напомнил декан факультета биологической и медицинской физики МФТИ Александр Мелерзанов.

Доклад Мелерзанова коснулся вопросов эпидемиологии ВИЧ: если мы вылечим как можно больше больных, получится ли остановить эпидемию? В 1998 был поставлен беспрецедентный медицинский эксперимент, который показал, что в этом вопросе математика расходится с социальной реальностью. С точки зрения математики все просто: мы снизили вирусную нагрузку в обществе до неопределяемого минимума, и это автоматически означает прекращение распространения болезни. В жизни все не так просто: люди мигрируют, меняют образ жизни, и методика максимального охвата лечением работает хуже.

Наука в борьбе с ВИЧ-инфекцией

Никого не оставило равнодушным выступление заведующего отделом межклеточных взаимодействий Национального института здоровья США Леонида Марголиса:

— Сейчас уже всем стало ясно, что успехи медицины происходят из фундаментальных исследований, а все наши неудачи от того, что мы недостаточно знаем патогенез ВИЧ-инфекции. Сейчас мы находимся в той области знаний, когда узнаем неожиданно все больше нового об этой проблеме.

Долгое время ученые исследовали кровь зараженных людей, наблюдали за веществом, выделяемым больными клетками, и думали, что это и есть вирус. Но недавно произошли драматические изменения: исследователи констатировали, что незараженные клетки тоже выделяют весьма похожее вещество. Мы изучаем не вирус, а смесь вируса с эндоклеточными везикулами, объяснил Марголис. Везикулы одной клетки несут другим клеткам информацию, как это делает и вирус; более того, везикулы отправляются от клетки к клетке не стихийно, а «адресно». Везикулы, вероятно, влияют на вирус, на устойчивость к нему клеток, а в некоторых случаях и сами являются инактивированными вирусами. Сейчас это очень «горячая» научная тема, в мире выходит примерно 400 статей в месяц на данную тему.

— Это похоже на открытие микромира Левенгуком: мы никогда такого не видели и не знали, но именно этой темой будем заниматься следующие годы. Сейчас мы совершили огромный шаг в борьбе с вич-инфекцией: ее можно будет подавить, если удастся продолжить исследования.

Все белки, которые выделяют клетки, входят и в везикулы, и в вирусы – и наша задача найти такие специфические белки, которые позволят отличить вирус от везикулы. Уже известно, что такие белки есть. Ученые уже сумели отделять и изучать антигенный состав каждой из микрочастиц и даже в конкретном случае убрать часть везикул, которые переносят вирус – следовательно, есть шанс уменьшить степень инфицирования.

Итак, грядет революция в вирусологии: подобно тому, как раньше физики изучали только видимый свет, а потом выяснилось, что это лишь очень малая часть всех световых излучений, так и ученые-вирусологи с радостью отмечают, что самый изученный в мире вирус изучен еще не до конца, и скоро мы поймем, как с ним бороться.

Что касается российского научного опыта, то он был в тот же день охарактеризован Александром Мелерзановым:

— Сейчас вся медицина – это наука. Большинство прорывов в медицине совершают математики, биологи, физики. Поэтому 10 лет назад, когда стало окончательно понятно, что медицинские задачи решаются с помощью математики и физики, на базе МФТИ был открыт факультет для специалистов здравоохранения, но не врачей, а химиков, физиков, биологов, кибернетиков.

— Это люди, которые уже совершают и будут совершать медицинские прорывы. Иногда они параллельно получают диплом в ММА им. Сеченова; физик-врач – это особый уникальный специалист, способный соединить два мира, ученых и врачей.

Что поможет вовремя поставить диагноз и спасти жизнь?

Ведущий специалист Европы в области ВИЧ/СПИДа, профессор Боннского университета Юрген Рокштро поделился с коллегами общими принципами борьбы с эпидемией ВИЧ в Европе. За 2019 год в Европе было поставлено около 141000 новых диагнозов «ВИЧ-инфекция»; эта проблема не чисто медицинская – большую роль играют миграции, экономика разных стран, культурные коды и социальная стигматизация больных ВИЧ. Последний фактор объясняет, почему вирус активнее распространяется в Восточной Европе, а на западе число новых заражений снижается: в странах Восточной Европы стигматизация сильнее, поэтому больше пациентов скрывают болезнь и продолжают заражать других.

Что делается в Европе для преодоления этих сложностей? Доступные экспресс-тесты продаются в аптеках. Информирование граждан и преодоление страхов и стигматизации: опыт показывает, что даже отличная программа медицинского страхования и доступные анализы не помогают снять внутренние психологические барьеры. Плотная работа с врачами: их дружелюбие, бдительность и готовность задавать неловкие вопросы позволяет своевременно поставить диагноз.

Ключевые тренды лечения ВИЧ-инфекции – работа над сохранением качества жизни инфицированных пациентов, скорейшее начало терапии, особое внимание пациентам старшего возраста с сопутствующими и хроническими заболеваниями.

Клинические маски вич-инфекции – в Европе…

Так называлась третья секция Ассамблеи, посвященная борьбе с ВИЧ-инфекцией. По мнению Юргена Рокштро, проблема своевременной диагностики ВИЧ связана с тем, что мы не видим наших пациентов. Не только потому что многие из них скрывают о своей болезни и отказываются подтверждать страшный диагноз, но и потому, что у ВИЧ-инфекции есть много масок. Перед врачом любой специализации стоит непростая задача – уметь распознавать эти маски.

— Клинический случай: 32-летний мужчина поступил в госпиталь с сыпью, лихорадкой, температурой 39 после недели на Ибице, — рассказывает РОкштро, — Под это описание подходит очень широкий спектр инфекций, наиболее частый случай – мононуклеоз. Пришлось поговорить с пациентом о его последних сексуальных контактах – несмотря на то, что мало кто хочет об этом разговаривать.

Другой случай: легкая малозаметная сыпь на ладонях. Опытный врач автоматически подозревает сифилис – но это снова ВИЧ. Самый опасный момент – «период окна», когда пациент уже заражен ВИЧ-инфекцией, но антитела у него в крови пока не определяются. Здесь ответственность врача – назначить повторный тест или внимательнее отнестись к клинике: изменения на слизистых, себореи, герпес – все это повод назначить другой анализ, который может проверить вероятность инфицирования.

Иногда пациенты игнорируют скрининг на ВИЧ, так как просто не могут поверить, что они могли где-то заразиться.

— У нас очень разные пациенты, — объясняет эксперт, — Это и молодые люди, и пожилые, ведь шестидесятилетние мужчины и женщины также сексуально активны. Это граждане с разным уровнем доходов, образования, с разными сексуальными предпочтениями.

Чтобы не допускать позднего начала лечения, в Европе разрабатывают особый подход к выявлению ВИЧ. Тест на ВИЧ назначают всем больным лимфомой, тромбоцитопенией, пациентам с оральным кандидозом, мононуклеозом, гепатитом, опоясывающим лишаем. Даже белый налет на языке, замеченный стоматологом, может быть хорошим поводом сдать кровь на ВИЧ.

На заметку всем медицинским работникам: крайне важно не отдаваться на откуп лабораторным и инструментальным диагностическим исследованиям. Не надо брезговать клиникой: нам важно видеть общее состояние кожи и волос пациента, налет на слизистых, синяки, петехии, высыпания, увеличенные лимфоузлы… Наша бдительность может спасти жизнь пациенту.

… И в России

Своими наблюдениями о клинических масках ВИЧ-инфекции поделилась за­веду­ющая научно-клиническим отделом ИКБ №2 Еле­на Ва­лерь­ев­на Цыганова. Иногда эти случаи, увы, так или иначе связаны с недостаточно ответственным отношением пациентов к своему здоровью. Сильная сыпь, которая появилась однажды и прошла сама собой, а затем пациент не пожелал сходить на повторное обследование; спустя десять лет тот же пациент обратился за помощью уже по онкологии. Возможны случаи, когда результат теста приходит слишком поздно: пациентка с жалобами на головокружение и головную боль умирает в стационаре от токсоплазмоза, который развился вследствие не диагностированной ВИЧ-инфекции. Чтобы жизнь была спасена, тест на ВИЧ должен был быть сделан гораздо раньше, чем в экстренном порядке в стационаре.

Любому врачу стоит запомнить: в острой стадии ВИЧ характеризуется краткосрочными клиническими проявления на фоне высокой вирусной нагрузки. Острая, яркая клиническая картина, огромная нагрузка в сыворотке крови, но антител к ВИЧ пока нет. Задача врача – срочно начать антиретровирусную терапию.

Острый ретровирусный синдром в 70% проявляется сыпью, которая проходит самостоятельно (часто ее принимают за аллергический дерматит), почти во всех случаях у пациента наблюдается лихорадка, лимфаденопатия и фарингит (в 80% случаев). На субклинической стадии зачастую только увеличенные лимфоузлы могут свидетельствовать о заболевании.

Вторичная стадия ВИЧ дает очень яркую клиническую картину: поражаются кожа, слизистая, тромбоцитопения, лимфоузлы, органы дыхания и мочевыделительная система. Такие заболевания, как сепсис, подозрение на ОНМК, пневмония, очаговое поражение ЦНС, опухоль, делирий, шизофрения – могут также быть клиническими масками не выявленной ВИЧ-инфекции.

Выступления экспертов дали понять всем собравшимся: борьба с ВИЧ идет полным ходом, но она будет успешной только в том случае, если каждый врач осознает свою причастность к борьбе и вовремя не пропустит опасных симптомов у пациента, который пришел к нам, казалось бы, совсем с другими жалобами.

прогресс в борьбе со СПИДом замедляется, в то же время COVID-19 провоцирует дефицит препаратов для лечения ВИЧ

По данным нового обследования ВОЗ, проведенного в преддверии конференции Международного общества по СПИДу (МОС), которая проходит один раз в два года, 73 страны предупредили о риске возникновения дефицита антиретровирусных препаратов (АРВП) в связи
с пандемией COVID-19. Двадцать три страны сообщили о существенном сокращении запасов АРВП либо перебоях в поставках этих спасающих жизни препаратов. 

Данное обследование было проведено по результатам моделирования,
которое инициировали ВОЗ и ЮНЭЙДС в мае и по итогам которого был составлен прогноз о том, что в течение одного только 2020 г. перебои в обеспечении АРВП на протяжении шести месяцев могут привести к удвоению показателя смертности от ВИЧ в Африке
к югу от Сахары.

За 2019 г. АРВП смогли воспользоваться порядка 8,3 млн человек в 24 странах, в которых в настоящее время отмечается дефицит запасов. Это порядка одной трети (33%) всех лиц, принимающих препараты для лечения ВИЧ в глобальном масштабе. 
ВИЧ невозможно излечить, однако АРВП позволяют контролировать течение этой вирусной инфекции и предотвращают ее дальнейшую передачу половым путем.

Согласно данным обследования, среди причин возникновения перебоев в поставках выделяют неготовность поставщиков к своевременной доставке АРВП, прекращение наземного и воздушного транспортного сообщения вкупе с ограничением доступности медицинских услуг,
вызванным пандемией.

«Результаты данного обследования вызывают глубокую обеспокоенность», – заявил Генеральный директор ВОЗ д-р Тедрос Адханом Гебрейесус. «Страны и их партнеры по развитию должны предпринять всемерные усилия, с тем чтобы люди, нуждающиеся
в лечении ВИЧ-инфекции, не лишились к нему доступа. Нельзя допустить, чтобы из-за пандемии COVID-19 были потеряны рубежи, взятые в трудной борьбе с этим заболеванием в глобальном масштабе».

Замедление прогресса

По данным ЮНЭЙДС и ВОЗ, опубликованным сегодня, за период с 2000 по 2019 г. количество новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией сократилось на 39%. За этот же период смертность, обусловленная ВИЧ, сократилась на 51%, и благодаря применению антиретровирусных
препаратов удалось спасти порядка 15 млн жизней.

Тем не менее, прогресс в достижении глобальных целей замедляется. Количество ежегодно наблюдаемых новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией за прошедшие два года стабильно удерживается на уровне 1,7 млн, а смертность, обусловленная ВИЧ, снизилась незначительно
с 730 000 случаев в 2018 г. до 690 000 в 2019 г.  Несмотря на постоянные успехи в наращивании охвата лечением, которое в 2019 г. получили свыше 25 млн нуждающихся в АРВП людей, ключевые глобальные цели
на 2020 г. не будут достигнуты.

Услуги в области профилактики и тестирования на ВИЧ не охватывают групп населения, которые в наибольшей степени в них нуждаются. Для активизации мер реагирования на ВИЧ в глобальном масштабе потребуется более адресное оказание услуг в области профилактики
и тестирования с доказанной эффективностью.

Рекомендации ВОЗ и меры на уровне стран

Риски, связанные с COVID-19, усугубляют ситуацию. Недавно ВОЗ подготовила рекомендации для стран в отношении безопасного поддержания доступности к основным услугам здравоохранения во время пандемии, в том числе для всех лиц, живущих с ВИЧ или затронутых этой инфекцией. В рекомендациях содержится призыв к странам смягчить последствия
перебоев с доступностью препаратов для лечения ВИЧ за счет «заблаговременной выдачи», стратегии, в соответствии с которой запас рецептурных препаратов выдается на более продолжительный срок, вплоть до шести месяцев. В настоящее время данная
мера принята в 129 странах.

Для смягчения последствий перебоев в снабжении препаратами страны ведут работу, направленную на сохранение воздушного сообщения и систем поставок, стимулируют участие общин в доставке препаратов для лечения ВИЧ и совместно с производителями изыскивают
пути решения логистических проблем.

Новые возможности для лечения ВИЧ у детей раннего возраста

В ходе конференции МОС Всемирная организация здравоохранения обозначит пути ускорения глобального прогресса в области снижения смертности, обусловленной ВИЧ, за счет наращивания объема помощи и услуг для групп населения, в наибольшей степени затронутых
последствиями эпидемии, в том числе для детей раннего возраста. По оценкам, в 2019 г. среди детей было зарегистрировано порядка 95 000 случаев смерти, обусловленной ВИЧ, и 150 000 новых случаев заражения. Антиретровирусную
терапию получали всего около половины (53%) всех детей, которые в ней нуждались.  В течение долгого времени улучшение показателей здоровья детей, живущих с ВИЧ, было затруднено дефицитом оптимальных препаратов в подходящей для детей лекарственной
форме.

В прошлом месяце ВОЗ поддержала решение Управления по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами Соединенных Штатов Америки об одобрении новой лекарственной формы долутегравира (DTG) 5 мг для детей грудного и младшего возраста старше 4 недель
и массой тела более 3 кг. Данное решение позволит обеспечить широкую доступность этого оптимального лекарственного средства для всех детей, которое до настоящего времени было доступным только для взрослых, подростков и детей старшего возраста.
ВОЗ намерена ускорить процесс преквалификации воспроизведенного лекарственного средства DTG, с тем чтобы как можно скорее обеспечить его доступность для стран и спасти жизни. 

«Благодаря многостороннему сотрудничеству с партнерами мы, вероятно, сможем добиться появления воспроизведенных препаратов долутегравира для детей к началу 2021 г., что позволит быстро снизить цену на это лекарство», –
говорит директор Департамента ВОЗ по глобальным программам борьбы с ВИЧ, гепатитом и инфекциями, передаваемыми половым путем, д-р Мег Доэрти. «Таким образом, у нас в руках появится еще один новый инструмент для охвата детей, живущих с ВИЧ,
и обеспечения для них здоровой жизни». 

Борьба с оппортунистическими инфекциями

Большое количество случаев смерти, обусловленной ВИЧ, вызваны инфекциями, которые активизируются на фоне ослабления иммунитета человека. К этому числу относятся бактериальные инфекции, такие как туберкулез, вирусные инфекции, например, гепатит и COVID-19,
паразитарные инфекции, такие как токсоплазмоз и грибковые инфекции, в том числе гистоплазмоз.

Сегодня ВОЗ опубликовала новые рекомендации в отношении диагностики и лечения гистоплазмоза у лиц, живущих с ВИЧ. Гистоплазмоз чрезвычайно распространен в Американском регионе ВОЗ, в котором среди лиц, живущих с ВИЧ, ежегодно регистрируют 15 600 новых случаев заболевания
и 4500 случаев смерти. Своевременная диагностика и лечение данного заболевания способны предотвратить значительное количество летальных исходов.

В последние годы благодаря разработке высокочувствительных диагностических тестов были созданы условия для быстрого и точного подтверждения диагноза гистоплазмоза и более раннего начала лечения. Тем не менее, в ситуации ограниченности ресурсов инновационные
методы диагностики и оптимальные способы лечения данного заболевания по-прежнему малодоступны.

лекарств от ВИЧ: как скоро?

Сегодня лекарства могут лечить и контролировать ВИЧ-инфекцию. Люди, которые ежедневно принимают антиретровирусную терапию (АРТ), могут настолько снизить количество вируса в своем организме, что их анализ крови даже не покажет, что он там есть. Они могут прожить долгую и здоровую жизнь. Они почти не подвергаются риску передачи вируса другим.

Но если у вас ВИЧ и вы принимаете препараты АРТ, вирус все еще живет в группе клеток, называемой резервуаром ВИЧ. Если вы перестанете принимать АРТ, вирус в резервуаре может снова подскочить.В настоящее время полного излечения от ВИЧ-инфекции пока нет.

Возможно ли лекарство от ВИЧ-инфекции?

Ученые считают, что излечение возможно. Но нам нужно разработать такой, который сможет уничтожить вирус или сохранить ремиссию без необходимости ежедневного АРТ.

Что такое лекарство от ВИЧ?

Есть два разных видения потенциального излечения от ВИЧ: ремиссия без лечения и ликвидация вируса.

Ремиссия без лечения означает, что вирус находится под контролем без необходимости в препаратах АРТ, которые человек должен принимать каждый день на протяжении всей жизни.Миллионы людей, живущих с ВИЧ, не могут позволить себе АРТ, поэтому необходимы другие методы лечения. Эта идея лечения ВИЧ также называется функциональным лечением.

Продолжение

Ремиссия без лечения означает, что вы:

  • Живете здоровой жизнью нормальной длины
  • Не должны принимать АРТ или какие-либо другие препараты, связанные с ВИЧ, чтобы держать вирус под контролем
  • Не принимать может передавать ВИЧ другим

Многие методы лечения изучаются как способ борьбы с ВИЧ без необходимости ежедневной АРТ.К ним относятся методы лечения антителами и терапевтические вакцины. Они не предотвращают инфекцию, но стимулируют вашу собственную иммунную систему на борьбу с ней.

Ликвидация вируса — еще один взгляд на потенциальное лекарство. Это также известно как средство от стерилизации. Ученые считают, что для того, чтобы избавиться от ВИЧ в организме человека, потребуется лечение, состоящее из двух частей. Первая часть будет включать лекарства, которые заставляют клетки в резервуаре ВИЧ размножаться и экспрессировать белки, которые являются сигналом для вашей иммунной системы.Вторая часть будет включать лекарства, которые обнаруживают эти белковые сигналы, а затем ищут и убивают вирус.

Другие типы лекарств, которые могут найти и убить ВИЧ, включают ингибиторы гистондеацетилазы (HDAC), активаторы протеинкиназы, агенты, обеспечивающие латентный период, и иммунотоксины. Эти препараты можно использовать в комбинации.

Исследователи также тестируют новую технику, называемую редактированием генов, которая может внести в ваши гены мутацию, защищающую от ВИЧ.

Были ли прорывы?

Одна из причин надеяться на излечение от ВИЧ заключается в том, что экспериментальные методы лечения, похоже, уже помогли горстке людей.

Берлинский пациент: В 2008 году человек с ВИЧ по имени Тимоти Рэй Браун был эффективно вылечен, живя в Германии. Исследователи обработали его кровь трансплантатом стволовых клеток от лейкемии, но лечение также вылечило его ВИЧ. Его донор стволовых клеток нес мутацию гена, связанного с ВИЧ, под названием CCR5. Эта мутация делает человека почти полностью устойчивым к инфекции. Браун был единственным человеком, излечившимся от ВИЧ до 2019 года, когда еще двое были эффективно излечены с помощью аналогичной терапии стволовыми клетками.

Висконти Когорта: В 2010 году ребенок, родившийся с ВИЧ в Миссисипи, начал АРТ вскоре после рождения и в течение 2 лет после прекращения лечения находился в стадии ремиссии, но вирус все же вернулся. В исследовании под названием Visconti Cohort изучались 20 человек с ВИЧ во Франции. Они также начали АРТ в течение нескольких недель после заражения. Они смогли перестать принимать наркотики, и годы спустя у них все еще остается низкий уровень ВИЧ. Другое испытание 15 детей с ВИЧ в Таиланде дало аналогичные результаты. Важно помнить, что это были контролируемые исследования; Если у вас ВИЧ, вы никогда не должны прекращать АРТ, не посоветовавшись с врачом.

Продолжение

Это положительные признаки, но исследований очень мало. Нам нужны дополнительные исследования этих потенциальных лекарств, чтобы разработать методы лечения, которые будут безопасно работать для многих людей, а не только для небольшого их числа.

Генная терапия — это многообещающая область исследований в области лечения. В будущем вы, возможно, сможете просто сделать прививку, которая доставит в клетки крови гены, которые будут стимулировать их уничтожать ВИЧ.

Какие проблемы?

Хотя исследования лекарства многообещающи, есть некоторые проблемы.Во-первых, мы не до конца понимаем, как работают резервуары для ВИЧ. Ученые учатся находить, измерять и уничтожать их.

А как насчет терапии стволовыми клетками? Мутация CCR5, защищающая вас от ВИЧ, встречается очень редко, поэтому донорские клетки трудно найти. Кроме того, лечение стволовыми клетками рискованно. Люди могут отвергнуть донорские клетки и серьезно заболеть. Ученые пытаются найти методы лечения, которые делают собственные клетки человека устойчивыми к вирусу, так что им не нужны донорские клетки.

Продолжение

Другая проблема заключается в том, что мужчины являются объектами большинства клинических испытаний на ВИЧ, но около половины людей с вирусом — женщины.Нам нужно больше исследований, чтобы посмотреть, подействует ли лечение на женщин и девочек.

Несмотря на то, что исследования очень многообещающие, может пройти несколько лет, прежде чем эти методы лечения будут протестированы, чтобы убедиться, что они работают хорошо и безопасны для многих людей, живущих с ВИЧ.

amfAR :: Обратный отсчет до лекарства :: Фонд исследований СПИДа :: Исследования ВИЧ / СПИДа

«Обратный отсчет времени до излечения от СПИДа» amfAR — это исследовательская инициатива, направленная на поиск широко применимого лекарства от ВИЧ к 2020 году.«Обратный отсчет до излечения» разработан для активизации исследовательской программы amfAR по лечению ВИЧ с планами стратегического инвестирования 100 миллионов долларов в исследования излечения в течение следующих шести лет.

Об обратном отсчете до исцеления

В мире исследований СПИДа никогда не было более оптимистичного времени. Новые открытия за последние несколько лет принесли научному сообществу новое понимание проблем, которые необходимо преодолеть, чтобы найти лекарство.И растет уверенность в том, что при правильных инвестициях эти проблемы можно преодолеть.

Почему именно сейчас?

Случай с берлинским пациентом, о котором впервые было сообщено в 2008 году, стал переломным моментом в области исследований ВИЧ и принципиальным доказательством того, что излечение возможно. В 2013 году сообщалось, что у группы французских пациентов наблюдалась стойкая ремиссия.

Эти и другие достижения вызвали волну оптимизма в отношении перспектив лечения. Этот импульс в сочетании с доступностью новых и появляющихся технологий заставил нас поверить в то, что настало время приложить все усилия, чтобы найти лекарство и, наконец, положить конец глобальной эпидемии СПИДа.

Проблемы лечения ВИЧ

amfAR разработал «план исследований», в котором определены четыре ключевые научные проблемы, которые представляют собой основные препятствия на пути к излечению:

C указывает точное расположение вирусных резервуаров, которые сохраняются в организме;
U Узнайте, как ВИЧ сохраняется в резервуарах;
R Укажите, сколько вируса они содержат; и
E ограничивают вирус

Достижение цели

Чтобы достичь амбициозной цели излечения к 2020 году, amfAR меняет способ финансирования исследований, переходя от пассивной инвестиционной стратегии к более агрессивной и ориентированной на совместные подходы к решению оставшихся без ответа вопросов.Чтобы помочь направить исследования и обеспечить инвестиции в наиболее перспективные области, amfAR создаст «Совет по лечению», группу волонтеров, в которую войдут некоторые из ведущих мировых исследователей ВИЧ / СПИДа.

Обратный отсчет до исцеления: часто задаваемые вопросы

Почему amfAR считает, что излечение возможно к 2020 году?
Научные препятствия на пути к излечению впервые в истории были ясно освещены. Мы считаем, что благодаря целенаправленным, совместным и агрессивным исследованиям, эти проблемы можно преодолеть, если мы сделаем правильные инвестиции прямо сейчас.

Что изменилось с начала эпидемии более 30 лет назад, чтобы сделать идею лекарства более правдоподобной?
Возможно, наиболее важным событием стал случай с берлинским пациентом, первым человеком, излечившимся от ВИЧ, о котором впервые было сообщено в 2008 году. Этот случай является принципиальным доказательством того, что излечение возможно. До этого момента исследования СПИДа были в основном процессом открытий. Теперь, зная ключевые научные вопросы, на которые необходимо ответить, мы переходим к новому этапу исследования решения проблем, которое является скорее технологической задачей.

Как amfAR определяет лечение в связи с ВИЧ / СПИДом?
Чтобы считаться излеченным, инфицированный должен соответствовать трем критериям: 1) иметь возможность вести нормальную здоровую жизнь; 2) отказаться от антиретровирусной терапии или любых других лекарств от ВИЧ; и 3) быть неспособным передавать вирус другим.

Каковы научные препятствия на пути к поиску лекарства?
Есть четыре научных препятствия на пути к поиску лекарства.Во-первых, нам нужно C определить местонахождение резервуаров вируса, которые сохраняются, даже когда человек принимает антиретровирусную терапию. Во-вторых, нам нужно понять, как создаются и обслуживаются эти постоянные резервуары. Нам также необходимо R , чтобы учесть количество вируса, содержащегося в резервуарах. И, наконец, мы должны E ограничить резервуары и другие неблагоприятные последствия ВИЧ-инфекции (например, иммунную дисфункцию). Если мы сделаем эти четыре вещи, у нас будет CURE .

Будет ли одно лекарство работать от всех штаммов ВИЧ или потребуется несколько «лекарств»?
Исследования дадут нам ответ на этот вопрос. Есть несколько факторов, которые могут влиять на эффективность лечения, в том числе, как долго человек был инфицирован; путь заражения; возраст человека, когда он или она заразился ВИЧ, а также текущий возраст; как скоро они начали антиретровирусную терапию; и есть ли у них оппортунистические инфекции или другие проблемы со здоровьем, связанные с ВИЧ.В зависимости от характера лечения штамм ВИЧ также может влиять на тип необходимого лечения. Иногда мы можем начать с того, что лечим некоторых людей. Возможно, не будет одного лекарства для всех, но на данном этапе мы не можем сказать наверняка.

Какое тестирование будет проводиться, чтобы подтвердить, что лекарство от ВИЧ найдено, и как будет подтверждено его признание научным сообществом в целом?
Нам нужны высокочувствительные инструменты для измерения размера резервуара и его способности активно воспроизводиться в случае отмены антиретровирусной терапии (как отмечалось выше в разделе «Препятствия»).Как только эти инструменты будут разработаны и утверждены, мы сможем определить, вылечен человек или нет. Лучшим инструментом для проверки лекарства будет время, которое может занять несколько лет.

На сегодняшний день было зарегистрировано два знаменательных случая, представляющих два типа лечения: пациент Берлина и когорта Висконти. Разве эти методы лечения не применимы к другим?
Эти подходы не могут быть широко применимы, но мы многому у них учимся, что поможет нам найти широко применимое лекарство.Пациенту из Берлина потребовалась трансплантация стволовых клеток для лечения рака (что очень необычно), и он получил клетки от донора с генетической мутацией, которая сделала его очень устойчивым к ВИЧ-инфекции (опять же, очень необычно). Все пациенты когорты VISCONTI начали терапию в течение нескольких недель после заражения (очень необычно) И решили прекратить лечение (крайне не рекомендуется).

За последние несколько лет у нас было много прорывов в исследованиях средств лечения ВИЧ, но как насчет неудач?Пациенты Генриха, которые оказались свободными от ВИЧ после трансплантации стволовых клеток, а позже испытали возрождение вируса? Как эти события влияют на текущее состояние исследований?
Каждое исследование в пробирке или на пациенте — это возможность узнать, что может сработать, а что нет. В тех случаях, когда вмешательство не работает, мы можем узнать, почему нет, и таким образом лучше понять, что будет работать.

Для завершения клинических испытаний часто требуется от восьми до десяти лет.Возможно ли излечение от ВИЧ к 2020 году?
Наша цель — обеспечить научную основу лекарства к 2020 году. Вероятность состоит в том, что, как только мы узнаем, как выглядит лекарство, пройдет некоторое время, прежде чем оно будет тщательно протестировано и запущено в производство. Трудно сказать, сколько времени займет этот процесс.

Примите участие

Находимся ли мы рядом с лекарством от ВИЧ? Вызовы и прогресс

Несмотря на более чем 35-летние исследования, ученым еще предстоит найти лекарство от вируса иммунодефицита человека (ВИЧ): вируса, вызывающего синдром приобретенного иммунодефицита (СПИД).

Антиретровирусная терапия (АРТ) стала крупным прорывом, помогающим подавить вирус, но это не лекарство. И хотя было несколько широко разрекламированных случаев излечения от ВИЧ, в том числе случай Тимоти Брауна, также известного как Берлинский Пациент, — еще не существует подхода, который позволил бы последовательно и безопасно искоренить ВИЧ на индивидуальной основе. , а тем более в глобальном масштабе. Тем не менее прогресс налицо.

TEK IMAGE / НАУЧНАЯ ФОТОБИБЛИОТЕКА / Getty Images

Вызовы

Есть несколько причин, по которым поиск лекарства от ВИЧ / СПИДа был таким долгим, испытанием за испытанием.ВИЧ — это такой сложный, многогранный, постоянно меняющийся вирус, за которым сложно угнаться.

Некоторые из текущих общих проблем, с которыми сталкиваются исследования в области ВИЧ, включают:

  • Охват групп населения, наиболее подверженных риску заражения и передачи ВИЧ
  • Обеспечение того, чтобы исследование проводилось с полностью информированного согласия участников, что означает, что они полностью понимают как риски, так и преимущества исследования
  • Разработка безопасных и эффективных кандидатов-вакцин против ВИЧ для тестирования посредством клинических испытаний на приматах как на людях, так и на нечеловеческих животных
  • Лучшее понимание механизмов иммунного ответа у людей
  • Принимая во внимание сопутствующие заболевания ВИЧ в исследованиях, чтобы любое возможное излечение принесло пользу как можно большему количеству людей
  • Повышенное внимание к изучению ремиссии, наблюдаемой у редких пациентов, прекративших лечение
  • Точное определение того, что подразумевается под «лекарством» от ВИЧ
  • Снижение стигмы, которая все еще окружает ВИЧ, с целью минимизировать его влияние на участие в исследованиях по ВИЧ
  • Получение лучшего понимания того, как эффективно лечить коинфекцию ВИЧ и управлять неудачами лечения

Трансмиссия Редуктор

Хотя сама по себе это не «лекарство», стратегия «лечение как профилактика» (TasP), включающая ежедневный прием лекарств от ВИЧ, оказалась очень эффективной в снижении передачи ВИЧ среди тех, кто уже инфицирован ВИЧ.

Более того, в 2020 году было объявлено, что ожидаемая продолжительность жизни людей с ВИЧ в Соединенных Штатах такая же, как у тех, кто никогда не был инфицирован этим вирусом, хотя у них было гораздо меньше лет хорошего здоровья.

В идеале следующим шагом будет разработка безопасной и эффективной вакцины против ВИЧ, но в настоящее время существуют некоторые проблемы, мешающие прогрессу в исследованиях.

Генетическая изменчивость

Одним из наиболее серьезных препятствий на пути к созданию широко эффективной вакцины против ВИЧ является генетическое разнообразие и изменчивость самого вируса.

Задача цикла репликации

Вместо того, чтобы сосредоточиться на одном штамме ВИЧ, исследователи должны учитывать тот факт, что он так быстро размножается, что может вызвать мутации и появление новых штаммов. Цикл репликации ВИЧ занимает немногим более 24 часов.

И хотя процесс репликации быстрый, он не самый точный — каждый раз создается много мутировавших копий, которые затем объединяются, образуя новые штаммы, поскольку вирус передается между разными людьми.

Например, в ВИЧ-1 (один штамм ВИЧ) существует 13 различных подтипов и подтипов, которые связаны географически, с вариациями от 15% до 20% внутри подтипов и вариациями до 35% между подтипами.

Это не только проблема при создании вакцины, но и потому, что некоторые из мутировавших штаммов устойчивы к АРТ, а это означает, что у некоторых людей есть более агрессивные мутации вируса.

Скрытые резервуары

Помимо постоянно развивающихся и мутирующих штаммов ВИЧ, еще одна проблема при разработке вакцины — это так называемые скрытые резервуары.Они устанавливаются на самой ранней стадии ВИЧ-инфекции и могут эффективно «скрывать» вирус от иммунного обнаружения, а также от воздействия АРТ.

Это означает, что если лечение когда-либо прекратится, латентно инфицированная клетка может реактивироваться, в результате чего клетка снова начнет продуцировать ВИЧ.

Хотя АРТ может снизить уровень ВИЧ, она не может устранить скрытые резервуары ВИЧ, а это означает, что АРТ не может вылечить ВИЧ-инфекцию.

Иммунное истощение

Существует также проблема иммунного истощения, связанная с длительной ВИЧ-инфекцией.Это постепенная потеря способности иммунной системы распознавать вирус и запускать соответствующий ответ.

Любой тип вакцины против ВИЧ, лекарства от СПИДа или другого лечения должен быть создан с учетом иммунного истощения, поиска способов решения и компенсации снижающихся возможностей иммунной системы человека с течением времени.

Ранний прогресс

Хотя прогресс в излечении от ВИЧ был медленным, на этом пути все еще были проблески надежды, указывающие на то, что ученые, возможно, постепенно приближаются к широко эффективному лечению.

Берлинский пациент

Возможно, самым известным на данный момент случаем стал Тимоти Браун, также известный как «берлинский пациент», который считается первым человеком, «функционально излечившимся» от ВИЧ.

Несмотря на свое прозвище, Браун родился в Соединенных Штатах, но ему поставили диагноз ВИЧ в 1995 году, когда он учился в Германии. Десять лет спустя ему диагностировали острый миелоидный лейкоз (ОМЛ), и ему потребовалась трансплантация стволовых клеток, чтобы иметь хоть какой-то шанс выжить после рака.

Когда врачи обнаружили, что Браун совпал с 267 донорами (многие люди не находят ни одного совпадения), они решили использовать того, у кого была мутация под названием CCR5-delta 32, которая, как считается, может вызывать иммунитет к ВИЧ.

Через три месяца после его трансплантации в феврале 2007 года ВИЧ больше не обнаруживался в крови Брауна. И хотя у него по-прежнему были осложнения с лейкемией и потребовалась дополнительная трансплантация стволовых клеток, ВИЧ-инфекция Брауна не вернулась. Так продолжалось до его смерти в 2020 году от лейкемии.

Врачи из Бригама и женской больницы в Бостоне попытались использовать аналогичную технику трансплантации стволовых клеток двум пациентам в период с 2008 по 2012 год, хотя и без использования доноров с мутацией дельта 32. Хотя пациенты первоначально испытывали неопределяемый уровень ВИЧ в течение 10 и 13 месяцев, впоследствии у них обоих произошел отскок вируса.

Лондонский пациент

В исследовании 2019 года было опубликовано подробное описание второго человека — Адама Кастильехо, на этот раз известного как «лондонский пациент», который, похоже, также функционально излечился от ВИЧ.

Его ситуация была похожа на ситуацию Брауна в том, что у него был рак, он получил химиотерапию, чтобы уничтожить его иммунную систему, а затем ему сделали трансплантацию стволовых клеток с использованием донорских клеток с генетической мутацией, которая приводит к иммунитету к ВИЧ.

На данный момент есть клинические доказательства того, что Кастильехо находится в ремиссии ВИЧ-1 в течение 30 месяцев без обнаруживаемого репликационно-способного вируса, хотя неясно, будет ли это продолжаться.

И хотя использование трансплантации стволовых клеток для создания иммунитета к ВИЧ, возможно, было успешным для Брауна и Кастильехо, это не то, что в ближайшее время будет использоваться в его нынешней форме в обычной клинической практике.

Этот многоэтапный процесс не только дорогостоящий, но и сопряжен с множеством потенциальных рисков и вреда для пациента.

Поскольку Браун и Кастильехо были больны раком и все равно нуждались в трансплантации стволовых клеток, найти донора с мутацией дельта 32 имело смысл. Тем не менее, пройти этот конкретный курс лечения для человека, не страдающего раком, нереально.

Несмотря на практические ограничения лечения, эти случаи предоставили ученым идеи, которые значительно продвинули исследования по лечению ВИЧ.

Генная терапия на основе стволовых клеток

Один из видов лечения, который показывает начальный потенциал, — это генная терапия на основе стволовых клеток — подход, во многом основанный на случае Брауна.

Его цель — восстановить иммунную систему человека с ВИЧ путем трансплантации генно-инженерных гемопоэтических стволовых клеток с генами против ВИЧ, которые могут не только самообновляться, но также могут размножаться и дифференцироваться в зрелые иммунные клетки.

Были достигнуты определенные успехи в ранних исследованиях генной терапии на основе стволовых клеток.

Исследование 2018 года с участием ВИЧ-инфицированных обезьян-косичек-макак показало, что трансплантация ген-отредактированных стволовых клеток способна значительно уменьшить размер их спящих «вирусных резервуаров», которые могут реактивироваться с образованием дополнительных копий вируса.

С тех пор был достигнут дополнительный прогресс с приматами. Согласно исследованию 2021 года, исследователи определили формулу, которая предсказывает идеальную дозу стволовых клеток, необходимую для лечения ВИЧ.

Еще работа, которую нужно сделать

Хотя этот подход показал себя многообещающим на приматах, его нельзя воспроизвести в глобальном масштабе.

Теперь цель состоит в том, чтобы воспроизвести эффекты трансплантации стволовых клеток Брауна и Кастильехо на других людях, но без токсичности, связанной с необходимостью сначала пройти химиотерапию.

Широко нейтрализующие антитела

Некоторые из наиболее многообещающих на сегодняшний день моделей вакцин включают широко нейтрализующие антитела (bNAbs) — редкий тип антител, способных воздействовать на большинство вариантов ВИЧ.

BNAb были впервые обнаружены у нескольких элитных контролеров ВИЧ — людей, которые, по-видимому, обладают способностью подавлять репликацию вируса без АРТ и не демонстрируют признаков прогрессирования заболевания.Некоторые из этих специализированных антител, такие как VRC01, способны нейтрализовать более 95% вариантов ВИЧ.

В настоящее время исследователи вакцин пытаются стимулировать производство bNAb.

Многообещающее исследование 2019 года с участием обезьян. После однократной вакцинации против ВИЧ у шести из 12 обезьян, участвовавших в испытании, выработались антитела, которые значительно задержали заражение, а в двух случаях даже предотвратили его.

bNAbs, показывающее обещание

Этот подход все еще находится на ранних стадиях испытаний на людях, хотя в марте 2020 года было объявлено, что впервые ученые смогли разработать вакцину, которая побуждает человеческие клетки генерировать bNAb.

Это примечательное развитие после многих лет прошлых исследований, которые до этого момента блокировались отсутствием надежного или специфического ответа bNAb.

Реверс задержки

Пока ученые не смогут «очистить» скрытые резервуары ВИЧ, маловероятно, что какая-либо вакцина или терапевтический подход полностью уничтожат вирус.

Некоторые агенты, в том числе ингибиторы HDAC, используемые в терапии рака, показали себя многообещающими, но пока не смогли достичь высоких уровней клиренса без риска токсичности.Кроме того, ученые не уверены, насколько обширны эти резервуары.

Тем не менее, есть надежда, что комбинация агента, обращающего латентный период, с вакциной (или другими стерилизующими агентами) может быть успешной с помощью лечебной экспериментальной стратегии, известной как «пнул и убил» (также известный как «шокируй и убей»). это в настоящее время расследуется.

Стратегия удара и убийства

Это двухэтапный процесс:

  1. Во-первых, препараты, называемые агентами, обращающими латентный период, используются для реактивации латентного ВИЧ, скрывающегося в иммунных клетках (часть «пинка» или «шока»).
  2. Затем, как только иммунные клетки реактивируются, иммунная система организма — или препараты против ВИЧ — могут нацеливаться на реактивированные клетки и уничтожать их.

К сожалению, агенты, обращающие латентный период, сами по себе не способны уменьшить размер вирусных резервуаров.

Другая стратегия обращения латентного периода может включать ингибиторы PD-1, такие как кейтруда (пембролизумаб), которые показали себя многообещающими в очищении вирусных резервуаров, потенциально обращая вспять иммунное истощение.

PD-1 действует как иммунная контрольная точка и предпочтительно экспрессируется на поверхности постоянно инфицированных клеток.Но на данный момент все еще неясно, играет ли PD-1 функциональную роль в латентном периоде ВИЧ и сохранении резервуара.

Слово от Verywell

Несмотря на прогресс в достижении излечения от ВИЧ, еще слишком рано говорить, когда может произойти прорыв.

К счастью, ученые добились больших успехов в профилактике ВИЧ, особенно с помощью доконтактной профилактики (или PrEP). Идея PrEP состоит в том, чтобы дать людям с высоким риском заражения ВИЧ, но не инфицированным, возможность предотвратить это, принимая таблетки один раз в день.При правильном и постоянном использовании PrEP снижает риск заражения ВИЧ от секса примерно на 99%, а от инъекционных наркотиков — на 74%.

Но до тех пор, пока не будет найдено лекарство, лучшим выходом для людей с ВИЧ будет антиретровирусная терапия, которая может снизить риск заболеваний, связанных с ВИЧ, и сохранить ожидаемую продолжительность жизни — для жителей Соединенных Штатов — на той же продолжительности, что и для тех, кто этого не делает. есть ВИЧ.

Есть ли лекарство от ВИЧ и СПИДа?

БЫСТРЫЕ ФАКТЫ

  • От ВИЧ нет лекарства, хотя антиретровирусное лечение может контролировать вирус, а это означает, что люди с ВИЧ могут жить долгой и здоровой жизнью.

  • Большинство исследований направлено на поиск функционального лекарства , при котором ВИЧ снижается до неопределяемого и безвредного уровня в организме навсегда, но некоторые остаточные вирусы могут оставаться.

  • Другое исследование направлено на поиск стерилизующего средства , при котором ВИЧ полностью удаляется из организма, но это более сложно и рискованно.

  • Испытания вакцин против ВИЧ обнадеживают, но пока предлагают лишь частичную защиту.

Лекарства от ВИЧ пока не существует.Однако лечение может контролировать ВИЧ и дать людям возможность жить долгой и здоровой жизнью. Это может включать достижение неопределяемой вирусной нагрузки. Если вы считаете, что подвергались риску заражения ВИЧ, важно пройти тестирование. Тестирование — единственный способ узнать наверняка, есть ли у вас вирус.

Если вы уже прошли тестирование и получили положительный результат, вам будет рекомендовано как можно скорее начать антиретровирусное лечение. Лечение — единственный способ справиться с ВИЧ и предотвратить его повреждение вашей иммунной системы.Это также снижает риск передачи ВИЧ вашим половым партнерам.

Будет ли когда-нибудь лекарство от ВИЧ?

Исследователи и ученые считают, что мы можем найти лекарство от ВИЧ. Мы знаем много о ВИЧ, а также о некоторых видах рака. Ученые исследуют два типа лечения ВИЧ: функциональное и стерилизующее (не существует «естественного лечения» или «лечения травами»). (От СПИДа никогда не будет лекарства, потому что СПИД — это определяющий набор симптомов, а не вирус, как ВИЧ.)

Функциональное отверждение

Функциональное лекарство подавит количество вируса ВИЧ в организме до такого низкого уровня, что его невозможно будет обнаружить или вызвать заболевание — но он все равно будет присутствовать. Некоторые люди думают, что антиретровирусное лечение является эффективным лечением, но большинство определяют функциональное лечение как что-то, что подавляет вирус без необходимости постоянного антиретровирусного лечения.

Есть несколько примеров людей, которые, как считается, были функционально излечены, например, Миссисипи Бэби, но во всех этих случаях вирус появлялся повторно.Большинство из этих людей получали антиретровирусное лечение очень быстро после заражения или рождения.

Стерилизующее средство

Стерилизующее лекарство — это лекарство, при котором вирус ВИЧ полностью удаляется из организма, в том числе из скрытых резервуаров. Есть только один известный человек, которого вылечили таким образом: Тимоти Браун, также известный как «берлинский пациент».

В 2007-08 годах Браун прошел курс химиотерапии и пересадку костного мозга для лечения лейкемии. Его трансплантат был получен от человека с естественной генетической устойчивостью к ВИЧ.Он был излечен от ВИЧ, но ученые не до конца понимают, почему. Кроме того, поскольку пересадка костного мозга может быть опасной, она непрактична в качестве более широкого средства лечения ВИЧ. Однако этот процесс дал исследователям важную информацию, которую они используют для лечения.

Изучение лекарства от ВИЧ: основные подходы

  1. «Активировать и уничтожить» (иногда известное как «Шокируй и убей»), цель которого — вымыть вирус из его резервуаров и затем убить инфицированные клетки.
  2. Редактирование гена, цель которого — изменить иммунные клетки, чтобы они не могли быть инфицированы ВИЧ.
  3. «Иммунная модуляция», которая ищет способы навсегда изменить иммунную систему, чтобы лучше бороться с ВИЧ.
  4. Трансплантация стволовых клеток, цель которой — полностью устранить инфицированную иммунную систему человека и заменить ее донорской иммунной системой. Это наиболее сложный и рискованный подход.

Несмотря на то, что в этих областях проводятся многообещающие исследования, на горизонте нет решения.

Вакцина против ВИЧ

Ряд испытаний вакцины против ВИЧ показали обнадеживающие результаты. Однако до сих пор вакцина обеспечивала лишь частичную защиту и ее необходимо было использовать в сочетании с другими вариантами профилактики и лечения.

Что мне делать, пока не появится лекарство от ВИЧ?

На данный момент лучшее, что можно сделать для вашего здоровья, — это регулярно проходить тестирование на ВИЧ. Если у вас есть вирус, как можно скорее начните антиретровирусное лечение и продолжайте принимать его регулярно в соответствии с предписаниями.

ПОМОГИТЕ НАМ ПОМОГИТЕ ДРУГИМ

Avert.org помогает предотвратить распространение ВИЧ и улучшить сексуальное здоровье, предоставляя людям достоверную и актуальную информацию.

Мы предоставляем все это БЕСПЛАТНО, но для того, чтобы Avert.org продолжал работать, нужны время и деньги.

Можете ли вы поддержать нас и защитить наше будущее?

Помогает каждый вклад, даже самый маленький.

Фото: © iStock.com / nicolas_

Насколько мы близки к лекарству от ВИЧ?

Чуть более десяти лет назад исследователи объявили о первом: они вылечили пациента от ВИЧ.Тимоти Рэй Браун, известный как берлинский пациент, нуждался в трансплантации костного мозга для лечения острого миелоидного лейкоза. Врачи использовали возможность заменить его костный мозг стволовыми клетками донора с генным иммунитетом к ВИЧ. Это сработало: лейкоз Брауна был излечен, как и его ВИЧ. Совсем недавно, в 2019 году, в Лондоне вылечили второго пациента, на этот раз лечившегося от лимфомы Ходжкина.

Но хотя это самые известные истории излечения пациентов от ВИЧ, их лечение представляет собой лишь один из множества новых подходов к борьбе с вирусом — и один из наименее широко применимых.Слишком инвазивно и слишком рискованно проводить трансплантацию костного мозга человеку, у которого еще нет рака, требующего этой процедуры, особенно с учетом того, что большинство пациентов с диагнозом ВИЧ и доступ к медицинской помощи могут эффективно контролировать заболевание с помощью лекарств. Фактически, у пациента, получающего антиретровирусную терапию или АРТ, сегодня такая же продолжительность жизни, как и у человека без ВИЧ.

Другие новые подходы обещают более эффективное лечение и, да, когда-нибудь, излечение от ВИЧ. Это особенно важно, поскольку не все пациенты хорошо реагируют на АРТ, включая тех, кто страдает серьезными побочными эффектами, такими как потеря костной массы и потеря веса, а также проблемы с печенью, почками или сердцем.«[С ART] вы вкладываете невероятное количество
обязанность пациента просить его принимать эти препараты каждый день до конца жизни », — говорит Райан Макнамара, вирусолог из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл.

Проблема ВИЧ

Причина, по которой ВИЧ так трудно вылечить, в первую очередь связана с тем, как вирус может скрываться в организме. Когда вирус атакует, он встраивается в ДНК клетки — ее геном. Оттуда он захватывает внутреннюю работу клетки, чтобы воспроизвести себя, создавая больше вирионов ВИЧ, которые будут атаковать большее количество клеток.Здесь могут вмешаться антиретровирусные препараты, блокирующие определенные части этого процесса.

Но иногда ВИЧ атакует, встраивается в геном и просто… ждет. Там, в скрытом виде, это безопасно для иммунной системы и от антиретровирусных препаратов. Недавние исследования показывают, что это адаптация вируса, препятствующая обнаружению. «Он прячется, и никакое количество наркотиков, которые мы используем в настоящее время, не найдет», — говорит Макнамара.

Одна из новых стратегий, позволяющих обойти это, заключается в том, чтобы вывести скрытые вирусы из укрытия.В 2020 году исследователи эффективно добились отмены латентности как у мышей, так и у макак-резус в лаборатории. Обработав животных небольшой молекулой под названием AZD5582, они могли запустить клеточные пути, которые активируют вирус, делая его видимым для антиретровирусных препаратов. В настоящее время проводится по крайней мере три клинических испытания для проверки эффективности агентов, обращающих латентный период, на людях.

Это более элегантный подход, чем трансплантация костного мозга, которая вылечила пациентов из Берлина и Лондона, которую Макнамара сравнивает со сценой в Парке Юрского периода, где команда надеется, что перезагрузка системы решит их проблемы.И хотя трансплантат с ВИЧ-иммунными клетками теоретически может очистить и восстановить всю иммунную систему, он все равно не поможет против любого ВИЧ, скрывающегося в так называемых иммунных привилегированных участках.

«Когда вы поражаете иммунную систему, вы не попадаете в этот скрытый резервуар», — говорит Макнамара. «Тогда у вас настоящая проблема. Как только иммунная система восполнится, вирус может проснуться, и дела пойдут очень быстро ».

Другой подход — который, возможно, теоретически, но пока не возможен практически, — это использование инструментов редактирования генов CRISPR для редактирования генов ВИЧ вне генома.До сих пор исследования проводились только на мышах, но если бы изменения генов, происходящие в нежелательных местах (известные как нецелевые эффекты), можно было бы свести к безопасному минимуму, этот метод однажды можно было бы использовать на людях.

Антитела спешат на помощь

Возможно, самое многообещающее направление в исследованиях ВИЧ, говорит Макнамара, — это широко нейтрализующие антитела. Они естественным образом встречаются в иммунной системе человека.
небольшая часть пациентов с ВИЧ, у которых инфекция никогда не переходит в СПИД.Исследователи изучают, как использовать их для лечения других пациентов.

ВИЧ подвержен мутациям, что позволяет ему мешать работе иммунной системы и ретровирусных препаратов, предназначенных для определенных версий вируса. Для большинства пациентов с ВИЧ это означает, что их иммунная система всегда находится в гипердвигателе, изо всех сил пытаясь отразить движущуюся цель. «Это непрерывная война между вирусом и иммунной системой», — говорит Макнамара.

Но у некоторых пациентов есть особый тип антител, которые постоянно действуют.«Когда дело доходит до широкой нейтрализации антител, вирус никогда не сможет победить», — говорит Макнамара. «У антител это проверено».

Хотя скрытые резервуары по-прежнему являются для них препятствием, широко нейтрализующие антитела показывают многообещающие перспективы, когда дело доходит до сдерживания вируса — в частности, обеспечения того, чтобы инфекция никогда не перешла в СПИД, и что риск его передачи низок. Некоторые исследователи изучают, как их можно использовать как для лечения, так и для профилактики ВИЧ, в то время как другие изучают, как комбинация нейтрализующих и ненейтрализующих антител может даже иметь некоторую эффективность против латентных клеток.

Укол от ВИЧ?

«Многие люди спрашивают меня: когда мы собираемся сделать вакцину против ВИЧ? И я им хорошо говорю, что они у нас уже есть, просто они не так уж хороши, — объясняет Макнамара. «Я думаю, что нас прогнили эти вакцины против COVID, эффективность которых составляет от 90 до 95 процентов… они почти поднимают планку иммунологии в целом».

Исследователи десятилетиями искали вакцину против ВИЧ. Основным препятствием было найти препарат с достаточно высоким уровнем эффективности, чтобы фармацевтические компании захотели инвестировать, а FDA — одобрить.Сейчас, по словам Макнамара, проводится множество испытаний вакцин с эффективностью примерно 40%. Это просто не годится.

Помимо терапии антителами, Макнамара говорит, что его больше всего волнует, как развивается эта область сейчас, когда стигматизация ВИЧ-инфекции снизилась.

«Похоже, что между сообществом людей, живущих с ВИЧ / СПИДом, и медицинским сообществом установилось доверие. И это заняло много времени », — говорит Макнамара. «В первые дни эпидемии ВИЧ в начале 1980-х это было ужасно.Это было действительно некрасиво. И многие люди, в том числе Энтони Фаучи, приложили немало усилий, чтобы исправить многие из этих ошибок ». Он говорит, что он с нетерпением ждет нового чувства общения и доверия. «Если у вас нет доверия, вы не сможете проводить клинические испытания. Вы не можете вводить какие-либо новые схемы приема лекарств ».

Что касается того, насколько мы близки к излечению от ВИЧ? «Если бы вы спросили меня об этом 10 лет назад, я, возможно, сказал бы никогда», — говорит Макнамара. «Но за последние 10 лет я изменил свое мнение.Я действительно думаю, что мы увидим лекарство в течение моей жизни ».

Насколько широко и быстро мы сможем развернуть это лекарство — это другой вопрос: наличие лекарства или вакцины отличается от внедрения его во всем мире. Эдвард Дженнер открыл противооспенную вакцину в 1796 году, последняя вспышка оспы в США произошла в 1949 году, а в 1980 году болезнь была объявлена ​​полностью искорененной. Джонас Солк разработал вакцину против полиомиелита в 1952 году, с 1979 года в США не было случаев заболевания. но это заболевание еще не искоренено в глобальном масштабе.Как быстро исчезнет ВИЧ, когда у нас будет вакцина?

«Я не думаю, что мы искореним ВИЧ за мою жизнь», — говорит Макнамара. «Но я могу предположить, что даже к концу десятилетия у нас могут быть воспроизводимые результаты, когда мы вылечим некоторых пациентов. Делаете это на постоянной основе? Наверное, еще 10 лет. Я думаю, что технология есть ».

5 лучших историй о вакцинах и лечении от ВИЧ от AIDS 2020

На недавней 23-й конференции Международного общества по СПИДу, также известной как AIDS 2020, были представлены последние исследования, направленные на разработку лекарства и вакцины от ВИЧ.

Бразильский мужчина, который 15 месяцев не принимал антиретровирусные препараты, до сих пор не обнаружив ВИЧ ни в одном тесте, может представлять собой первый случай функционального излечения без риска трансплантации стволовых клеток. Однако эксперты предостерегают от слишком подробного изучения этого дела, поскольку он включал только одного человека, а обширное тестирование на наличие следов ВИЧ в различных участках тела мужчины еще не проводилось. Наше освещение включает видеоинтервью с доктором Андреа Саварино, одним из задействованных ученых, а также комментарий Гаса Кэрнса из NAM, который спрашивает, был ли кто-то только что излечен от ВИЧ с помощью дешевой и простой схемы приема лекарств?

Ведущие исследователи обсуждали, может ли генная терапия или иммунотерапия привести к излечению от ВИЧ.У нас есть доказательство концепции генной терапии в случаях двух мужчин, вылечившихся после трансплантации стволовых клеток от доноров с мутацией в гене CCR5. Однако некоторые эксперты полагают, что иммунотерапия с большей вероятностью приведет к длительной ремиссии ВИЧ и может быть реализована в широком масштабе, отмечая, что иммунотерапия уже используется для лечения рака.

Глоссарий

лечение

Для устранения болезни или состояния человека или для полного восстановления здоровья.Лекарство от ВИЧ-инфекции — одна из конечных долгосрочных целей современных исследований. Это относится к стратегии или стратегиям, которые позволят устранить ВИЧ из организма человека или обеспечить постоянный контроль над вирусом и сделать его неспособным вызывать болезнь. «Стерилизующее» лекарство полностью уничтожило бы вирус. «Функциональное» лекарство подавило бы вирусную нагрузку ВИЧ, удерживая ее ниже уровня обнаружения без использования АРТ. Вирус не будет выведен из организма, но будет эффективно контролироваться и не будет вызывать никаких заболеваний.

ген

Единица наследственности, определяющая особенности формы живого организма. Этот генетический элемент представляет собой последовательность ДНК (или РНК для вирусов), расположенную в очень специфическом месте (локусе) хромосомы.

генная терапия

Тип экспериментального лечения, при котором чужеродный генетический материал (ДНК или РНК) вставляется в клетки человека для предотвращения болезни или борьбы с ней.

элитные контроллеры

Небольшая группа людей, живущих с ВИЧ, которые способны контролировать репликацию ВИЧ при отсутствии антиретровирусного лечения в течение необычно длительного периода времени (также известные как контролеры ВИЧ).Однако, поскольку ВИЧ продолжает воспроизводиться даже у элитных контролеров, АРТ рекомендуется элитным контролерам, у которых снижается количество CD4 или у которых развиваются осложнения, связанные с ВИЧ. Около половины элитных контролеров также можно охарактеризовать как длительно не прогрессирующих.

стволовые клетки

Клетки, из которых происходят все клетки крови. Костный мозг богат стволовыми клетками.

Комбинация инъекционной антиретровирусной терапии вскоре после заражения и весатолимода (новый иммуноактивирующий препарат) быстро подавила вирусную нагрузку и замедлила реакцию антител на вирус в исследовании на обезьянах, что предполагает возможную роль весатолимода в стратегии лечения.

Ученые, работающие над излечением, пытаются лучше описать «скрытый резервуар» ДНК ВИЧ у элитных контролеров — людей, живущих с ВИЧ, которые контролируют репликацию ВИЧ, не принимая антиретровирусную терапию, — чтобы понять естественный контроль этих людей над вирусом. Они сообщили, что у элитных контролеров низкий уровень интактного провируса (вируса, способного к репликации), и это связано с наличием рецепторных молекул на поверхности их иммунных клеток, которые менее восприимчивы к ВИЧ-инфекции.

Биотехнологическая фирма Moderna разрабатывает вакцину против ВИЧ, которая побуждает клетки производить собственные вирусоподобные частицы, которые для иммунной системы выглядят как ВИЧ. Они надеются, что это «научит» систему распознавать максимально возможное количество вариантов ВИЧ и их наиболее универсальные части. Данные, представленные в ходе контрольного исследования, в котором вакцина тестировалась против вирусной инфекции у животных, включали как разочаровывающие, так и обнадеживающие результаты.

Щелкните по ссылкам, чтобы узнать больше.

Вы также можете прочитать о 5 основных историях о COVID-19 у людей с ВИЧ, 5 основных историях о лечении ВИЧ и 10 основных историях о профилактике ВИЧ от AIDS 2020.

Молекула антибиотика позволяет иммунной системе убивать клетки, инфицированные ВИЧ

С тех пор, как первые случаи загадочной болезни в начале 1980-х годов переросли в пандемию ВИЧ / СПИДа, исследователи искали способы перехитрить смертельный вирус. Теперь, благодаря антиретровирусной терапии, люди, живущие с ВИЧ, могут жить относительно нормальной продолжительностью жизни — при условии, что они принимают лекарства каждый день.

«Если они когда-либо прекратятся, вирус восстановится и восстановится до высоких уровней, наблюдавшихся до запуска, — и это, кажется, так даже после десятилетий терапии», — говорит Марк Пейнтер, доктор философии, аспирант в отделение микробиологии и иммунологии Медицинской школы Мичиганского университета.

Причина в том, что ВИЧ может скрываться внутри генома человека, бездействовать и быть готовым появиться в любой момент. Из-за этого настоящее лекарство от ВИЧ зависит от пробуждения латентного вируса и его уничтожения до того, как он снова получит шанс овладеть клетками организма, — метод, известный как шок и убийство.

Работая с командой под руководством Кэтлин Коллинз, доктора медицины, доктора философии, они намеревались найти оружие, чтобы убить ВИЧ, нацелившись на белок под названием Nef. В 1998 году Коллинз, профессор внутренней медицины, микробиологии и иммунологии, обнаружил, что ВИЧ использует Nef, чтобы уклоняться от иммунной системы организма, подавляя функционирование белка на поверхности клетки, что позволяет иммунным клеткам знать, что клетка инфицирована и нуждаются в устранении. Отключив этот белок, называемый MHC-I, инфицированные клетки могут размножаться.

В ходе исследования была предпринята попытка определить, есть ли на рынке одобренный FDA препарат или молекула, которые могут преодолеть Nef, восстановить функционирование MHC-I и позволить собственной иммунной системе организма, в частности клеткам, известным как цитотоксические Т-лимфоциты, распознавать ВИЧ-инфицированные клетки и уничтожить их.

«Мы начали скрининг библиотеки из 200 000 малых молекул и не обнаружили ни одной ингибированной Nef», — говорит Пейнтер. Не испугавшись, они подошли к Дэвиду Шерману, доктору философии. из UM Life Sciences Institute, лаборатория которого изучает биосинтез натуральных продуктов из микробов, таких как цианобактерии.

«Часто синтетические молекулы имеют довольно низкую молекулярную массу, что означает, что они довольно малы. И если вам нужно разрушить большую поверхность или интерфейс белка, например, с Nef, небольшая молекула не будет работать хорошо или вообще не будет работать », — объясняет Шерман. «С другой стороны, библиотека натуральных продуктов, подобная той, что есть в LSI, будет содержать молекулы с большим диапазоном веса и размера».

После проверки примерно 30 000 молекул они обнаружили, что класс молекул антибиотиков, называемых плейкомакролидами, ингибирует Nef.

«Плейкомакролиды широко используются в лабораторных экспериментах, когда нужно отключить лизосомы. Из-за этого они считаются токсичными и опасными для использования в качестве наркотиков », — говорит Пейнтер. Лизосома — это важная клеточная органелла, используемая для разрушения изношенных частей клеток, вирусов и бактерий.

Однако команда определила, что плейкомакролид под названием конканамицин А ингибирует Nef в гораздо более низких концентрациях, чем те, которые необходимы для ингибирования лизосомы. «Как ведущее соединение для разработки лекарств, это довольно интересно, потому что мы можем использовать очень низкие дозы и ингибировать Nef без кратковременной токсичности для клеток», — сказал Пейнтер.

ПОДРОБНЕЕ В ЛАБОРАТОРИИ: Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку новостей

В экспериментальном эксперименте, подтверждающем концепцию, они обрабатывали ВИЧ-инфицированные Nef-экспрессирующие клетки конканамицином А и обнаружили, что цитотоксические Т-клетки способны очищать инфицированные Т-клетки.

«Мне очень приятно этот проект, который начался в моей лаборатории более десяти лет назад и наконец завершился. Я надеялся, что мы найдем что-то, что работает так же хорошо, как это соединение, но это никогда не было гарантией того, что мы действительно добьемся успеха.Этот тип исследования рискован, но чрезвычайно важен из-за потенциального вознаграждения », — говорит Коллинз. Но, добавляет она, эта молекула еще не готова к использованию в качестве лекарства для лечения ВИЧ-инфицированных. «Для оптимизации состава потребуются дополнительные исследования. Нам нужно будет дополнительно отделить мощную ингибирующую активность Nef от более токсичного воздействия на функцию лизосом, чтобы сделать ее жизнеспособной терапией ».

Коллинз, Пейнтер и их коллеги продолжают работу по совершенствованию химического состава конканамицина А, чтобы сделать его еще более жизнеспособным в качестве потенциальной терапии.Пейнтер отмечает, что в сочетании с АРТ и будущими методами лечения, которые шокируют латентный ВИЧ-инфекцию, эта терапия может быть использована для удаления любого оставшегося вируса, по сути, излечения ВИЧ.

Эта работа была поддержана UM Life Sciences Institute, Фондом Margolies для Центра химической геномики LSI, профессором Ханса В. Валтайха, Институтом Таубмана и Национальными институтами здравоохранения.

Цитируемая статья: «Конканамицин А противодействует Nef ВИЧ-1, усиливая иммунный клиренс инфицированных первичных клеток цитотоксическими Т-лимфоцитами», PNAS .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

© Женский журнал 2022 Все права закотяшены